ЛитМир - Электронная Библиотека

Он должен убить ее, остался только один путь. Все было кончено. Он помедлил, предлагая ей помолиться и очистить совесть, перед тем как встретиться с Создателем. Ему не хотелось выслушивать ее оправдания, ее ложь. Но он слишком медлил. Она узнала о его сомнениях и опровергла их. И все-таки он убил ее, горя гневом от разочарования и боли.

Когда Эмилия вернулась в комнату, Дездемона была мертва, и служанка обвинила Отелло в убийстве, а он не уклонился от обвинения.

– Она, лживая, будет гореть в аду. Дважды я убил ее, – мягко сказал он.

Все разразились аплодисментами. Зеб сунул в рот два пальца и засвистел.

– Великолепно, – неожиданно произнес Клод. Он повернулся к собравшимся и объявил, когда им следует вернуться к репетициям. – Вы должны играть, как актеры. Ни одному из нас не следует отвлекаться, а надо как следует выучить реплики. Никто не должен говорить, что он перегружен работой, за исключением графини. Я не хочу больше слышать ваше ворчание.

– Дедушка пустит нам кровь, если мы попытаемся это сделать, – сказала Гортензия, засмеявшись своей шутке.

– Это большое преувеличение, – произнес Алекс, положив руки на плечи жены. – Помнишь, Энн, какой урок он преподал нам, когда мы не хотели играть вместе, потому что были в ссоре?

– Он тебя проучил, Алекс, – отозвался Клод, – Насколько я помню, по поводу игры Энн он не делал замечаний.

Алекс усмехнулся.

– Правильно, так и было, – ответил он. – Пойдем в детскую, любимая?

Глава 9

Пока все выходили из залы, намереваясь немного передохнуть перед ленчем и сбором зеленых веток, Джек закрыл книгу. В момент чтения пьесы он ощущал себя вдовцом, у которого щемило сердце. Почему он так быстро вынес ей приговор? Почему не дал ей шанс, реальный шанс оправдаться? Почему она не заставила его раскрыть истинных причин несчастья, гнева, злости, хотя почувствовала их? Почему не впала от его упреков в еще больший гнев, чем он? Почему не кричала, когда он убивал ее, и не звала на помощь Эмилию?

И с чего вдруг он так опустошен от этой незамысловатой истории? После всех выдумок Шекспира?

Оторвав глаза от книги, Джек понял, что остался в комнате один на один с Красоткой, которая гуляла по бальной зале, посматривая во французские окна.

Он колебался.

– Зачем ты приехала? – спросил он. Джек не собирался задавать этот идиотский вопрос. Он находился на полпути к двери, когда Изабелла повернула голову, чтобы посмотреть на него. – Зачем ты приехала? – повторил он свой вопрос.

– Разве это не тот же вопрос, что и «как ты посмела»? – ответила она. – Вчера я все сказала тебе, Джек.

– Зачем ты приехала? – упорствовал он. – Это имеет какое-нибудь отношение ко мне, Красотка? Ты ожидала, что я буду здесь? Боялась обнаружить меня? Или все же надеялась встретить?

Как обычно, Изабелла взглянула ему в глаза.

– Ты больше ничего не значишь для меня, Джек, – ответила она. – Ровным счетом ничего.

За последние месяцы, проведенные вместе, они научились бороться друг с другом, не применяя физического насилия. Она не забыла тех уроков, как и он.

– И никогда не значил, правда? – поинтересовался Джек. – Я олицетворял для тебя только хлеб с маслом, обеспечивая пропитание, пока ты карабкалась наверх. Взамен ты подарила мне год удовольствия без какой бы то ни было необходимости разыскивать девушек на ночь.

– Верно, – произнесла Изабелла, не отводя глаз. – Мы давали и получали одинаково, Джек.

Он чувствовал себя посрамленным и злым, как всегда. Зачем ему понадобилось обижать ее? Неужели человек всегда хочет причинить боль тому, кого любит?

Но сейчас он ее уже не любил. Все осталось в прошлом.

– Ты любила его? – Слова повисли в воздухе. Джек ужаснулся, поняв, что произнес их.

На мгновение он решил, что Изабелла не ответит.

– Конечно, я любила его, – сказала она. – Очень сильно.

Те же слова он употребил вчера, описывая свои чувства к Джулиане.

– Не знал, что ты хотела выйти замуж, – проговорил он. – Не догадывался, что ты удовольствуешься одним мужчиной.

– Понимание этого ничего бы не изменило для тебя, – заметила Изабелла. – Ты бы никогда не женился на своей любовнице, Джек. А я всегда была для тебя только ею.

Внезапно у него родилась идея.

– Ты бы вышла за меня замуж? Если бы я попросил тебя? Вышла бы?

– Это праздное любопытство, не так ли? – спросила она. – Но нет. На твой вопрос я отвечаю: нет. Полагаю, ты был прав, когда называл себя моим хлебом с маслом. Не могу понять, зачем я оставалась с тобой целый год? Все, о чем я мечтала, – не дать тебе уйти, несмотря на твое презрение.

Джек понял, что в этой игре у нее появился перевес. Возможно, потому, что он более раним, чем она. Даже сейчас. Он почувствовал себя так, словно упал лицом в грязь. Он любил ее, она была смыслом его жизни. Правда, она бы не вышла за него замуж, даже если бы он попросил. Однако Джек никогда и не думал предлагать ей это.

– Да, – сказала она. – Я любила Мориса. Для него я была той, кого уважают так же, как и восхищаются. После тебя я нашла его неотразимым.

Она снова уязвила его. Год после разрыва с Красоткой, два года, шесть лет он все еще грустил. Он так и не смог забыть свои чувства к ней, лаская бесчисленное множество куртизанок и леди, не отягощенных моралью.

Неожиданно ему пришла в голову мысль, что он сможет выбросить Изабеллу из головы в объятиях невинной Джулианы. Что заставило его отвлечься от ухаживаний за ней на столь долгое время? Верно, ему поможет Джулиана.

– А я люблю Джулиану, – сказал он. – Я нахожу ее достойной уважения и восхищения.

Ее глаза – восхитительные зеленые глаза, умевшие отражать столько чувств, – быстро моргнули. С удовлетворением Джек подумал, что она оскорблена. Он и надеялся хотя бы немного обидеть ее.

– Может, тебе стоит пойти и отыскать ее, Джек? – спросила Изабелла. – Я нарочно осталась, после того как все разошлись. Я работаю, и мне сложнее, чем может показаться. Я должна понять образы и характеры героинь в сценах, которые будут сыграны здесь. Мне нужно уловить акустику и атмосферу. Я бы предпочла, чтобы ты ушел, хотя довольно невежливо просить тебя об этом в доме твоих дедушки и бабушки.

Джек повернулся и вышел из комнаты, не взглянув на нее.

* * *

Сначала Изабелла не хотела присоединяться к семейному походу за ветками к Рождеству. Приглашение в Портленд-Хаус было большой любезностью, по существу, ее наняли, как любого служащего, называя при этом почетным гостем. Она до сих пор чувствовала некоторую неловкость: семья была такой сплоченной и шумной. Она же была здесь чужой, несмотря на то, что ей прислали приглашение. Ей следует держаться от них подальше, насколько это будет возможно.

Изабелла ощущала всю неуместность своего присутствия тут, потому что в свое время была любовницей Джека. Девять лет казались долгим сроком, пока она вновь не увидела его. Ей почудилось, что все произошло только вчера, настолько свежи оказались старые чувства.

Зайдя после ленча в детскую, она предложила детям еще раз прогуляться к мосту или до деревни. Жаклин и Марсель пораженно взглянули на нее, глаза мальчика сначала стали холодными, а потом загорелись.

– Мама, мы должны идти за остролистом! – воскликнул он. – Я пойду с моим другом Дэви. Я же рассказывал тебе об этом.

Дети, разумеется, не поймут ее слов про семейный уклад и про идею о нежелательном вторжении чужаков. Но они и не думают вторгаться в жизнь этой семьи – их сюда пригласили. Ей не следует забывать, что Марсель – граф де Вашерон. Встретив Джека вновь, поговорив с ним, Изабелла осознала, что совершила ужасные поступки. К ней вернулось ощущение ее более низкого положения, которое он возродил.

Она улыбнулась сыну и посмотрела на дочь.

– А чего хочется тебе, Жаклин? – спросила она. – Тебе тоже интересно собирать со всеми зеленые ветки?

Энн находилась в детской и слышала часть разговора.

20
{"b":"5442","o":1}