ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, ваша светлость.

– Вы будете проводить здесь полтора часа ежедневно.

По моему распоряжению. Я сам поговорю с ее светлостью.

Флер со вздохом поднялась со стула и молча взглянула на герцога. Он стоял так близко от нее, что она невольно отступила на шаг.

– Вы ведь прежде часто играли, не так ли? – проговорил герцог. – Что ж, будете играть и сейчас.

Она промолчала.

– Вы сказали Хаутону, что ваш отец умер, оставив долги?

– Да, ваша светлость.

– Вы в этом уверены?

– Да, уверена.

Флер не знала, какова сумма долга, но ей было известно, что отец действительно оставил долги.

– А ваша мать?

– Она умерла. Уже давно.

– И у вас больше нет родственников?

Флер прежде не умела лгать, но в последнее время ей не раз приходилось это делать. Она отрицательно покачала головой.

– Чего вы так боитесь? – спросил герцог. – Не меня ли?

– Я сейчас должна быть с леди Памелой, ваша светлость.

– Нет, не должны, – возразил герцог. – Вы должны выполнять мои распоряжения, мисс Гамильтон. Памела – трудная ученица?

– Ее не приучили делать то, что ей не нравится, ваша светлость.

– А вы приучите, мисс Гамильтон. Только позаботьтесь о том, чтобы она не скучала.

– Мне больше всего хотелось бы видеть ее улыбку и слышать ее смех.

– А вы можете научить ее смеяться, мисс Гамильтон?

Мне еще не приходилось слышать, как вы сами смеетесь.

Флер молча взглянула на герцога.., и вдруг снова увидела его обнаженным – таким он являлся ей в кошмарных снах…

В этих снах он склонялся над ней и раздвигал ее ноги…

– Вы свободны, мисс Гамильтон, – с усмешкой проговорил герцог. – А я пойду на конюшню, чтобы побыть с дочерью.

– Да, ваша светлость.

Флер направилась к двери.

– Мисс Гамильтон…

Она остановилась, обернулась.

– Я сегодня наблюдал, как вы занимаетесь с Памелой, и должен сказать, что доволен вами.

– Благодарю вас, ваша светлость.

Флер вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. С облегчением вздохнув, она направилась в свою комнату.

* * *

Отправив свою визитную карточку наверх, в один из номеров отеля «Палтни», лорд Броклхерст нервно расхаживал по холлу.

Он прекрасно понимал, что пока еще ничего не добился, хотя зашедший к нему накануне сыщик с Боу-стрит ужасно важничал и держался так, словно проявил чудеса изобретательности, занимаясь этим делом.

Список приглашенных в Уиллоуби-Холл разочаровал его.

Он знал только двоих из них, да и то не очень хорошо – во всяком случае, не настолько хорошо, чтобы отправиться в Дорсетшир вместе с ними без специального приглашения хозяев.

Конечно, он мог бы отправиться в Дорсетшир один – как окружной судья. Мог бы явиться в Уиллоуби-Холл, арестовать Изабеллу и доставить ее в Лондон, чтобы отдать под суд. Но в таком случае ее почти наверняка повесили бы. А его это совершенно не устраивало.

Да, он очень не хотел бы увидеть петлю на ее прелестной шейке.

Наконец лорду Броклхерсту доложили, что лорд Томас Кент готов принять его в своих апартаментах. Мэтью направился к лестнице.

Лорд Томас был на несколько лет моложе его, и они никогда не считались близкими друзьями, лишь изредка встречались в игорных домах и тавернах. Но с тех пор прошло много лет.

Лорд Томас, облаченный в длинный парчовый халат, ждал в гостиной. Он заметно возмужал, загорел – сыщик сообщил, что он только что вернулся из Индии, – и казался теперь еще более привлекательным мужчиной, чем прежде.

– Рад видеть вас, Брэдшоу. – Лорд Томас протянул гостю руку. – Ваш отец скончался, не так ли?

– Пять лет назад, – ответил лорд Броклхерст. – А вы отлично выглядите, Кент.

– И прекрасно себя чувствую. Я думал, что ни одна душа не знает о моем возвращении. Собирался сегодня объехать все клубы и оставить свои визитные карточки у каждой двери. Какой приятный сюрприз…

– Я узнал о вашем возвращении случайно, – сказал лорд Броклхерст. – Долго отсутствовали, Кент?

– Чуть более пяти лет, – ответил лорд Томас. – Когда неожиданно вернулся брат, мне пришлось убраться подальше. Может быть, слышали?

– Да, конечно. – Лорд Броклхерст деликатно откашлялся. – Неприятная история, Кент. Я прекрасно вас понимаю.

Лорд Томас пожал плечами:

– Не уверен, что оседлая жизнь мне по душе. А женитьба… Брак привязывает человека к месту. А что, Брэдшоу, наши леди все так же прекрасны, как прежде? И так же сговорчивы? Откровенно говоря, я ужасно соскучился по английским красоткам.

– Увы, они обходятся еще дороже, – с улыбкой заметил лорд Броклхерст. – Вы собираетесь домой?

– В Уиллоуби? – Кент громко рассмеялся. – Думаю, что это был бы самый неразумный поступок в моей жизни.

Ведь обстоятельства моего отъезда… Полагаю, брату не очень-то приятно видеть человека, который когда-то носил его титул. К тому же я был обручен с его нынешней женой. Хотя, возможно, стоило бы взглянуть на герцога Риджуэя.

– Старые обиды забываются, – сказал лорд Броклхерст. – Особенно ссоры между родственниками. Может, он будет рад видеть вас.

– Возвращение блудного сына и жирный теленок? – усмехнулся лорд Томас. – Я действительно чертовски голоден. А что, ресторан Уайта на прежнем месте?

– С удовольствием оплачу там завтрак, – улыбнулся лорд Броклхерст.

– Неужели? – снова рассмеялся лорд Томас. – Герон-Хаус приносит хороший доход? Вспоминаю те времена, Брэдшоу, когда мы оба не имели ни гроша. Что ж, завтрак завтраком, а вечером, может быть, отправимся куда-нибудь развлечься?

Теперь позвольте моему слуге налить вам выпить, а я пока оденусь.

Сидя с бокалом в руке, лорд Броклхерст в задумчивости смотрел на дверь, за которой исчез лорд Томас.

* * *

Стоя рядом с супругой в большом холле, герцог Риджуэй приветствовал гостей, прибывших в Уиллоуби. Потом, расхаживая по салону, беседовал с некоторыми из них. Время от времени поглядывая на Сибиллу, он невольно улыбался – она весело смеялась и, казалось, была счастлива. «Что ж, она имеет право на счастье», – думал герцог.

* * *

– У вас здесь хорошая охота, Риджуэй? – спросил сэр Эмброуз Марвелл уже за чаем.

– Мой егерь говорит, что оленей стало гораздо больше.

– А рыбная ловля? – поинтересовался Морли Тредуэлл.

Герцог вздохнул. Теперь было ясно, кого Сибилла пригласила в качестве своих близких друзей. Впрочем, именно таких гостей и следовало ожидать. Таких как, например, сэр Филипп Шоу. Про него рассказывали, что он почти никогда не бывает у себя дома: постоянно переезжает от одной любовницы к другой. И еще о нем в шутку говорили: когда сэр Филипп приезжает в гости, не стоит выделять ему на ночь отдельную комнату – все равно он окажется в спальне одной из дам, как правило, у самой хозяйки.

И тут герцог вспомнил, что Сибилла уже успела пококетничать с сэром Филиппом, во всяком случае, прогуливалась с ним под руку. Где, черт побери, она успела с ним познакомиться? Может быть, когда гостила у сестры? Что ж, она ведь часто ездила в гости без него, и он не возражал…

Герцог снова вздохнул. Неужели ему и на сей раз придется изображать ревнивого мужа, отстаивающего свои супружеские права? Это не только скучно, но и унизительно. К тому же ему ужасно надоело играть роль тирана, совершенно лишенного чувства юмора. Временами ему даже начинало казаться, что он действительно тиран.

А может, скрыться, может, уйти отсюда под благовидным предлогом? Но куда? Уроки наверху, без сомнения, уже закончились. Герцог был доволен, что мисс Гамильтон играла сегодня рано утром, когда у него была возможность послушать ее. Открыв дверь между библиотекой и музыкальным салоном, он слушал музыку, сидя за письменным столом. И сел так, чтобы гувернантка видела его. Иначе она могла бы подумать, что он шпионит за ней.

Она и в самом деле обладала талантом. Ее музыка в отличие от того, что он сам когда-то умел, была живой и бередила душу. Но вместе с тем и успокаивала. Успокаивала даже лучше, чем верховые прогулки.

14
{"b":"5443","o":1}