A
A
1
2
3
...
24
25
26
...
31

– Я не хотела тебя обидеть! – горячо запротестовала она. – Просто знай, что я пойму, если ты передумаешь.

– Оставим этот разговор.

Но в Чарити словно бес вселился. Она и сама не понимала, кто дергает ее за язык, заставляя городить одну бестактность за другой.

– Зря, выходит, мы затеяли весь этот маскарад со свадьбой! – выпалила она и похолодела от ужаса, осознав, сколь неуместно ее замечание.

– Смотря что считать маскарадом, – неожиданно хрипло выдохнул Жерар.

Удивленно подняв глаза, Чарити наткнулась на пристальный немигающий взгляд Жерара. Ее бросило в жар. Только теперь она поняла, зачем Жерар пришел к ней в комнату, рискуя разбудить и получить очередной нагоняй по поводу отсутствия привычки стучаться…

Я нужна ему. Он меня хочет. Вернее, хочет женщину, чтобы забыть в ее объятиях свое горе, скорбно поправилась Чарити, не сводя глаз с потемневшего лица Жерара.

Впрочем, ей было уже все равно. Самолюбие, гордость, обида – что значат они по сравнению с безумной радостью, наполнившей ее тело? Она наконец-то нужна ему! И, не раздумывая больше ни секунды, Чарити встала на цыпочки и прильнула к губам Жерара.

– Что бы это значило? – попытался пошутить он, но голос его дрожал и срывался.

– У меня сегодня брачная ночь, – напомнила Чарити, удивляясь собственной смелости. – Я хочу тебя! – И попросила, щадя его гордость: – Ты ведь согласен, правда? Пожалуйста…

Она знала, что не переживет, если Жерар сейчас отвергнет ее, и со страхом ждала приговора. Но Жерар не сказал ни слова. Неразборчиво пробормотав что-то сквозь зубы, он крепко привлек Чарити к себе и завладел ее губами.

В призрачном лунном свете, льющемся сквозь окно, он с торопливой жадностью ласкал послушное тело Чарити, едва прикрытое распахнувшимся пеньюаром. Потом резко оттолкнул ее и принялся яростно раздеваться.

Дрожащая, растерянная, Чарити молча смотрела на него. Она уже видела, что Жерар презирает себя за слабость. Понимала, что в такой ситуации уважающая себя женщина должна молча собрать вещи и уйти прочь. Но Чарити не могла сделать этого. Ноги ее словно приросли к полу, а глаза неотступно следили за тем, как белая сорочка Жерара летит на ковер вслед за смокингом. Наконец, оставшись только в брюках, Жерар повернулся к Чарити.

– Ты… не закончил, – неуверенно прошептала она.

– Потом! – рявкнул Жерар и, легко, словно пушинку, подхватив ее на руки, опрокинул на кровать.

Он принялся страстно осыпать поцелуями лицо, шею и грудь Чарити. Видимо, на этот раз Жерар решил сделать все возможное, чтобы вознести молодую жену на небеса. Чарити извивалась всем телом, зарываясь лицом в густые завитки волос на широкой груди Жерара. Вскоре она была уже настолько распалена, что не могла ждать. Широко раздвинув ноги, Чарити бессвязно умоляла Жерара не медлить. Она просила его поскорее начать, но он только сильнее распалял ее страсть, не позволяя достичь разрядки.

Наконец он обнажился полностью. Чарити с облегчением вздохнула, но Жерар молча подмял ее под себя и вновь принялся ласкать ее сочащееся влагой лоно, пока она не закричала. Тогда-то он с ликованием вошел в нее. Чарити изогнулась и с громким криком провалилась в бездну долгожданного наслаждения.

* * *

Потом они сидели друг напротив друга в кухне и пили остывший кофе. Было так тихо, что Чарити казалось, будто она слышит тоскливый стук собственного сердца. Похоже, на этот раз все действительно было ошибкой…

– Не говори ничего! – резко попросила она, не поднимая головы от кружки.

Лицо ее казалось бледнее обычного, всклокоченные волосы прядками падали на плечи, укутанные в огромное махровое полотенце.

Жерар, напротив, был полностью одет и выглядел превосходно. Чарити неприязненно нахмурилась, вспомнив, как сразу же после кульминации он молча встал с постели и ушел в свою комнату принимать душ и переодеваться. Как будто после сеанса с проституткой! – подумала она, сморщившись от боли.

– Прости? – Жерар непонимающе приподнял брови.

– Молчи! – прошипела Чарити, содрогаясь от отвращения к себе.

Жерар пожал плечами и промолчал, уткнувшись в свою чашку. Приглядевшись, – Чарити заметила черные тени, залегшие под его покрасневшими от бессонной ночи глазами, и резкие морщинки по обе стороны рта. Ей стало стыдно, жалость захлестнула сердце. Чарити захотелось сказать Жерару что-нибудь ободряющее и…

– У тебя есть любовница? – услышала она собственный дрожащий голосок.

– Что? – не сразу понял Жерар, оторвавшись от чашки.

– Жаклин сказала мне, что у тебя есть любовница. Я давно хотела тебя спросить, но… закрутилась и забыла.

Жерар нахмурился.

– Жаклин? Когда она сказала тебе это?

– Когда праздновали помолвку, – нетерпеливо пояснила Чарити. – Она даже показала мне нескольких женщин и предложила угадать… – Чарити осеклась, заметив, как угрожающе изменилось выражение лица Жерара.

– У меня нет никакой любовницы, – очень серьезно ответил он. – Неужели ты допускаешь, что я мог бы лгать тебе? Жаклин просто хотела причинить тебе боль. Она не привыкла проигрывать и хотела взять реванш.

– Наверное. – Чарити кивнула, выругав себя последними словами за идиотскую доверчивость, едва не доведшую до беды. – И, тем не менее, я перед ней действительно виновата.

– Ты? – Жерар поперхнулся кофе. – С какой стати?

– Ну… она тебя любит, а ты опять переспал со мной!

Он поморщился.

– Что за вульгарные выражения? Мне казалось, мы занимались любовью.

– Это была не любовь! – взорвалась Чарити. – Не смей употреблять это слово! Мы занимались сексом! Точно так же, как на прошлой неделе. А п-потом, – заикаясь от волнения крикнула она, – ты ушел! Опять ушел, и я почувствовала себя опозоренной! – Чарити уронила голову на руки и глухо закончила? – Ты унизил меня, как и на прошлой неделе.

– Чарити, – Жерар тяжело вздохнул, – поверь, я не хотел причинить тебе боль. Я привык так поступать. Мне и в голову не пришло, что я могу этим тебя обидеть!

– То есть… ты всегда так ведешь себя с женщинами?

– Да, – помолчав, ответил Жерар. – Я всегда ухожу сразу же после того, как все закончено.

Чарити вздрогнула. Значит, я для него не больше, чем очередная женщина… Он не испытывает ко мне ничего такого, что заставило бы изменить привычкам. Видимо, мадам де Вантомм была права – покойная жена навсегда останется единственной Женщиной в жизни Жерара. Вот почему он так презирал себя за то, что изменил своей Лоре, поддавшись желанию обладать Чарити Уилкс!

– Убирайся к черту! – прошептала Чарити, вскакивая на ноги.

Не помня себя от отчаяния, она выскочила за дверь и понеслась по коридору. Заливаясь слезами, влетела в спальню, рухнула на постель и громко разрыдалась.

– Чарити… – раздался над ней испуганный голос Жерара.

– Убирайся к черту! – крикнула она, содрогаясь от рыданий.

– Ради Бога перестань! – умоляюще прошептал Жерар, и Чарити невольно открыла глаза, потрясенная болью и растерянностью, звучащими в его голосе. Не говоря ни слова, Жерар подхватил ее на руки и крепко прижал к груди. – Ну хватит, хватит… – зашептал он, укачивая ее, будто малого ребенка. – Сколько же ты будешь плакать?

– Пусти! – взмолилась Чарити, безуспешно пытаясь вырваться. – Пожалуйста, пусти меня…

Вместо ответа он принялся целовать ее мокрые голубые глаза и соленые щеки. Все еще всхлипывая, Чарити обхватила его за шею и нетерпеливо подставила распухшие губы. Жерар хрипло рассмеялся и закрыл их поцелуем.

– Ревушка… – нежно шепнул он. – Стыдись! Ты плачешь гораздо чаще, чем Полин.

Чарити зажмурилась, успев подумать, что, похоже, Жерар опять не оставил ей выхода. На губах его чувствовался соленый привкус ее слез, это придавало поцелую какую-то мучительную сладость. Желание проснулось так быстро, что Чарити даже не успела удивиться. Жерар сдернул с нее полотенце, и она торопливо увлекла его на постель. Тело Чарити послушно плавилось в умелых руках Жерара, подчиняясь заданному им ритму.

25
{"b":"544","o":1}