ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Диссонанс
Роковое свидание
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Темнотропье
Хоумтерапия. Как перезагрузить жизнь, не выходя из дома
A
A

Когда прислуга убрала со стола, Чарити пересела в кресло возле окна и решила наконец задать хозяину вопрос, мучавший ее со вчерашнего дня.

– Зачем вы отослали мою тетку? – с плеча рубанула она, готовясь во что бы то ни стало выяснить все до конца.

Жерар откинулся на спинку стула, рассеянно провел тонкими пальцами по ножке высокого бокала с красным вином.

– Насколько я понял, она никогда не была особенно близка ни с вами, ни с вашей матерью? – вопросом на вопрос ответил он.

Чарити совсем не хотелось рассказывать этому человеку о поведении своей матери, но будет гораздо хуже, если он услышит правду из чужих уст… Тем более из уст тети Бренды.

– Мама всегда была несколько… легкомысленной, – смущенно начала Чарити. – Тетя Бренда намного старше, серьезнее и жестче. Она всегда прекрасно знала, чего хочет, и никогда не сворачивала с избранного пути. А мама… – Чарити запнулась, не зная, как сказать практически незнакомому человеку правду о слабом, безвольном характере ее обожаемой матери. – Она совсем не умела цепляться за жизнь… Ей всегда нужен был кто-то, кто взял бы на себя бремя забот и ответственности. В свои сорок лет она была совершенным ребенком. Люди часто осуждали ее, а она только улыбалась. Мама совсем не умела постоять за себя! Тетя Бренда абсолютно другая… Если что-то помешает ее жизни, она сделает все, чтобы избавиться от препятствия… Перешагнет через что угодно. Мама была жалостливой и сентиментальной, а тетя просто не знает таких слов.

Жерар задумчиво кивнул. Потом вопросительно приподнял черную бровь и, глядя в лицо Чарити, спросил:

– Насколько я понял, вы и Полин после смерти матери стали для тетки именно таким препятствием?

– Тетя предложила мне отдать Полин на удочерение! – возмущенно выпалила Чарити. – Сказала, что я могу рассчитывать на щедрую материальную помощь со стороны будущих приемных родителей! Вот и судите сами, обуза мы для нее или единственные родственники.

– Вижу, вы еще не приняли окончательного решения, – безжалостно продолжал Жерар, не сводя непроницаемых глаз с лица девушки. – Я прав?

– Что вы меня допрашиваете?! – взвилась Чарити, заливаясь краской. Жерар попал в самое больное место. После того как она воочию увидела, какими должны быть условия жизни маленького ребенка, ей было мучительно думать о том, что вскоре придется возвращаться в их жалкую квартирку. Но навсегда расстаться с сестрой тоже невозможно! – Лучше ответьте наконец на мой вопрос! Как вы могли отослать тетю именно в тот момент, когда мы нуждаемся в ее помощи?

– Думаю, вы прекрасно знаете ответ на свой вопрос, – холодно отрезал Жерар, поднимаясь с места. – Вы в самом деле нуждаетесь в помощи, но зачем делать вид, будто ваша тетка способна ее оказать? Я хотел бы серьезно поговорить с вами, Чарити. Если не возражаете, пройдемте в кабинет.

Чарити послушно встала с кресла и молча двинулась за Жераром. Поскольку она не поспевала за его широкими шагами, то отстала и вошла в комнату, когда он уже занял место возле стеклянного столика с напитками. Чарити в нерешительности застыла на пороге.

– Будьте добры, закройте дверь, – не оборачиваясь, велел хозяин дома, плеснув немного золотистой жидкости в невысокий стакан с толстым дном.

Девушка повиновалась. Тяжелое молчание повисло в роскошном кабинете, слышно было, как бронзовые часы на каминной полке громко отсчитывают секунды. Чарити присела на краешек кожаного дивана.

– Я отослал вашу тетку исключительно потому, что никогда больше не желаю ее видеть, – наконец нарушил молчание Жерар.

– Но почему? – изумилась Чарити. – Что она такого сделала?

Вместо ответа Жерар поднес к губам стакан и медленно, мелкими глотками осушил его.

Странное напряжение не рассеивалось. Испуганно глядя на смуглое точеное лицо Жерара, Чарити ясно видела, каких мучительных усилий стоит ему этот разговор. Темные тени под глазами свидетельствовали о том, что господин де Вантомм провел бессонную ночь.

– Перейдем к сути дела, – резко начал Жерар, со стуком опуская стакан на столешницу. – Дело в том, что определенные проблемы со здоровьем ставят меня в довольно… унизительное положение. Не буду вдаваться в детали, вполне довольно того, что я уже сказал. – Он сердито насупился, поймав недоуменный взгляд собеседницы. – Я очень долго искал выход из этой щекотливой ситуации и в конце концов пришел к следующему решению. Мне нужны жена и ребенок. Вчера, увидев вас и Полин, я решил, что вы как нельзя лучше подойдете на эту роль. Не перебивайте! – Жерар раздраженно хлопнул ладонью по стеклянной столешнице, хотя Чарити, пораженная до глубины души, и не думала перебивать. – Посмотрев где… а главное, как вы живете, я понял, что лучшей кандидатуры мне не найти.

– К-какой к-кандидатуры? – заикаясь от волнения выдавила Чарити, чувствуя себя последней дурой.

– Я предлагаю вам руку и сердце! – бросил Жерар.

Его кривая усмешка яснее всяких слов давала понять, насколько радует его эта перспектива.

7

– Руку и сердце, – автоматически повторила Чарити и вдруг разразилась нервным смехом.

Это шутка! – догадалась она, вглядываясь в лицо Жерара с намерением отыскать подтверждение своему предположению. Но точеные черты смуглого лица застыли в мучительной гримасе. Чарити похолодела. Так, значит, он говорит серьезно?.. Или я сплю? Стараясь справиться с нервной дрожью, девушка вжалась в уголок дивана.

– Поймите меня правильно! – холодно бросил Жерар, в упор глядя на нее своими агатовыми глазами. – Между нами, разумеется, никогда не будет никакой близости. Это абсолютно исключено. Я предлагаю вам фиктивный брак.

Фиктивный брак, повторила про себя Чарити, чувствуя, что медленно сходит с ума. Ее бедный мозг отказывался переварить такое количество неожиданной информации.

– Вам наш так называемый брак сулит одни преимущества, – продолжал Жерар, глядя куда-то поверх ее головы. – Как вы, наверное, догадались, я очень богат. Само собой разумеется, всем этим богатством вы сможете в разумных пределах – распоряжаться. По крайней мере, недостатка в деньгах и в туалетах у вас никогда не будет. Теперь о Полин. Девочка будет официально удочерена мною и станет моей единственной наследницей со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Я не понимаю, – беспомощно пискнула Чарити, пытаясь собраться с мыслями.

– Нечего тут понимать! – отрезал Жерар. – Полин как моя дочь получит все, чем я владею. Что же касается вас… Если через какое-то время наш формальный союз вам наскучит, то вы вольны покинуть меня, получив более чем солидное пожизненное содержание.

Чарити застыла с разинутым ртом. Так, значит, ему нужна Полин, а вовсе не я! Если я когда-нибудь решу уйти из его жизни, он с легким сердцем отпустит меня на все четыре стороны… Оставив себе Полин, разумеется.

– Вы просто сумасшедший! – заявила Чарити, с ненавистью глядя в потемневшее лицо Жерара де Вантомма. Тот поморщился, но промолчал. – Вы ведь совсем меня не знаете! – привела Чарити самый убедительный, по ее мнению, аргумент.

На этот раз Жерар просто пожал плечами. Потом задумчиво посмотрел в ее испуганное личико.

– Знаете, Чарити, я привык доверять первому впечатлению. – Он сказал это так серьезно, что девушка невольно притихла. – Вы мне понравились. Скажу больше: я просто восхищен вами. Одна, без чьей-либо помощи и поддержки вы воспитывали ребенка, любили и берегли его… Поверьте, это дорогого стоит.

– Но это неправда… – смущенно пробормотала Чарити. – Мне помогали!

Жерар запустил руку в карман серых брюк и брезгливо вытащил несколько скомканных бумажек, в которых Чарити узнала деньги, оставленные вчера тетей Брендой.

– Это вы называете помощью? – Глаза Жерара сверкнули холодным бешенством. – Вчера, когда вам стало плохо, я подобрал деньги и положил в свой бумажник, чтобы отдать вам впоследствии. Я и подумать не мог, что там всего пятьдесят фунтов! Зная, что плата за квартиру как минимум в два раза превышает эту сумму, не говоря уже о необходимости на что-то существовать, ваша родная тетка кинула вам милостыню в пятьдесят фунтов! И после этого вы говорите о какой-то помощи?

9
{"b":"544","o":1}