ЛитМир - Электронная Библиотека

Изабелла вынуждена была наблюдать за их поцелуем под венком. Рядом раздалось несколько свистков. Ей почудилось, что поцелуй был достаточно глубоким, как и следовало, – ведь через несколько дней они официально обручатся.

Герцог издал знакомый хрип, который Изабелла научилась воспринимать как смех.

– В мои дни, – сказал он, – мы не позволяли себе такой свободы с красивой девушкой и так скоро, графиня. Даже омела не оправдывала подобного поведения. Дорогая, если можете, подкатите мое кресло, а я попрошу Стэна и Перри, чтобы усадили меня в него.

Пока Изабелла исполняла его просьбу, ощущение приближающегося Рождества пропало. Нужно было вернуть чувство праздника. Марсель потянул ее за руку.

– Я хочу поцеловать тебя, маман, – заявил он. – В прошлом году ты сказала, что отныне я – глава семьи.

– Так и есть, – ответила Изабелла улыбаясь и направилась с ним к венку. Когда она чмокнула его в сложенные губы, ее затопило чувство любви к Марселю и Жаклин, стоявшей неподалеку.

Любовь к детям являлась самой значительной частью ее жизни. Рождество наступило. Она должна создать для них чудесную атмосферу праздника. Всё было сказано и сделано, теперь только дети царили в ее сердце.

* * *

– Сыграем в бильярд, Джек? – чуть позже тем же вечером предложил Алекс, положив руку на плечо кузену. Многие удалились в музыкальную комнату – готовиться к рождественскому концерту, а большинство играло в карты в гостиной. – Нам обоим предстоит учить роли, поэтому давай пока немного расслабимся.

Джек последовал за Алексом в бильярдную и вскоре понял, что его позвали туда не только для отдыха. Алекс подошел к окну и принялся разглядывать падавший снег. Кузены с детства были очень близки. Иногда они даже могли читать мысли друг друга. К примеру, четыре года назад Джек знал, что не получит Энн, так как Алекс любил ее.

– Дедушка все еще глава семьи, – пробурчал Джек. – Не следует примерять на себя его роль, ведь ты пока не унаследовал титул, верно? Надеюсь, ты не собираешься читать мне нотации, Алекс?

– Я – член этой семьи, – твердо заявил кузен. – Этого достаточно. Я забочусь о чести семьи. Тебе не следует смущать нас.

– Каким образом я мог смутить вас?! – воскликнул Джек, притворяясь, что ничего не понимает. Он ненавидел, когда Алекс играл роль почтенного отца семейства. Совсем недавно Алекс вел себя не лучше Джека. Они добивались одних и тех же женщин. Обычно Алекс выигрывал, будь он проклят. – Я слишком страстно целовал Джулиану под венком? Но для этого и вешают венок. Между прочим, вы с Энн поступили так же.

– Джек, – отозвался Алекс, – она прекрасна и очень необычна. Она приковывает к себе взгляды всех находящихся в помещении.

– Энн не понравились бы твои речи, – сообщил Джек. Ему не нужно было долго думать, чтобы понять, о ком говорит Алекс.

– Мои чувства к Энн настолько глубоки, что мне не нужно прикидываться, будто я не замечаю красоты других женщин, – ответил кузен. – Понимаю, что ты ослеплен, Джек. Конечно, она держится с достоинством, но она актриса, и это объясняет намерение некоторых мужчин развлечься…

Алекс не успел закончить, так как две руки схватили его за лацканы сюртука и, почти оторвав от пола, прижали к оконной раме.

– Тебе лучше не высказывать вслух своих мыслей, – сурово произнес Джек, – если не хочешь проглотить их или выплюнуть вместе с зубами.

Алекс не ответил. Хватка Джека ослабла, и он отпустил кузена. Они пристально смотрели друг на друга, Джек тяжело дышал.

– Не думаю, что ты просил бабушку подыскать тебе невесту, – сказал Алекс. – Возможно, когда ты ехал сюда, то даже не представлял, что она нашла се для тебя и от тебя ожидают традиционных ухаживаний во время Рождества и предложения по окончании праздников. Бабушка любит править крепкой рукой. Однако правда состоит в том, Джек, что Джулиана прибыла сюда с определенными намерениями и ты сразу показал готовность оправдать се ожидания. Не сделай ты этого, никто бы не стал обвинять тебя, хотя нам было бы неловко. Но ты начат! ухаживать за ней.

– Я намерен жениться, – произнес Джек, глядя на него, – если и она этого захочет. Верю, что так и будет.

– А с другой стороны – графиня де Вашерон? – спокойно спросил Алекс. – Она будет развлекать тебя, пока ты ожидаешь согласия невесты? Сегодня вы встречаетесь в ее или в твоей комнате, Джек?

Джек ударил его в челюсть, и Алекс поморщился от боли, стукнувшись головой об оконную раму.

– Немедленно извинись, – проговорил Джек сквозь зубы. – Ты оскорбил леди, не важно, что она не слышала твоих слов. Я пригласил ее прогуляться вокруг озера, так как она не знает окрестностей, а я прекрасно с ними знаком. То, что она пошла со мной, превращает ее в порочную женщину?

– Джек… – Алекс осторожно ощупал челюсть. – Я повел Энн прогуляться. Я думал догнать вас. К счастью, внимание Энн привлекло что-то на другом конце озера, но я заметил вас. Я надеюсь, что она ничего не видела, хотя, должно быть, удивилась, когда я неожиданно прервал прогулку. Я смотрел и не верил своим глазам. Ваш поцелуй не походил на рождественский и не имел с ним ничего общего!

Джек подбоченился.

– Это не твое дело! – грубо отрезал он.

– Напротив, – продолжал Алекс. – Здесь находится молодая леди, которая будет очень обижена и унижена, если правда выплывет наружу. Вся наша семья будет опозорена. На сей раз это мое дело. Ты не должен вести себя так в родовом гнезде, Джек. Я не прощу прощения за вмешательство. А если ты опять поднимешь свои проклятые кулаки, то получишь от меня достойный ответ. Посмотрим, как ты понравишься обеим дамам с синяком под глазом.

Джек прижал руки к бокам и вновь сжал кулаки.

– Наверное, глупо с моей стороны разочаровываться в тебе, Джек, – сказал Алекс. – Однако это так. И должен признаться, в графине я тоже разочаровался.

Вначале у меня создалось впечатление, что она более достойная женщина,

– Мне ненавистны твои скороспелые выводы! – воскликнул Джек. – Ты что-то увидел и подумал, что понимаешь суть происходящего, Алекс. Но ты ничего не понял. Когда-то я был влюблен в Красотку, еще до ее замужества. С тех пор прошло много времени. Ты полагаешь, что я не способен на любовь, но целый год я жил только ею. Она слишком много значила для меня, чтобы я щеголял своей победой перед друзьями. Не смей больше говорить, что се поведение сегодня в полдень было непристойным. Это только наше с ней дело, а не семейное. Алекс моргнул.

– Она была твоей любовницей? – спросил он. – Какое совпадение. Но это не может продолжаться, Джек. По крайней мере, не здесь.

– Чепуха! – отрезал Джек. – Разумеется, это не может продолжаться, потому что она – это она, а я вот-вот вступлю в брак с другой женщиной. Тебе не нужно напоминать мне о чести семьи, Алекс. Я должен жениться на Джулиане, и женюсь. В соответствии с семейной традицией тебе потребовался год или два, чтобы не обмануть всеобщих ожиданий. А моя разгульная жизнь подходит к концу,

Алекс запустил пальцы в волосы, но замер, дотронувшись до затылка.

– Ты бросил мне в ответ ужасные обвинения, – заметил он. – И к тому же мне придется объяснить появление синяка на скуле. Боже мой, когда мы последний раз дрались? Я не получил никакого удовольствия от сегодняшнего столкновения. Мне следовало в первые же минуты разбить тебе нос.

– Ты всегда ныл от боли после драк, – возразил Джек. – Может, сыграем в бильярд, раз уж пришли сюда?

– Если ты согласен стать мальчиком для битья, – отозвался Алекс, тряхнув головой. – Уверен, что одержу запоминающуюся победу.

Джек выбрал кий и подумал о Джулиане. И о Красотке. И почувствовал себя окончательно разбитым.

* * *

Обильный снегопад, продолжавшийся всю ночь, не закончился и утром. Снег все падал и падал. В нем утопало все вокруг; газоны, цветники, тропинки и дорога облачились в белую униформу. Снег лежал на ветках деревьев.

– Разве это не самая чудесная рождественская картина, которую ты видел? – поинтересовалась Констанс, сплетая пальцы с пальцами Сэма, когда они присоединились за завтраком к остальным членам семьи. – Хотелось бы мне знать, что может быть лучше этого?

24
{"b":"5442","o":1}