1
2
3
...
16
17
18
...
65

Но интересно, как она относится к своему партнеру? Во всяком случае, она совершенно искренне улыбается ему.

«Но что бы она сказала, если бы Дункан сделал ей предложение? – размышлял герцог. – Рассказала бы о себе всю правду? Рассказала бы про ночь в гостинице?»

Герцог нахмурился. В который раз он пожалел о том, что в ту ночь не расспросил Флер Гамильтон, прежде чем овладеть ею. Он ведь мог понять, что она впервые предлагает себя мужчине: она совершенно не походила на опытную проститутку.

Герцог невольно вздохнул. Он подумал о том, что если бы поговорил с Флер Гамильтон тогда, в гостинице, то все бы в ее жизни сложилось иначе.

В какой-то момент он вдруг поймал себя на том, что смотрит на нее с удовольствием, более того – любуется ею.

Неужели, думал герцог, перед ним та самая женщина, которую он месяц назад встретил у театра на Друри-лейн?

Если бы он тогда сдержался, если бы расспросил ее…

Но, увы, он тогда не понял, почему она так вздрогнула при его прикосновении.

О Боже… Он отвернулся, чтобы не смотреть на танцующих.

* * *

Флер была безмерно счастлива. Эта ночь в парке… В ней было что-то романтическое, даже сказочное. Цветные фонарики покачивались на ветвях деревьев и отражались в темных водах озера. А вокруг смеялись и танцевали нарядные дамы и кавалеры, и звучала чудесная музыка…

До бала Флер мечтала о том, как ее пригласит мистер Чемберлен, но ей даже в голову не приходило, что она будет танцевать и с другими джентльменами. Однако Дункан Чемберлен оказался самым приятным кавалером: он был любезен, предупредителен и остроумен. Более того, он пригласил ее и на четвертый танец… А потом, после четвертого танца, поднес к губам руку Флер и с улыбкой сказал, что, к сожалению, не может пригласить ее на пятый, но все же хочет лишить остальных джентльменов удовольствия танцевать с самой красивой на балу женщиной. При этих словах он подмигнул своей партнерше и отвел ее в сторону, туда, где стоял герцог Риджуэй, беседовавший с пожилой леди.

Флер, когда танцевала, старалась не смотреть на герцога, но невольно все же поглядывала в его сторону. Она то и дело ловила себя на мысли о том, что он чем-то отличается от других мужчин, присутствовавших на балу. Вот только чем?..

Конечно же, герцог выделялся своим ростом, статью. А шрам на щеке… Флер вдруг подумала о том, что герцог, несмотря на шрам, довольно привлекательный мужчина. Таким он наверняка казался женщинам, не видевшим его в ту ночь в гостиничном номере…

– Миссис Кендэлл, вы знакомы с мисс Гамильтон, гувернанткой Адама? – обратился мистер Чемберлен к пожилой леди, беседовавшей с герцогом. – Впрочем, лучше сказать, с гувернанткой леди Памелы… – добавил он с улыбкой.

Флер посмотрела на миссис Кендэлл и улыбнулась ей.

– Прекрасный вечер, Адам, – продолжал мистер Чемберлен. – И замечательный бал. Не припомню другою такого же. А вот и вальс. Разрешите?.. – Он поклонился миссис Кендэлл и протянул ей руку.

Несколько секунд спустя Флер осталась наедине с герцогом.

– Мисс Гамильтон, позвольте пригласить вас на вальс.

Флер подняла голову. На нее внимательно смотрели черные глаза. Она потупилась и, увидев протянутую ей руку с изящными длинными пальцами и ухоженными ногтями, невольно вздрогнула.

Флер отступила на шаг, в ужасе глядя на руку герцога.

– Тогда давайте пройдемся, – сказал он, убирая руку за спину.

Герцог медленно зашагал по дорожке. Флер последовала за ним.

– Вам нравится вечер? – спросил он.

Они шли мимо деревьев, шли под ветвями, на которых покачивались разноцветные фонарики.

– Да, благодарю вас, ваша светлость, – ответила девушка.

– Уиллоуби всегда славился своими балами, – сказал герцог. – И я с удовольствием принимаю у себя гостей со всей округи.

Они свернули на боковую дорожку, где совсем не было гуляющих – все гости прохаживались по широким аллеям на северном берегу озера.

– А вы хорошо танцуете, – заметил герцог. – Полагаю, вы раньше часто танцевали.

– Не очень, ваша светлость.

– Но вы не бывали в Лондоне во время зимних сезонов, не так ли? Я прежде вас не встречал.

– Никогда не бывала, ваша светлость, – ответила Флер.

Она искоса взглянула на герцога. Под взглядом его черных глаз ей было очень не по себе. А если вдруг… Если ей придется закричать, ее услышат?

– Мисс Гамильтон, где же вы научились танцевать?

– В школе. У нас учителем танцев был француз. Девочки смеялись над ним, потому что он любил размахивать руками и всегда держал в одной из них носовой платок. И он делал все гораздо изящнее, чем любая из нас. – Флер улыбнулась при этом воспоминании. – Он замечательно танцевал! А я… Я всегда очень любила танцевать. И играть на пианино, конечно.

– Вы прекрасно танцуете и замечательно играете.

– Иногда… – Флер взглянула на павильон и на мерцающие отражения фонариков в воде. – Иногда мне кажется. что без музыки жизнь потеряла бы всю свою прелесть.

Звуки вальса, доносящиеся из павильона, были частью ночи; и временами Флер казалось, что в эту ночь возродились ее надежды…

– Давайте потанцуем здесь, – неожиданно сказал герцог.

Флер повернулась к нему и увидела его протянутую руку.

Лицо оставалось в тени – фонарики светились за его спиной.

Флер подняла правую руку, и та показалась ей свинцовой. Когда же герцог прикоснулся к ней, она вздрогнула и тотчас почувствовала, как гулко забилось ее сердце. В следующее мгновение герцог обнял ее за талию, и она положила левую руку ему на плечо.

Они закружились в медленном вальсе, и Флер прикрыла глаза. Кавалер вел ее легко и уверенно – он был прекрасным танцором. Флер же всецело отдалась ритмам вальса; она на время даже забыла о том, что танцует с герцогом Риджуэем.

Но вот музыка стихла, и они остановились – Мне кажется, что музыка – в вашей душе, мисс Гамильтон, – раздался низкий голос герцога.

Флер наконец открыла глаза и, увидев перед собой лицо герцога, невольно отступила на шаг.

– Может быть, вернемся к дому, мисс Гамильтон? Вы не проголодались?

– Нет, благодарю вас, ваша светлость.

– Я узнал, что вы возили Памелу к Чемберленам. Вы поступили правильно. Она очень редко видится с другими детьми.

– Мне кажется, что девочке нравится бывать на свежем воздухе, ваша светлость.

– Конечно, нравится, – согласился герцог. – Вы сегодня не раз танцевали с Чемберленом. Мне кажется, он заинтересовался вами.

Флер похолодела. Зачем герцог сообщает ей об этом? Она бы и сама все поняла.

– Он был очень добр ко мне, – пробормотала Флер. – Как и другие джентльмены, ваша светлость.

– Да, добр, – кивнул он. – А вон и мисс Чемберлен, она около чаши с пуншем, как я вижу. Не хотите ли присоединиться к ней?

– Да, конечно, – ответила девушка. – Благодарю вас, ваша светлость.

Герцог удалился, а Флер подошла к Эмили Чемберлен.

Она заставила себя улыбнуться стоявшему рядом слуге и сказала, что не хочет пить, хотя на самом деле умирала от жажды. Руки у нее так дрожали, что она не осмелилась взять бокал.

– Замечательный вечер, не правда ли, мисс Гамильтон? – улыбнулась Эмили. – А погода – лучше не бывает.

Глава 9

У герцога Риджуэя появилась привычка заходить по утрам в классную комнату и молча наблюдать за занятиями.

Часто после окончания уроков он уходил с Памелой на конюшню, чтобы успеть до завтрака проведать щенка.

Но после бала утренних занятий не было, потому что леди Памела слишком поздно легла спать. Во второй половине дня Флер провела девочку по коридору верхнего этажа; она показывала ей картины, висевшие на стенах, и объясняла, каком образом художник в том или ином случае добивался нужного эффекта.

Флер уже хотела отправиться со своей ученицей в классную комнату, но тут в коридоре появился герцог. Он тотчас же направился к ним. Флер мысленно вздохнула. Она надеялась, что его светлость будет гулять с гостями по парку и она не увидит его. Вспоминая прошедшую ночь, девушка в ужасе вздрагивала: ведь она вальсировала с герцогом, вальсировала, закрыв глаза и положив руку ему на плечо… Более того, в какой-то момент она даже забыла, с кем танцует.

17
{"b":"5443","o":1}