ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне нужны вы, – ответил он, откидываясь назад и заглядывая ей в глаза. – Я хочу сделать вас счастливой, Джулиана.

В ее глазах на мгновение промелькнул испуг, ведь слова Джека были такими пылкими. Он отодвинулся и улыбнулся ей.

– Думаю, мне пора вернуться, – заметила Джулиана.

– Верно. – Продолжая улыбаться, Джек поднялся. – Я не должен уединяться с вами надолго – это может нанести вред вашей репутации.

Он поразился тому, что, стоя перед ним, Джулиана выглядела как дорогая кукла, изображающая миниатюрную красавицу, которую нужно любить очень нежно. Необыкновенно нежно, чтобы не напугать ее и не внушить ей отвращения. Ему необходимо убедить себя в этом перед брачной ночью и продолжать вести себя таким образом всю оставшуюся жизнь. Возможно, именно этого ему не хватало в жизни во время его бесконечных поисков удовольствия – или того, что он однажды имел, а потом потерял.

Его отношения с Красоткой тоже начинались нежно. Он часто видел ее прогуливающейся в одиночестве по парку. Она была одета в аккуратное платье и так прекрасна, что захватывало дух. В надежде хотя бы мельком увидеть ее он принялся ходить в парк каждый день. В конце концов Джек нашел ее на скамейке возле Серпантина – она любовалась лебедями. Он сел рядом, и пять минут или около того пролетели в молчании. Затем они разговорились. В течение двух недель почти каждый день они встречались и разговаривали. Изабелла рассказала ему, что работает. Она выглядела благородно и респектабельно. Джек не прикасался к ней на протяжении двух недель, только любуясь ею и с юношеским пылом мечтая о ней по ночам. Он любил ее до того момента, пока в один из вечеров не увидел на сцене в маленькой роли, наградой за которую был оскорбительный свист и откровенные насмешки с райка.

Сначала он был поражен, а потом разгневан. Она обманула его. Каждый знал, что все актрисы – девки. Она превратила его в посмешище. На следующий день, в полдень, перед тем как идти в парк, Джек снял комнату в захудалой гостинице. Он привел Изабеллу туда – как он и ожидал, она не выказала никакого сопротивления – и, ведя себя неловко и смущенно, лишился с ней девственности, не услышав от нее жалоб или насмешек.

Поднявшись с кровати и застегивая одежду, повернувшись лицом к окну, пока она надевала платье и застилала постель, Джек предложил ей переехать в собственные апартаменты, и она согласилась. Он все еще был влюблен в нее и хотел бросить к ее ногам свою нежность, предупредительность и преданность. Он мечтал обеспечить ее и спасти от необходимости продавать свое тело огромному числу желающих. Несчастный глупый ребенок! В течение года он был счастлив, как никогда прежде, но постоянно надеялся, что она оставит сцену. На сей раз все будет иначе. Теперь его выбор пал на леди, а не на актрису.

* * *

Когда Джек и Джулиана, возвратившись, спустились в холл, дом выглядел так, словно произошло нападение. Двойные входные двери были распахнуты, холл заполнен людьми. Семья вернулась после посещения дома священника.

Руби требовала, чтобы Фредди спустил Роберта с рук, так как тот в состоянии сам подняться по лестнице, но ребенок намертво вцепился отцу в волосы, и Фредди громко возвестил об этом. Конни низким голосом говорила, что они с Сэмом были не так воспитаны, чтобы целоваться украдкой, а Сэм самодовольно провозгласил, что им больше нет нужды целоваться тайком. Лиса жаловалась, что прогулка утомила ее сверх всякой меры. Но когда Перри предложил отнести ее на руках в комнату, она громко протестующе взвизгнула и приказала ему вести себя прилично. Алекс смеялся, опустив на пол Кэтрин и усаживая на плечо Элис, дочь Прю. А Прю бранила свою дочь и объясняла ей, что дядя Алекс уже держит на плече Кеннета и этого достаточно. Зеб приказал близнецам перестать толкаться, пригрозив отшлепать обоих. Эта сцена была обычной для Портленд-Хауса. Джек извиняющимся взглядом посмотрел на Джулиану.

– Это уж точно не спокойный дом из твоих мечтаний, верно? – спросил он.

В этот момент на него набросился смутно знакомый молодой мужчина, который хлопнул его по плечу и схватил за руки.

– Джек, – произнес он, – как поживаешь, приятель? Вижу, все так же красив, отдыхая от нас, простых смертных, мечтающих забиться в свои дыры. Почему ты не пришел вместе со всеми, хотя тебя звали? Несмотря на толкотню – а дом раздулся во все четыре стороны, – мама заметила твое отсутствие, ведь у нее всегда была слабость на красивые лица.

– Фитц! – Джек в свою очередь с улыбкой пожал гостю руку.

Бертран Фитцджеральд, сын священника, всегда носился вместе с ними, когда они приезжали погостить в Портленд-Хаус, так же как и его сестры – Руби, Эдди и Роуз. Он всегда был сообщником мальчиков в шалостях.

– Мы не встречались, должно быть… четыре года?

– Последний раз мы виделись на свадьбе Руби, – ответил Бертран, – я был застенчивым другом невесты. Представишь меня, Джек? – Он с нескрываемым интересом смотрел на Джулиану.

Джек вспомнил о хороших манерах и представил их друг другу. Она сделала реверанс, а Бертран элегантно поклонился.

– Одно из предсказуемых замечаний касательно Джека, – с улыбкой сказал он, улыбаясь Джулиане, – он всегда будет находиться рядом с хорошенькой девушкой.

Джулиана залилась румянцем и поправила шарфик.

– Джек, смотри, кто пришел! – воскликнула Гортензия, выплывая из шумной массы и ведя на буксире молодую леди. – Дома не было только Эдди. Она проводит Рождество с семьей мужа.

– Роуз! – Джек заключил в объятия младшую дочь священника. – Только посмотрите! Скажи-ка мне, кто тот счастливчик, который повел тебя к алтарю, и на заре я буду с ним стреляться.

Он припомнил довольно скандальный флирт с семнадцатилетней Роуз во время своего прошлого визита в Портленд-Хаус. Сейчас она похорошела еще больше и перестала краснеть по любому поводу.

– Никого нет, Джек, – ответила она.

Бертран в это время рассказывал Джулиане об их детстве и расспрашивал ее о путешествии.

– Как это? – спросил Джек. – Все мужчины сошли с ума? Значит, ты до сих пор живешь с родителями?

– Я – гувернантка, – сказала она, – в том же доме, где Берти служит управляющим. Семья уехала на праздники, и мы получили двухнедельный отпуск.

Роуз. Кроткая, застенчивая Роуз стала гувернанткой! Женившись на Руби, Фредди постарался найти мужей для своих своячениц. Он добился успеха с довольно миловидной Эдди. Что же случилось с прелестной Роуз?

Кто-то напомнил про чай, и все направились к лестнице, ведущей в гостиную.

– Пойдем, – сказал он, беря Роуз за руку. – Давай спустимся вниз и выпьем по чашке чая. Ты обязана поведать мне, почему такая хорошенькая девушка прячется в классной комнате.

Устремившись вдогонку за остальными, он вспомнил о Джулиане. Джек с облегчением увидел, что она спускается, опираясь на руку Фитца. По другую сторону от нее шла Хорти. Он решил, что сконцентрировать все мысли и внимание на одной леди очень затруднительно, особенно имея природную склонность флиртовать с любой хорошенькой женщиной.

«Менять свои взгляды на жизнь всегда нелегко», – подумал он, мысленно вздохнув.

Глава 7

Бертрана и Рруз уговаривали остаться на ужин, но в этом случае мать напрасно прождала бы их дома, и оба сначала отказались. Однако в конце концов их убедил остаться замечание герцогини о том, что герцог будет очень раздражен, если они не поужинают с ними. А раздражение повредит его подагре.

Позднее Джек прогулялся вместе с ними до их дома, радуясь свежему воздуху и тишине, засвидетельствовал свое почтение священнику и миссис Фитцджеральд и попробовал кусочек пирога. Затем вновь вышел на улицу. На следующий день должны были начаться репетиции театрального представления. Похоже, несмотря на протесты и ребяческую выходку в гостиной, за ним утвердили роль Отелло, подумал Джек. Он гадал, имеет ли какое-то отношение к этому выбору Красотка, и решил, что нет. Утром она предельно ясно дала ему понять, что будет на протяжении всей недели избегать его компании – так же, как и он ее.

14
{"b":"5442","o":1}