ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, мама, – улыбнулась Джулиана. Однако сначала отец не одобрил кандидатуру мистера Фрейзера из-за отсутствия у него титула. На его мнение повлиял тот факт, что он всего лишь внук герцога. Все это ничего не значило для Джулианы. Она мечтала обрести доброго мужа, с которым чувствовала бы себя свободно. Ей исполнилось девятнадцать, и она была готова вступить в брак.

Мистер Фрейзер действительно оказался удивительно красивым. Он был высоким, черноволосым, обладал хорошей фигурой. Проведя с ним несколько минут наедине за чаем в первый день, а после – вечер в его компании, в гостиной, Джулиана не обнаружила никаких недостатков ни в его внешности, ни в его манерах. Ее бабушка и отец сделали мудрый выбор.

Только мистер Фрейзер не сумел ей понравиться. Нет, было бы нечестно говорить, что он ей совсем не понравился. Джулиана приложила немало сил, стараясь держаться достойно. Но он оказался слишком старым! Никто не упомянул о его возрасте. Она считала, что ему по меньшей мере лет тридцать. Конечно, это не много. Если она права, он всего на одиннадцать лет старше ее. Но одиннадцать лет разницы казались ей пропастью.

– Все развивается благополучно, – сказала леди Холиоук, когда они вместе спускались по лестнице в гостиную. – Он уделил тебе внимание, но не слишком подчеркнуто. Его манеры достойны восхищения. И твои тоже, моя любимая.

– Я стараюсь, мама, – ответила Джулиана. Выражение его глаз увеличивало пропасть между ними. Это был взгляд зрелого мужчины, в нем сквозили цинизм и искушенность. Джулиана почувствовала себя обнаженной, когда Джек посмотрел на нее, – складывалось впечатление, что он прекрасно знает, как она выглядит без одежды. Ей показалось, что Фрейзер имел продолжительный опыт общения с женщинами и их телами и пресытился этим.

Джулиана знала, что в данном случае ее невинность – недостаток. Достигнув девятнадцатилетия, она, к несчастью, была невысокой и выглядела моложе своих лет. В результате родители неохотно начали вывозить ее в свет, хотя уже год или даже два ей положено было выезжать. Она не особенно протестовала, довольствуясь спокойствием домашней жизни.

Ей не хотелось выходить замуж за человека, жившего так долго, что он пресытился этим: Но она должна была выйти за него,

Джулиана хотела иметь близкого друга, которому она могла бы выплеснуть все накопившиеся эмоции, заставлявшие ее страдать. Но такового не оказалось. Мать не поняла бы ее. Говард был другом, братом, но она чувствовала, что в данном случае не может открыть ему свое сердце. Любой другой тем или иным образом был связан с Фрейзером.

Джулиана вздохнула, затем улыбнулась, вспомнив, что они уже вошли в гостиную и на нее смотрят.

Возможно, таинственные гости герцогини изменят положение вещей. Не похоже, что прибудет еще один родственник. Джулиана и так чувствовала себя подавленной и совершенно не представляла, будет ли вновь прибывший мужчиной или женщиной, молодым или старым.

Она решила, что должна держать себя в руках. В конце концов, члены его семьи были приветливыми и добрыми – как и сам мистер Фрейзер. Джулиана немного приободрилась, вспомнив его забавы в детской с карабкающимися на него детьми.

Улыбаясь, она вошла в гостиную вместе с матерью. Мистер Фрейзер немедленно отделился от группы, стоявшей у камина, и быстро направился к ней.

Это доставило ей удовольствие. Она знала, что друзья позавидовали бы ей.

Глава 3

Таинственный гость герцогини прибыл, когда все пили чай в гостиной. Мартин Рэйн доложил, что это леди с двумя детьми. Он наблюдал приезд гостей, но находился слишком далеко, чтобы рассмотреть лицо.

– С двумя детьми, – задумчиво произнес Чарльз Линвуд, сведя брови. – Кто же это может быть? У нас в семье не осталось неженатых мужчин, исключая тебя, Мартин. Может, мама пригласила ее для тебя?

Он расхохотался, Фредди присоединился к нему. Но все остальные, кто слышал – и прекрасно слышал, – смутились так, что не знали куда деться, из-за Джека, мисс Джулианы Бекфорд и ее семьи. При сложившихся обстоятельствах это была недопустимая шутка.

В этот момент двери распахнулись, и все притихли, сосредоточившись на герцогине и леди, вошедшей вслед за ней. Расчет герцогини был точен.

– Видите, мои дорогие? – спросила она, хлопая в ладоши, хотя все и так внимательно смотрели на нее. – Видите, какой замечательный сюрприз я для вас приготовила? Знаю, все ждали, что я предложу вам разыграть рождественские сценки, и каждый надеялся, что я забуду об этом, капризные вы люди. Я приняла это во внимание и долго размышляла. Так родилась моя идея, Величайшая актриса нашего времени вернулась в этом году из Франции в Лондон. Я решила убедить ее провести с детьми Рождество здесь, с моей семьей, и продемонстрировать нам в день праздника, что такое настоящая игра. Разумеется, все вы знаете графиню де Вашерон. Она не нуждается в моем представлении. – Герцогиня повернула голову, любезно улыбаясь гостье.

Графиня де Вашерон действительно не нуждалась в представлении. Герцогиня наслаждалась произведенным эффектом. Все уставились на знаменитую красавицу, английскую актрису, уехавшую десять лет назад во Францию и вышедшую там замуж за французского графа. Она вернулась в Англию прошлой весной в ореоле славы. Более того – теперь она имела титул и положение. Она обрела социальный статус, столь редко достигаемый женщинами, избравшими актерскую профессию. Присутствовавшие в гостиной вежливо зааплодировали, точно знаменитая актриса только что играла для них. Графиня улыбнулась и наклонила голову в знак благодарности. Со своей поразительно красивой, высокой и стройной фигурой, золотистыми волосами и тонкими чертами лица, она предстала перед трепетной аудиторией, как богиня из другого мира.

– Проходите, моя дорогая. – Герцогиня сделала королевский жест. Она взяла гостью за руку и решительно ввела в комнату. – Мне следует представить вам членов моей семьи и гостей, чтобы вы чувствовали себя как дома.

Она повторила порядок представления, имевший место днем раньше. Джек, беседовавший с Джулианой и ее братом, отошел от них, беззаботно пересек комнату и в одиночестве остановился возле рояля. Таким образом он будет последним представлен великой де Вашерон. Могло показаться, что бабушка забудет о нем, но тетушка Эмили указала на него, и герцогиня с любезной улыбкой на лице повернулась к Джеку.

– Это мой третий внук, дорогая, – сказала она. – Джек Фрейзер, сын моей дочери, леди Мод.

Джек помнил, что графине около тридцати лет. Ее расцветшая красота была более живой и притягательной, чем у Джулианы. Ее внешность сформировалась под влиянием жизненного опыта и страданий, которые отсутствовали у юных. Она стала намного красивее, чем девять лет назад.

Джек слегка улыбнулся, когда их глаза встретились.

– Привет, Джек, – наконец произнесла Изабелла мягким, мелодичным голосом, чья сила полностью проявлялась лишь на сцене.

– Привет, Красотка, – ответил он также тихо.

– О, – оживленно отметила герцогиня, – вы уже встречались. Я поручаю тебе, Джек, развлекать графиню, пока я распоряжусь принести чай и блюдо с пирожными.

Джек почувствовал, что желает – горячо желает, – чтобы бабушка прибегла к старым уловкам и нашла пьесу для постановки на Рождество. И еще – чтобы она отдала ему главную роль и чтобы репетиции заняли все свободное время до праздника. Это было бы гораздо лучше той ситуации, в которой он оказался. В тысячу раз лучше.

– Прошло много времени, Красотка, – произнес он, по-прежнему улыбаясь.

– Верно, – согласилась она. Изабелла не сводила с него глаз, на что Джек и рассчитывал. Она смело встретила его взгляд. – Девять лет. Ты не видел ни одного моего спектакля, с тех пор как я вернулась?

– Нет, – ответил он. – У меня были более приятные занятия.

Изабелла не потеряла самообладания.

– Мне не следовало спрашивать, – заметила она. – Если бы ты был в зале, я бы почувствовала твое присутствие.

5
{"b":"5442","o":1}