ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так проходили недели. Полин росла очень быстро, меняясь с каждым днем. Больше всего она полюбила лежать в саду на расстеленном одеяльце, рассеянно посасывая палец ноги и глядя в синее небо внимательными черными глазками. Жерар и Чарити не могли нарадоваться на свою любимицу. Как и предсказывал Жерар, средиземноморское солнце превратило Полин в настоящую южанку – смуглую, крепкую и веселую.

Получив из Лондона документы, удостоверяющие факт того, что Полин Уилкс окончательно и бесповоротно стала Полин де Вантомм, молодые родители решили отметить это событие настоящим банкетом. Жерар заказал столик в самом дорогом ресторане Ниццы.

Когда Чарити в длинном вечернем платье с оголенной спиной чинно входила в зал, опираясь на руку мужа, безукоризненно элегантного в черном смокинге, ей казалось, будто она ступает по облакам. Разве может человек быть так счастлив? Они засиделись до поздней ночи. Еда была превосходной, белое вино слегка туманило голову, и Чарити едва не проговорилась Жерару о том, что занимало ее в последние несколько дней. В самый последний момент она все же заставила себя промолчать. Будет лучше, если Жерар узнает обо всем тогда, когда ее подозрения превратятся в твердую уверенность. Чарити зажмурилась и сладко вздохнула, представив, как поразится Жерар, когда узнает, что у Полин, возможно, скоро появится братик. Или сестренка.

Словом, жизнь была прекрасна и ничто не предвещало беды. А она, как известно, всегда подкрадывается неожиданно.

* * *

Это случилось жарким утром. Жерар поехал по делам в Ниццу, Чарити напросилась с ним. Ей нужно было заглянуть в аптеку и пройтись по магазинам, потом Пьер отвез бы ее домой, а позже вернулся за хозяином. У банка Жерар вышел, поцеловал жену и поручил ее попечению шофера.

– Ты сделала его таким счастливым, – доверительно заметил Пьер, когда машина тронулась в направлении торгового центра. – Я очень давно не видел его таким молодым и сияющим. Раньше он все больше грустил…

Чарити замерла, без труда прочитав в бесхитростном признании шофера намек на трагедию, пережитую Жераром после смерти Лоры. Как всегда при мысли об этой женщине, сердце ее заныло от бессильной ревности. Неужели Жерар никогда больше не сможет полюбить? Неужели его сердце навсегда принадлежит этой удивительной женщине, так рано ушедшей из жизни?

Прекрати себя жалеть! – приказала себе Чарити. Ты жива, ты вместе с Жераром, и с тобой он счастлив! У нас все еще впереди! Как ни странно, ей сразу стало легче. Солнце слепило глаза, в воздухе пахло морем, а в двадцать один год проще простого поверить в то, что вскоре все изменится к лучшему.

Чарити отпустила шофера, договорившись встретиться часа через три, и отправилась по магазинам. Когда через час она выходила из аптеки, бережно сжимая в руке пакетик с единственной покупкой, то лицом к лицу столкнулась с тетей Брендой.

– Тетя! – радостно воскликнула Чарити. Тетка медленно подняла голову, посмотрела куда-то мимо Чарити и снова отвернулась.

– Тетя Бренда! – повторила Чарити, хватая ее за рукав. – Вы меня не узнаете? Да это же я, Чарити!

Тетка неприязненно окинула ледяным взглядом легкий льняной костюм племянницы, задержалась на золотистом топике и скептически поджала губы, безошибочно оценив, в какую кругленькую сумму обошлась эта неброская простота.

– Незачем так орать, – нехотя разлепила она ярко накрашенные губы. – Я тебя сразу узнала.

Она даже не пыталась скрыть, что не рада встрече. Чарити изумленно захлопала глазами. Неужели тетка не хочет даже поздравить ее с замужеством? Что все это значит? И почему Жерар даже не сказал ей, что тетка в Ницце? Как он посмел скрыть от нее это?! Нет, в его отношении к тете Бренде поистине есть что-то загадочное!

– Ну что ты на меня уставилась? – холодно поинтересовалась тетка. – Не терпится похвастаться своими успехами? Что ж, прими поздравления! Только не надо изображать счастливую супругу! И я, и ты прекрасно знаем, что представляет собой твой так называемый брак! Что ж… На твоем месте любой выбрал бы сытую жизнь и богатенького покровителя. А что до небольшого обмана – то с кем, как говорится, не бывает!

– О чем ты? – непонимающе переспросила Чарити. – Да нет тут никакого обмана, тетя! Мы обвенчались, а совсем недавно удочерили Полин. Честное слово, я очень люблю Жерара, и, вовсе не из-за его денег! Неужели ты мне не веришь?

– И ты еще можешь говорить о любви, бедняжка? – Бренда сочувственно покачала головой. Глаза ее холодно блеснули. Видимо, она только что приняла какое-то важное решение и теперь собиралась во что бы то ни стало воплотить его в жизнь. – Кажется, ты и в самом деле ничего не знаешь! Мне жаль тебя, дорогая. Такие люди, как Жерар де Вантомм, превосходно манипулируют чувствами других, оставаясь холодными как лед. Это бизнес, моя дорогая, и не надо примешивать сюда глупые сантименты.

– Прекрати! – резко попросила Чарити. Она не собиралась позволять этой чопорной, бессердечной женщине чернить Жерара. – Как ты можешь так говорить? Ведь, кроме меня и Полин, у тебя больше нет никаких родственников… Я думала, ты будешь рада за нас. Я хотела, чтобы ты приехала к нам погостить. Разве Жерар не пригласил тебя? Ты же работаешь на него, я думала…

– Я?! – визгливо воскликнула Бренда, меняясь в лице. – Что ты сказала? Я никогда не работала на этого мерзавца, заруби себе на носу! Это он сказал тебе такую глупость?

Чарити озадаченно уставилась на тетку. В самом деле, сейчас она отчетливо вспомнила, что ни Жерар, ни тетя Бренда никогда определенно не говорили ей о своей совместной работе. Были какие-то туманные фразы, которые можно понять так, а можно этак… Кажется, она сама почему-то приняла Жерара за теткиного босса, а он по каким-то причинам не стал возражать… Но почему? И откуда тогда он вообще ее знает?

– Теперь я вижу, что этот человек окончательно вскружил тебе голову, – сочувственно протянула Бренда, но в глазах ее промелькнуло плохо скрытое злорадство. – Я не могу позволить, чтобы этот негодяй безжалостно играл чувствами моей любимой племянницы. Пойдем выпьем по чашечке кофе, и я расскажу тебе всю правду. Видит Бог, вначале я хотела пощадить тебя, но это было бы слишком жестоко. Допускаю, что причиню тебе боль, но ради твоего же блага, Чарити! Ведь с самого начала ты была пешкой в игре этого расчетливого француза. Неужели ты не поняла, что ему нужна была только Полин, а не ты?

Чарити почувствовала, как земля уходит из-под ее ног. Она медленно, как загипнотизированная, двинулась вслед за тетей Брендой к столику уличного кафе.

* * *

Пьер появился в условленном месте в точно назначенное время. Увидев медленно бредущую к машине Чарити, он поразился произошедшей в ней перемене. Три часа назад из его машины выпорхнула веселая молодая женщина с искрящимися глазами и с ослепительной счастливой улыбкой. Сейчас к нему молча подошла незнакомка, которой можно было дать лет сорок… Не ответив на приветствие Пьера, Чарити как подкошенная рухнула на заднее сиденье и закрыла глаза. Лицо ее напоминало застывшую маску.

– Что случилось? – встревожился Пьер.

– Все в порядке, – еле слышно прошелестела Чарити, не поднимая век. – Немножко разболелась голова. Скоро пройдет.

Больше за всю дорогу она не произнесла ни слова. Пьер искоса поглядывал на нее в зеркальце, но Чарити так и не открыла глаз. Не на шутку встревоженный, он высадил ее возле виллы и немедленно связался с Жераром.

* * *

Очутившись в своей спальне, Чарити решительно прошла в ванную и с отвращением сняла с себя дорогой летний костюм. Потом сбросила туфли, босиком прошлепала в гардеробную и переоделась в свои старые веши, которые сентиментально хранила на самой дальней полке в память о прежней жизни… Теперь, кажется, ей суждено вернуться туда, откуда она пришла. Захлопнув дверь гардеробной, Чарити вышла в спальню и принялась укладывать вещи.

Когда через полчаса Жерар вбежал в спальню, он увидел жену стоящей на коленях у кровати. На Чарити были старенькие джинсы и черная футболка, которые он помнил по Лондону. На покрывале лежала аккуратно сложенная кучка одежды. Жерар сразу увидел, что там нет ни одной вещи, приобретенной им.

27
{"b":"544","o":1}