ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне не хотелось бы послужить причиной семейного бунта, мадам, – заявила она.

– Ерунда! – живо отозвалась герцогиня. – Стоит мне лишь упомянуть об этом внизу, как все мои племянники, племянницы и внуки будут драться на дуэли за честь помогать вам. Предоставьте это мне, моя дорогая.

Когда она села, герцог похлопал ее по руке, после чего сплел пальцы своих огромных рук.

– Хорошо, – согласилась Изабелла. – Конечно, это помогло бы мне, мадам. Достаточно было бы провести с ними несколько репетиций. Я не жду, что они будут убедительно играть или выучат свои роли назубок. Мне не хотелось бы причинять кому-то неудобство, особенно в Рождество.

– Моя дорогая, – сказала герцогиня. – Вы не знаете нашей семьи. О, это займет больше времени и станет прекраснее, чем я представляла. Разве нет, мой милый?

Герцог снова захрипел в ответ.

* * *

Оставив надежду отдохнуть в Рождество, Изабелла с благодарностью приняла возвращение к работе. Так получалось всегда. Работа была исключительно важна для нее, но Изабелла сознавала, что иногда она использовала ее как предлог, чтобы отвлечься от скуки или неприятностей. Однажды Изабелла воспользовалась ею, чтобы не сойти с ума и продолжать жить дальше.

Ей предстояло многое сделать. Следовало осмотреть бальную залу и привыкнуть к размерам, атмосфере и акустике. Надо придумать простые костюмы и декорации. Выбрав роли, которые она исполнит, нужно отработать их и решить, какие еще герои и монологи будут задействованы в сценах. Она пообещала герцогине передать их список к вечеру. Также ей предстояло обдумать для каждой сцены количество необходимых репетиций и время их проведения.

Текущая неделя будет полностью посвящена воплощению сложной задачи. Она не должна думать ни о чем другом. Впрочем, у нес не оставалось времени на рассуждения.

Ей в партнеры предназначались члены семьи герцога и герцогини. «Кто из них, – гадала она, – лучший актер?»

Джек был членом семьи.

Однако Джеку, даже если он самый лучший, будет отказано в роли. «Держись подальше от меня, Красотка», – предупредил он ее утром.

В конце концов, ей нечего беспокоиться об этом.

Глава 6

– У меня предчувствие, – заявил Клод Рэйн. – Плохое и мрачное предчувствие.

– Нет, – произнесла Гортензия. – Это просто приготовления к Рождеству. Необходимо украсить зеленью бальную залу, гостиную и столовую. – И холл, – добавила Селия.

– Произойдет что-то более серьезное, – настаивал

Клод. – У меня предчувствие.

– Лучше бы не произошло то, о чем ты думаешь, Клод, – сказал Алекс, – иначе, клянусь, я совершу убийство.

– Изабелла приглашена, чтобы дать представление, – заметила Энн, ее голос звучал спокойно и уверенно. – Мне кажется, мы можем расслабиться.

– Вчера вечером бабушка упоминала о музыкальном вечере, – сказал Джек, поморщившись.

Клод стоял посреди комнаты, в которой они собирались по утрам. Покачав головой, он окинул всех взором провидца. У него было предчувствие, а обычный музыкальный вечер не являлся достаточно важным событием, чтобы вызвать такое ощущение.

Перед ужином родственников пригласили к герцогине. Мрачно ворча, все покорно подчинились.

Герцогиня хлопнула в ладоши.

– Мои дорогие, у меня кое-что припасено для вас, – сообщила она.

Неблагодарные родственники издали дружный стон.

– Бабушка, это исключено, – упрямо сказал Джек. – Я отказываюсь участвовать в ваших предприятиях – меня пригласили сюда с другой целью. Наверняка однажды вы обвините меня в том, что я слишком ленив, чтобы прогуливаться вместе с собственной тенью, и будете правы.

Герцогиня терпеливо ожидала окончания тирады.

– Дорогой мой мальчик, – мягко произнесла она. – Когда тебе было четырнадцать лет и всех твоих кузенов отвели на конюшни помогать грумам готовить лошадей для свадьбы Стэнли и Селии, ты заснул в сене.

– Мы осудили его за нанесенную обиду, бабушка, – проговорил Алекс. – И сложили сено вместе с Джеком в стог. Помните?

Фредди захохотал.

– Проклятие, мы действительно это сделали, Алекс, – сказал он. – И получили нагоняй от дедушки.

– В мире еще существует правосудие, – заметил Джек.

Герцогиня вновь хлопнула в ладоши, призывая к тишине.

– Некоторым из вас, – сказала она, – к несчастью, не всем, будет оказана чрезвычайная честь играть вместе с графиней де Вашерон.

Она устремила на них доброжелательный взгляд. Мало кто проявил заинтересованность. Большинство застонало. Джек похолодел.

– Не рассчитывай на меня, бабушка, – произнес он. – Мое время расписано, ты прекрасно осведомлена об этом.

– Присядь, Джек, – ласково ответила герцогиня, так как он вскочил на ноги после ее слов. – Ты – один из наших лучших актеров и первейший красавец. Кроме того, вернейший путь завоевать леди – выступить перед ней в романтической роли.

– Все мы помним, Джек, – сказал Стэнли, – как дамы теряли туфли и веера и выпадали из вечерних платьев, глядя на твою игру в нашей последней постановке. Ты знаешь, что я не преувеличиваю, – сухо заметил он.

– Бабушка, – произнес Джек, снова поднимаясь на ноги. – Я не согласен играть с графиней де Вашерон. Есть одно препятствие, из-за которого ей не следовало приезжать.

– Ты хочешь, чтобы наша почетная гостья почувствовала разочарование? – спросила герцогиня.

– Она твоя почетная гостья, бабушка, – заметил он. – Мне наплевать на ее чувства. И вообще, она всего лишь…

Герцогиня смотрела на него, подняв брови. Остальные тоже повернулись в его сторону.

– …актриса, – произнес наконец Джек.

– Но великая актриса, дорогой, – прибавила герцогиня, – и к тому же французская графиня. Я не потерплю неуважения к ней в моем доме. И дедушка тоже. Он пригласил к нам графиню и будет настаивать на почтительном отношении к ней.

Ее пригласил дедушка! Дьявол!

– Так ты проявишь к ней уважение, дорогой? – ласково спросила бабушка.

Джек вновь сел.

– Хорошо, бабушка, – ответил он, как кроткий школьник.

Джек отметил, что его мать обмахивалась кружевным платком.

Герцогиня улыбнулась ему.

– Разумеется, милая графиня исполнит главную роль в каждой постановке, – продолжила она. – Но Изабелла не сможет играть одна. Я заверила ее, что члены моей семьи готовы помочь ей с остальными ролями в выбранных ею сценах. Все они взяты из пьес Шекспира.

Приглушенный дружный стон всех мужчин, раздавшийся в следующее мгновение, напоминал скорее вздох.

Фредди вздохнул громче остальных.

– Я взял бы роль, бабушка, – проговорил он, – но не обладаю хорошей памятью. Я не могу запомнить, когда следует отвечать. Все, что я делал последний раз, выглядело смешно.

– Ты все делал замечательно, Фредди, – заверила его бабушка. – На этот раз ты попробуешь исполнить роль Граччиано из «Венецианского купца». Он всего лишь издает приветственный крик, заметив Шейлока, взявшего во время испытания верх над Порцией. Графиня сыграет Порцию.

– Проклятие! – произнес Фредди, не в силах промолчать. – Вот проклятие!

Мартин стал Антонио, венецианским купцом; Стэнли – Базанио, мужем Порции и другом Антонио; Перегрин – семейная звезда – получил роль Шейлока.

– Я доволен, – сообщил Перри, потирая руки. – Всегда мечтал о роли Шейлока. Он такой тонкий и изворотливый дьявол.

– Прекрасно. Вот ты и получил ее, мой дорогой, – нежно сказала герцогиня. – Алекс должен быть Петруччио в двух коротких сценах из «Укрощения строптивой», – объявила она.

– Мой Бог, – отозвался он. – Что я заявлял по поводу убийства?

– Нет, милый, – продолжала бабушка. – Ты не убиваешь ее, хотя вначале она ведет себя ужасно вульгарно. Ты женишься на ней, а затем укрощаешь.

– Хм, – произнес Алекс.

– В той пьесе найдется еще несколько небольших ролей, – продолжала герцогиня. – Я помню о Пруденс, Констанс и Гортензии, а также об Антонио, Зебедиа и Сэмюэле.

Зеб что-то пробормотал.

12
{"b":"5442","o":1}