ЛитМир - Электронная Библиотека

Да и это не ваша забота, ваша светлость. Вам ведь надо возвращаться домой.

– Домой? – спросил он, останавливаясь на дорожке и беря ее за обе руки. – Я хочу видеть вас счастливой. Флер, и совершенно свободной. И не могу покинуть вас, пока не увижу, что это так.

– Но почему?

– Вы сами прекрасно знаете почему, – сказал он, отпустив ее руки, повернулся и пошел в сторону конюшен.

Она бросилась за ним.

– Из-за того, что вы тогда сделали? Но ведь я стояла возле театра именно с этой целью. Не вы, так подошел бы кто-то другой. Может быть, не в ту ночь, а в следующую.

Он внезапно остановился и снова взял ее руки в свои.

– Слава Богу, что это оказался я, – сказал он, глядя на нее горящим взором. – Да, слава Богу, что это был я. – Он отпустил ее руки. – Вернусь рано утром. Надеюсь, что смогу привезти вам какие-то новости.

Он ушел, а она стояла и смотрела ему вслед.

Ее преследовала мысль: у нее появилась отсрочка на один день. А завтра он попрощается и уедет навсегда. Завтра он уедет навсегда.

Завтра.

Глава 22

– Мы очень рады снова видеть вас дома, мисс. – Маленькая горничная, которую прислали вместо Энни, вешала в гардероб муслиновое дневное платье Флер, которое она только что сняла. И добавила весьма доверительно:

– Тэд Джексон сказал, вы не можете быть виноватой, если приехали сюда по доброй воле. И никто из нас не считает вас виноватой, мисс.

Флер словно очнулась от грез, в которые была погружена.

– Благодарю вас, Молли. Вы очень добры ко мне, если так говорите.

Молли таинственно понизила голос, хотя дверь гардеробной комнаты Флер была плотно прикрыта и за ней скорее всего не было никого из слуг.

– И если бы вы спросили меня, мисс, то я сказала бы вам: мистер Хобсон получил по заслугам. Мне он никогда не нравился. Он всегда считал себя… Божьим даром для женщин.

Хобсон был довольно привлекательным мужчиной. О Молли же нельзя было сказать, что она хорошенькая, и Флер догадывалась: вероятно, он когда-то оскорбил ее женское самолюбие.

– Он требовал внимания, ничего не давая взамен, – сказала Молли, подтверждая догадки Флер. – Но я никогда не слушала его сладкие речи, мисс, хотя он пытался ухаживать за мной, и не один раз.

– В самом деле?

Флер ужасно волновалась, пока герцог Риджуэй опрашивал слуг; она даже начала жалеть, что доверилась ему. Но теперь он отправился в Дорсетшир, и ей надо подумать о том, как жить дальше. Если герцог вернется завтра утром, что он ей сообщит?

– Хобсон рассказывал о себе, Молли?

– Все время, – ответила девушка. – Это он любил больше всего, мисс.

Молли говорила с таким ожесточением, что Флер невольно улыбнулась.

– Его отец был зажиточным мясником в Роксфорде, мисс.

Вот почему мистер Хобсон считал себя чуть ли не джентльменом. Но только вряд ли его можно было так назвать.

– Так вот он откуда… – пробормотала Флер. – Значит, из Роксфорда?

– О… – Молли прикрыла рот ладонями. – Мистер Чапмен убьет меня. Он сказал, что мы должны помнить, кто нам платит жалованье, и ничего никому не рассказывать.

– Не рассказывать? – переспросила Флер. – Он запретил об этом говорить?

– Потому что хозяин отправит вас в тюрьму, как только вернется сюда, мисс, – сказала Молли. – Хотя я не думаю, что вы заслуживаете этого. Но если мистер Чапмен узнает, что я вам это сказала, то он убьет меня.

– Я ни слова не скажу дворецкому, Молли. Но я думаю, вы скажете мне все, что знаете. Значит, Хобсон похоронен там?

– Думаю, что так, мисс, – ответила Молли. – Но точно я не знаю, потому что не очень-то интересовалась. До Роксфорда тридцать миль. А я и тридцати ярдов не пройду, чтобы положить цветы на его могилу. Мне больше нравится Тэд Джексон, хотя он всего только помощник садовника. Тэд относится к каждой девушке так, будто она особенная.

Флер поднялась на ноги и стала надевать шелковое вечернее платье. Она не совсем понимала, зачем переодевается, – ведь ей предстояло обедать в одиночестве. Очевидно, ей просто хотелось ощутить себя настоящей леди, почувствовать, что она снова дома.

– Я должна спуститься к обеду, – сказала она. – Благодарю вас, Молли. Вы мне больше не понадобитесь. У вас будет свободный вечер, если только вас не заставят что-нибудь делать внизу. А у Тэда тоже свободный вечер? – спросила она с улыбкой.

Девушка усмехнулась:

– Думаю, что так, мисс. – Она подошла к двери раньше, чем Флер, но остановилась, взявшись за дверную ручку.

И вдруг почти шепотом проговорила:

– Я была очень дружна с Энни, мисс, и она мне кое-что рассказала, когда я была здесь новенькой.

– Да? – Флер посмотрела на разрумянившиеся щеки девушки.

– В ту ночь, – продолжала Молли, – вы забыли перчатки в вашей гардеробной, мисс. Энни сбежала вниз и положила их в ваш саквояж, который был уже в повозке.

– Вот как? – сказала Флер.

– И там не было никаких драгоценностей, мисс. Но когда Энни позже открыла саквояж, то они лежали поверх перчаток. В тот момент, когда она открывала саквояж, в комнату без стука вошел хозяин. И с ним был еще мистер Чапмен.

Она сказала им то, что я только что рассказала вам, мисс. А на следующий день ее уволили. Она очень испугалась и просила меня ничего никому не говорить. Правда, ей хорошо заплатили.

– Заплатили? – спросила Флер.

– Мистер Чапмен убьет меня, если узнает обо всем, мисс, – прошептала Молли.

– Не бойся, не убьет, – сказала Флер. – Мне кажется, Молли, что через несколько дней лорд Броклхерст сам объявит, что эта история с драгоценностями – просто недоразумение. Но даже если так и случится, я все равно буду благодарна вам, Молли. Вы самая смелая в этом доме, и я не забуду этого.

«Значит, Роксфорд, – думала Флер, спускаясь по лестнице. – Тридцать миль отсюда. И Молли права. Даже тридцать шагов и то слишком большое расстояние для того, чтобы только увидеть могилу Хобсона. Но я ведь убила его… Ни один человек, даже очень плохой, не заслуживает смерти от рук другого человека. Я должна преклонить колени перед его могилой».

Тридцать миль. Она понимала, что не сможет съездить в Роксфорд и вернуться обратно в тот же день.

* * *

– Но до Роксфорда тридцать миль. Возможно, даже тридцать пять, – сказал преподобный Бут. – Я совершенно вас не понимаю. Изабелла. Почему вы хотите туда съездить? Допустим, вы увидите могилу. Может быть, и надгробие. Стоит ли из-за этого ехать так далеко?

Но Флер знала, что должна отправиться в Роксфорд, чувствовала, что не успокоится, пока не попадет туда.

– Мне кажется, что я обязана поехать в Роксфорд. Иначе вся эта история никогда для меня не закончится, даже если Мэтью откажется от своих обвинений. Я не была на похоронах Хобсона.., и поэтому должна увидеть хотя бы его могилу.

– Хорошо, что прошло какое-то время, – сказал Дэниел Бут. – Почему вам не оставить все это, Изабелла? Почему не начать все сначала?

– Я забуду… Но только после того, как побываю в Роксфорде. Я подумала и решила: предложение Мириам подходит мне больше всего. Я буду счастлива жить у мисс Гален и с удовольствием стану преподавать в школе Мириам. Надеюсь, что вы поедете со мной. Вы согласны?

Бут вздохнул и медленно прошелся по кабинету;

– Поехать с вами? Неужели вы забыли о приличиях, Изабелла? Вам не следует даже находиться тут со мной наедине, когда Мириам занята в школе. А поездка в Роксфорд и обратно займет никак не меньше двух суток.

– Да, но я думала, что вы не захотите отпустить меня одну.

– Не хотел бы, – сказал он с некоторым раздражением.

Он взял ее за руки. – Вы должны забыть все это. Вы только что освободились от одной неприятности. Я не хочу, чтобы вы тут же угодили в другую историю… Мне хотелось бы, чтобы вы стали моей женой. Может быть, лорд Броклхерст теперь даст согласие на наш брак. Если нет, то я вернусь к нашему прежнему плану и женюсь на вас по специальному разрешению. Вы согласны, Изабелла?

49
{"b":"5443","o":1}