ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Где Полин?! – в который раз за сегодняшний день рявкнула Чарити.

– Сейчас увидите, – невозмутимо ответил француз.

Через секунду шофер ловко закрепил на сиденье уютное креслице для перевозки грудных детей. Чарити невольно улыбнулась – так потешно смотрелась Полин в новой колыбельке. Но смех смехом, а кто будет расплачиваться за эти чудеса цивилизации? Она подозрительно покосилась на Жерара.

– Откуда это? Одолжили у знакомых? Специально для нас? Право же, не стоило беспокоиться! Я прекрасно могла бы подержать Полин на руках!

– Я никогда ни у кого ничего не одалживаю! – холодно отрезал банкир.

– Вы хотите сказать, что купили его?! – в ужасе воскликнула Чарити. – Но как же я расплачусь с вами? Честное слово, у меня нет таких денег!

– Я похож на человека, которому нужны ваши деньги? – слегка приподняв брови, осведомился Жерар.

Чарити едва не взорвалась от возмущения. Подумать только, еще имеет наглость делать вид, что деньги для него ничего не значат! Естественно, такому человеку ничего не стоит купить хоть целый детский магазин, но ведь это еще не повод унижать ее своим великодушием! Кто дал ему право навязываться со своей предупредительностью?

– Я попрошу тетю рассчитаться с вами, – пообещала Чарити, прекрасно осознавая абсурдность своих слов.

– Забудьте! – отмахнулся Жерар. – Никаких денег я не возьму. Разговор окончен. Пристегните, пожалуйста, ремень. Поехали, Пьер, – распорядился он, не обращая больше на девушку внимания.

Опустив голову, Чарити попыталась справиться с креплением, но дрожащие пальцы и боль в сломанном запястье сводили на нет все ее усилия. Чувствуя, что сейчас расплачется от отчаяния, она отбросила ремень.

– Я не могу! – прошептала Чарити, отворачиваясь к окну, чтобы чужой человек не заметил ее слез. Еще никто и никогда не затыкал ей рот с такой бесцеремонностью!

Жерар молча пристегнул ее ремень.

– Простите, – неуверенно попросил он, уже во второй раз за этот странный день. – Я не привык ни с кем обсуждать свои действия. Ничего не поделаешь – издержки профессии. Поверьте, у меня и в мыслях не было вас обидеть!

– Вы не должны тратить на нас деньги без моего согласия! – сквозь слезы выдавила Чарити. Пусть злится сколько хочет, должен же он понимать, что и у нее тоже есть гордость!

Лимузин бесшумно катил по улицам. Чарити устало откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Рука болела нестерпимо, ныли ушибленные ребра, кружилась голова и слегка поташнивало. Меньше всего ей хотелось думать о том, что она будет делать, когда окажется дома. Неплохо бы лечь и проспать часов тридцать подряд, но ведь Полин ни за что не позволит ей такой роскоши. По неопытности Чарити приучила сестренку засыпать только на руках, но теперь гипсовая повязка делала эту процедуру практически невыполнимой. Что же с ними будет? Вряд ли квартирная хозяйка станет терпеть непрекращающийся детский плач…

– Что-то не так? – вывел ее из задумчивости голос Жерара.

– Все в порядке! – бодро солгала Чарити, отворачиваясь к окну.

Странно, почему это машина оказалась в Челси? Чарити не могла ошибиться – она выросла в этом районе и знала здесь каждую улочку.

– Мы едем совершенно не в ту сторону! – воскликнула она.

– Знаю. Я везу вас к себе домой.

Чарити ошарашенно уставилась на Жерара. Этот человек не похож на шутника, но и правдивым такое сообщение тоже никак быть не может!

– Там меня ждет тетя Бренда? – осенило Чарити. – Что же вы сразу не сказали?

– Приехали, – вместо ответа проронил Жерар, и лимузин действительно остановился.

Пьер обошел машину, распахнул дверцу перед пассажиркой и заботливо предложил ей руку, однако Чарити, гордо проигнорировав предложенную помощь, с немалым трудом выкарабкалась сама. Она сразу же узнала улицу – самую дорогую в этом фешенебельном районе Лондона. Тремя кварталами дальше когда-то жила их семья…

Чарити с силой тряхнула головой, отгоняя воспоминания, и покосилась на лимузин. Жерар уже стоял на тротуаре, ожидая, пока шофер подаст ему ребенка. Увидев сестренку, завернутую в теплую шаль, которую мама заботливо вязала во время беременности, Чарити вдруг почувствовала странный укол ревности. Так бы подбежала и вырвала Полин у него из рук! Какое право имеет этот богач прикасаться к ее сестренке?!

Наверное, Жерар почувствовал исходящую от девушки враждебность, потому что неожиданно обернулся и вопросительно заглянул ей в лицо.

– Все в порядке?

Нет! – хотелось крикнуть Чарити. Все совсем не в порядке! Отдай мне Полин и навсегда оставь нас в покое! Лучше бы я никогда тебя не встречала! Навязался на мою голову!

Разумеется, ничего подобного она не сказала. В этом доме ее ждет тетя Бренда, значит, необходимо войти внутрь.

– Так точно, – буркнула Чарити и молча побрела к двери.

Дверь распахнулась, и на пороге возникла дородная женщина средних лет в белом фартуке. При виде Полин лицо ее просияло от радости. Всплеснув полными руками, женщина бросилась навстречу Жерару, буквально выхватила девочку у него из рук и ласково залопотала над ней. Даже не взглянув на хозяина и его спутницу, толстушка поспешила в дом, унося драгоценную ношу.

– Это Изабелль, моя экономка, – пояснил Жерар. – Не подумайте, что она невоспитанная, просто при виде детей буквально теряет голову. Боюсь, как бы она не избаловала ребенка за то время, пока вы будете здесь!

Чарити непонимающе подняла глаза. Что значит «пока вы будете здесь»? Разве я не уезжаю прямо сейчас? Впрочем, к чему лишние вопросы? Сейчас выйдет тетя Бренда, мы поедем домой…

Вслед за Жераром девушка пересекла просторный холл и оказалась в небольшом зале. Как она и предполагала, обстановка дома полностью соответствовала доходам и вкусам хозяина. Дорогая отделка, мягкое освещение, смесь модерна и классики в меблировке. Да, но где же тетя?

За дубовыми дверями оказался кабинет. Светлые дубовые панели прекрасно гармонировали с пушистым белым ковром, на мраморной полке камина тикали старинные бронзовые часы, огромный антикварный стол поражал количеством разложенных бумаг. Сразу видно, кабинет используется хозяином по прямому назначению.

– Где тетя Бренда? – нетерпеливо спросила Чарити.

– Я что-то не припомню, чтобы обещал вам встречу с ней, – невозмутимо ответил Жерар. – Что ей делать в моем доме?

В первую секунду Чарити подумала, что ослышалась. Но тут же поняла, что Жерар абсолютно прав: он совершенно определенно проинформировал ее о том, что тетка в командировке. Выходит, своей невнимательностью я поставила себя в идиотское положение, растерянно подумала Чарити и спросила:

– Но тогда зачем же вы привезли меня сюда? Я-то думала, меня тут ждет тетя…

Жерар, уже успевший расположиться за письменным столом, нетерпеливо поднял голову от бумаг и рассеянно переспросил:

– Что вы сказали? Зачем я вас сюда привез? Разве это не понятно? Не можете же вы остаться дома в таком состоянии! Вы ведь едва ходите, а тут еще грудной ребенок… Короче, поживите пока здесь. Еще вопросы?

– Да вы с ума сошли! – в ужасе воскликнула Чарити. – Не останусь я здесь! Я домой хочу!

Жерар оторвался наконец от документов, взглянул в испуганные глаза девушки и усмехнулся.

– Боюсь, я не оставил вам выбора.

Тут Чарити струсила по-настоящему. Что значит – не оставил выбора? Почему он так со мной разговаривает? А что, если я и впрямь попала в лапы маньяка? Кажется, с ними надо разговаривать как можно спокойнее, ничем не выдавая своего страха…

– Но вы не должны беспокоиться о нас с Полин! – как можно терпеливее объяснила она. – Жили же мы как-то все это время, справимся и теперь… Моя тетя…

– Прекратите наконец постоянно упоминать о своей тетке! – раздраженно перебил ее Жерар. – Вы не хуже меня знаете, что она скорее позволит переломать себе обе руки и все ребра до единого, чем согласится ухаживать за кем-то, кроме себя! – Он выразительно посмотрел на загипсованную руку Чарити. – Да сядьте же вы, ради Бога! Давайте поговорим откровенно. Хотя, нет… сейчас я попрошу Изабелль приготовить вам что-нибудь поесть. Я же видел, вы за весь день выпили только несколько глотков воды! Так недолго и в обморок свалиться.

5
{"b":"544","o":1}