1
2
3
...
85
86
87
...
99

Но Ребекка тоже рассмеялась и стала обнимать свою бывшую компаньонку.

– Я счастлива за вас, – сказала она, – и за папу. Он, наверное, испытывает странные и удивительные чувства: у него появляется вторая семья. Как вы думаете, ведь можно же, вероятно, иметь вторую семью? Может быть, Джулиан и я… Но сейчас слишком рано думать об этом. А когда примерно у вас должен появиться ребенок?

Но тут им пришлось прервать беседу и срочно заняться детьми: Чарльз и Кэти стали громко выяснять отношения из-за одной маргаритки, и их ссора быстро переросла в драку.

Когда они наконец вернулись домой, дворецкий сообщил им, что в гостиной сидят гости.

– О, дорогая, – сказала Луиза, посмотрев на испачканную в траве юбку Ребекки, – я выгляжу, наверное, так же плохо, как и вы, Ребекка? Нам лучше побыстрее переодеться и причесаться. Уильяму и Джулиану вряд ли понравится развлекать гостей без нашей помощи.

Они оставили детей на попечение нянь и поспешили в свои комнаты. Через десять минут Ребекка вернулась вниз и прошла в гостиную. Там находились граф и Джулиан. И Дэвид. А также двое гостей. С кресла, широко улыбаясь, поднялся сэр Джордж Шерер. Он протянул правую руку. Бледная леди Шерер сидела молча.

Граф и Луиза вели за чаем вежливую, хотя и вымученную беседу. Они явно ощущали, что атмосфера какая-то странная, весьма напряженная, но правила хорошего тона требовали от них проявления учтивости в отношении бывшего сослуживца лорда Тэвистока. Дэвид повстречал боевого товарища и его супругу на вокзале и сопроводил их в Крейборн. Сэр Джордж Шерер с искренним добродушием объяснил свой визит тем, что, как только ему стало известно о счастливой судьбе своего друга и бывшего соратника капитана Кардвелла, он сразу же приехал, чтобы засвидетельствовать почтение.

Присутствующие как бы разбились на группы и вели себя совершенно по-разному. Граф и Луиза беседовали с сэром Джорджем. Леди Шерер рассматривала свои руки, лежавшие на коленях. Дэвид и Ребекка обменивались редкими взглядами. Джулиан явно чувствовал себя весьма неуютно. Когда наконец стало ясно, что Шерерам пора откланяться, он поднялся.

– Если вы не возражаете, то я хотел бы сказать вам пару слов, – обратился он к сэру Джорджу. – Может быть, вы окажете любезность, и мы отойдем в сторонку. Нам обоим есть что вспомнить, к тому же не стоит чересчур утомлять наших дам беседами о войне.

– Я тоже так думаю, – согласился сэр Джордж. Он встал и, потирая руки, с улыбкой поклонился дамам. – Ты ведь останешься побеседовать с леди Хартингтон и леди Кардвелл, милая?

Синтия Шерер быстро взглянула на Джулиана, но промолчала. Луиза улыбнулась и попыталась приободриться. Похоже, беседовать с молчаливой гостьей будет не очень легко.

– Ну что же, – заговорил Джулиан, когда они с сэром Джорджем уединились на террасе, – я выжил для того, чтобы снова, вероятно, получить удар в спину. У вас припрятан нож? Или пистолет? Думаю, ваш приезд – не просто светский визит.

– Мне было приятно узнать, что вы остались в живых, – сказал сэр Джордж.

– Я совершенно уверен, что вам и вправду это было приятно, – заметил Джулиан. – Вы, должно быть, почувствовали себя обманутым и глубоко несчастным, когда я упал замертво. Ведь вы лишились возможности самому со мной рассчитаться. Теперь, Шерер, вы можете назвать время, место и оружие. Но если вы не возражаете, то пусть это произойдет не здесь. Я не хотел бы обрушить бесчестье и скандал на человека, которого с детства считаю своим отцом.

– Вы имеете в виду дуэль? – поинтересовался сэр Джордж. – Это почетный способ выяснения отношений, Кардвелл. Но я не уверен, что вы заслуживаете того, чтобы к вам относились с должным почтением.

Джулиан не удержался и зацокал языком.

– Я питаю странное отвращение к возможности получить удар ножом в спину, – сказал он. – Это, Шерер, отнюдь не достойный метод быстро разделаться с врагом. Полагаю, что в этом отношении счет в нашей игре почти сравнялся, не правда ли?

– Мне любопытно знать, – спросил сэр Джордж, – что вы скажете своей жене, Кардвелл?

– Не впутывайте мою жену, – отрезал Джулиан.

– А я в свое время хотел, чтобы вы оставили в покое мою жену, – заметил сэр Джордж. – Мне говорили, что вы очень любите леди Кардвелл. Вы даже разрешили ей несколько недель держать при себе ее сына-ублюдка. Конечно же, пока она занята сыном, у вас остается больше времени на вашу любовницу, Нэнси Перкинс. А вы, однако, умерили свои аппетиты, Кардвелл. Обычно у вас были дамы, а не простые девицы-крестьянки.

– Вижу, что вы хорошо информированы, – удивился Джулиан. – И если вы осмелитесь и дальше порочить имя моей жены, то я сам вызову вас на дуэль. Что вам в конце концов здесь надо?

Сэр Джордж пожал плечами,

– О, это просто светский визит, – ответил он. – Синтия жаждала снова увидеть вас, Кардвелл. Насколько я понимаю, она сильно переживала за вас. Порой следует поощрять желания своей жены, не так ли?

– Понимаю, – сказал Джулиан. – Значит, предпочитаете игру в кошки-мышки? Вы всегда были просто ничтожеством, Шерер. Значит, мне остается лишь держать ухо востро? И почаще оглядываться?

– На Мальте и в Крыму регулярно оглядываться приходилось именно мне, – возразил сэр Джордж. – Вы тогда неплохо потрудились у меня за спиной.

Джулиан пожал плечами.

– Если вам нечего больше сказать, тогда, быть может, вы избавите леди Хартингтон и мою жену от необходимости развлекать женщину, которой явно следовало бы находиться где-нибудь в другом месте.

– Иными словами, вы хотите сказать мне, чтобы я убрался вон? – спросил сэр Джордж.

– Вы меня поняли совершенно точно, – ответил Джулиан. – Если вы захотите получить от меня сатисфакцию, то знаете, где меня найти.

– Конечно же, всегда знаю, – согласился сэр Джордж. – В этом, Кардвелл, вы можете быть, уверены.

Глава 27

Ночь не принесла Ребекке успокоения. Подобно тяжкому жернову легло на их плечи бремя общения с сэром Джорджем Шерером. Когда Джулиан вернулся домой, ей хотелось верить, что она услышала о Шерере в последний раз. Ребекка надеялась, что тот будет удовлетворен несчастьем, выпавшим на долю Дэвида. Он, конечно же, больше не станет стремиться к отмщению. Хотя сам Шерер не приложил руку к тому, чтобы сделать Дэвида несчастным, и поэтому не чувствует, что отомстил, и по-настоящему не испытывает личного удовлетворения. Кроме того, леди Шерер как-то заметила, что ее муж чуть ли не безумен.

«Как несправедливо с его стороны приехать в Крейборн, чтобы втянуть в свою сеть графа, Луизу и Джулиана, – подумала Ребекка. – Особенно Джулиана. Ведь Джулиан спас ему жизнь. Неужели этому человеку не знакомо чувство благодарности? Хотя, возможно, он желает каким-то образом с помощью Джулиана полностью реализовать свой план и окончательно сделать Дэвида несчастным?»

Ребекка не одобряла дуэли, но порой она жалела, что поединок между Дэвидом и Шерером не состоялся еще тогда, в Крыму. Один из них, конечно же, был бы убит, но по крайней мере в это дело не был бы замешан невинный человек.

На следующее утро Ребекка провела час в детской комнате, выкупала и одела Чарльза, накормила его завтраком и поиграла с ним.

Потом она разыскала Джулиана. Тот сидел в своей гардеробной, одетый в рубашку с короткими рукавами. Прежде чем поцеловать жену, он отпустил камердинера.

– Ты хочешь, чтобы мне снова стало стыдно? Похоже, ты не спишь уже несколько часов.

– Я была с Чарльзом, – сказала она. – Дети обычно просыпаются рано.

– Именно поэтому к ним приставляют нянь, – заметил он.

– Он проведет со мной только неделю или около того, – возразила она. – Хотя Дэвид сказал, что Чарльз должен встречаться со мной регулярно. Ты не возражаешь?

– Почему это я должен возражать? – спросил Джулиан. Он был доволен тем, как ему удалось наконец завязать свой галстук свободным узлом с двумя длинными концами. – Ты завтракала?

– Нет, – ответила она.

86
{"b":"5440","o":1}