1
2
3
...
30
31
32
...
42

Она забыла даже о Жаклин. Изабелла почувствовала стыд, поняв, что не знает, что происходило с ее дочерью после несчастного случая. А Жаклин не принадлежала к числу детей, настойчиво добивающихся внимания к себе.

Несомненно, Марсель проспит два часа. Изабелла поцеловала его и поднялась.

Она обнаружила Жаклин в спальне, которую та делила с тремя другими девочками. Жаклин сидела на кровати, скрестив ноги и прижав к себе подушку. Изабелла присела и обняла дочь за худенькие плечи.

– Он согрелся и уснул, – сказала она. – Ты испугалась так же, как и я, дорогая?

– Да, мама, – ответила Жаклин.

– Я не могла успокоить тебя, так как все мои мысли были заняты одним: согреть его и принести в дом. Прости меня, дорогая.

– Все в порядке, мама, – ^проговорила девочка. – Знаю, что если что-то подобное произошло бы со мной, то все твое внимание сосредоточилось бы на мне. Все считают Марселя очень смелым.

– Да, это так, – согласилась Изабелла. – Какое счастье, что у нас есть он, правда?

– Да, он наше солнышко.

Изабелла улыбнулась и обняла ее. Она сама часто называла его так, в то время как Жаклин именовалась душой семьи.

– Ты пришла домой вместе с другими детьми?

– Меня привел мистер Фрейзер, – ответила Жаклин. – Я обнимала его за шею, а он утешал меня, потому что мне было грустно.

Изабелла почувствовала, как все внутри у нее сжалось. Джек! Он спас ее сына и успокоил дочь.

– Может, ты тоже поспишь? – предложила она.

– Я почитаю Кэтрин, – сказала Жаклин. – Мне нравится это занятие, а она любит слушать.

– Хорошо. – Изабелла еще раз обняла и поцеловала ее. – Я зайду к тебе позже. Ты знаешь, что я люблю тебя так же, как Марселя?

– Знаю, мама.

«Сегодня, – подумала Изабелла, закрывая за собой дверь, – произошло поразительное событие. Рискуя жизнью, он спас Марселя». Она перевела дыхание. Боже, он мог погибнуть! Она схватила Марселя и убежала прочь, словно жизнь Джека ничего не значила для неё. Она не имеет понятия, как он себя чувствует.

Она бы умерла ради своего сына. Изабелла повернулась и быстро направилась к лестнице.

* * *

Джек лежал на спине, заложив руки за голову, и рассматривал одеяла, которыми укрылся. Когда он согрелся, то высунул ступни наружу. Вначале Джек думал, что смертельно устал, но потом понял, что просто скучает.

Наполовину опустошенный стакан молока – Боже, молока! – стоял на столике у кровати. В напиток добавили бренди, но Джек подозревал, что туда налили что-то еще. Он почувствовал горечь, бабушка добавила в молоко какую-то микстуру, самолично изготовленную ею.

Джек не хотел лечиться, потому что воображал себя героем – Веллингтон не возвращался с такой радостью домой после Ватерлоо, как он. Но он отнюдь не герой, напомнил он себе. Он взрослый человек, а его мать почувствовала необходимость взять на себя заботу о нем. На что он способен без ее советов и поддержки? Его мать поддерживала миф о том, что она стала бы обездоленной и жила бы в убогом домишке, если бы бабушка умерла первой. На самом деле она независима и владеет прекрасным домом в Лондоне, а Хорти и Зеб ее всегда поддержат.

Джек скрипнул зубами. Он спустил на пол одну ногу, но потом понял, что до обеда еще далеко. Его бабушка все устроит, все проконтролирует, а мама дополнительно проследит за этим. Он улегся обратно в постель.

На мгновение Джек вновь с тоской вспомнил о приглашении Регги провести Рождество с ним и его красотками. Если бы Джек поехал к другу, то сейчас не скучал бы.

Джек окончательно согрелся. Горячая ванна подарила ему райское наслаждение – раньше он не думал, что рай – это горячая ванна, а не поля, полные цветов, над которыми парят ангелы. Он ощутил, что проваливается в сон – подействовала особая бабушкина микстура. Возможно, после сна ему станет легче. Да и все равно сейчас нечем было заняться.

Джек проснулся от стука в дверь, но не открыл ее. Стук повторился.

– Войдите! – крикнул он и поднял голову, чтобы взглянуть на посетителя.

Изабелла тихо открыла дверь и зашла в комнату.

– Мне сказали, что ты скорее всего спишь, – произнесла она. – Я хотела поговорить с тобой позже, но потом подумала…

– Красотка, – сказал Джек, – похоже, ты на грани нервного срыва.

Изабелла стремительно подошла к кровати и посмотрела на него.

– Я должна поблагодарить тебя, – проговорила она. – Мой сын мог погибнуть. – Она шумно вздохнула. – Теперь я вечно в долгу перед тобой.

– Это открывает интересные возможности, – игриво заметил Джек,

Но ее лицо оставалось бледным, а глаза тревожными, и она не понимала смысла его слов.

– Красотка. – Джек протянул руку, она взяла ее и провела по своей щеке.

– Джек!.. – Изабелла закрыла глаза. – Ты мог погибнуть. Был близок к этому.

– Ничего подобного, – ответил он. – Озеро очень мелкое. Утонуть в нем было бы сложно. Конечно, было холодно, но не более того.

– Джек, не умаляй значение своего поступка. Ты готов был умереть за моего сына. – Изабелла поцеловала его руку.

– Красотка, – услышал Джек свой голос, – запри дверь.

Конечно, она начнет сопротивляться и уйдет. Это будет окончанием всего. Он забудет о ней, а она – о нем.

Изабелла пошла запирать обе двери – и в коридор, и в гардеробную. Потом она вернулась к кровати и взглянула на него понимающе и покорно.

Милостивый Бог! Неожиданно Джек понял, что она готова заплатить долг, о котором он говорил, и согласна с его предложением.

– Я не то имел в виду, – объяснил он, взяв ее за руки и усадив на кровать рядом с собой. Он приподнял верхнее покрывало и накрыл ее, чтобы она не замерзла. Джек положил руку ей под голову и обнял за плечи, и все сомнения испарились.

Он нежно целовал ее губы, щеки и глаза.

– Я не это имел в виду, – прошептал он. – Я никогда не сделаю ничего помимо твоего желания. Я никогда так не поступал. Ведь я никогда не принуждал тебя?

Он боялся услышать ее ответ; она могла уничтожить его одним словом.

– Ничего не происходило помимо моей воли. – Изабелла прямо посмотрела ему в глаза. – Ты же знаешь это, Джек. И ты знаешь, я никогда не делала этого ради денег.

Тогда почему? Он мог бы задать вопрос иначе, но не хотел.

Они лежали в тепле, поглядывая друг на друга. С удивлением Джек подумал, что готов уснуть. Ее присутствие в его кровати не возбуждало его. Он ощущал только удовольствие и предвкушение опасности. Но он отбросил мысли об опасности. Он принял подарок и не собирался ничего анализировать.

– Красотка. – Джек запустил пальцы в ее золотистые волосы, ему нужно было понять все и сбросить наконец груз боли, преследовавшей его девять лет.

– Что? – мягко спросила она.

– Почему ты делала это? – тихо спросил он. – Я полон раскаяния и хочу попросить прощения за свои слова. Пойми, как скверно я себя чувствовал, когда ты бесследно исчезла. Мне нужно было столько сказать тебе. Почему ты покинула меня?

Он думал, она промолчит, но Изабелла ответила:

– Наши лучшие времена прошли, Джек. Ты уничтожил меня. Чтобы вновь обрести себя, мне необходимо было исчезнуть. Я не могла ни оставить тебя, ни продолжать наши встречи. Я должна была укрыться в таком месте, где .бы ты не разыскал меня и не заставил вернуться.

– Я уничтожил тебя? – Джек был поражен. – А что ты сотворила со мной, Красотка, когда сказала, что не можешь отказать другим мужчинам? Каково мне было узнать, что я не способен удовлетворить тебя?

Она прикрыла глаза.

– Мы наговорили друг другу много ужасных вещей, чтобы причинить боль. Джек, ты всегда удовлетворял меня.

– Тогда почему? – Джек старался говорить спокойно, но в голосе его слышалась обида. Гордость заставила его спросить вновь:

– Зачем тогда ты встречалась с другими мужчинами?

– Ты хотел это услышать, – сказала она, открывая глаза, – Ты не верил мне, когда я все отрицала. Во время последней ссоры мне захотелось причинить тебе боль. Обидеть так же, как ты обижал меня неделями, месяцами. Думала, что это хорошая мысль.

31
{"b":"5442","o":1}