ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тогда тебе лучше не выходить за него замуж, – заметил юноша. – Вы быстро сведете друг друга в могилу. Если я правильно помню, Дэн обвинял тебя именно в том, что ты не была скучной и лицемерной – хотя он выразил это другими словами. Ты помнишь, как упала в озеро с ветки дерева?

– Я прыгнула вниз, – заявила она, – потому что ты спровоцировал меня, Фредди.

– Правда? Впрочем, это звучит вполне правдоподобно. Я прекрасно помню, как Дэн стоял на берегу, как жених с Бонд-стрит, когда ты выбиралась из воды, похожая на тонущую крысу. Он сказал, что, возможно, для тебя было бы хорошим уроком, если бы ты ударилась головой о большой камень на дне озера.

– Именно тогда Гасси назвал его надутым ослом, – вспомнила Джулия. – Конечно, когда он уже не мог этого услышать. Вы, мальчики, всегда немного побаивались кулаков Дэниела. Я подумала тогда, что это очень подходящее определение, и мне было очень жаль, что леди не пристало пользоваться такими словами на публике.

Фредерик засмеялся:

– Я спрятался в зарослях и избавил нас от попечения родных не за тем, чтобы мы вспоминали годы нашего взросления.

– Так зачем ты привел меня сюда, Фредди? – Она нахмурилась. – Мы могли бы поговорить у всех на виду. Ты ведь не собираешься сказать, что внезапно воспылал ко мне жгучей и неземной страстью?

– Если ты так ставишь вопрос, то нет, – ответил Фредди. – Определенно, нет. Вижу, что это не сработало бы. Я мог бы смотреть на тебя вот так. – Его томный взгляд из-под полуопущенных век слился с ее взглядом, потом медленно поднялся к ее пробору; затем опустился вниз к ее губам. – Трогать тебя вот так, – он протянул руку и кончиками пальцев легко скользнул по ее скуле, затем осторожно взял ее подбородок, а большим пальцем коснулся губ, – и шептать тебе на ушко, что ты выросла у меня на глазах и без предупреждения превратилась в очаровательную, соблазнительную женщину. Потом колени у тебя подогнутся, и ты станешь моей рабой до конца своих дней. – Фредерик опустил руку.

– Как глупо! – возмутилась Джулия. – Неужели женщины поддаются на подобную ерунду?

Он засмеялся. Он был почти рад, что она не поддалась на его уловки. Он не любил, когда игра с большими ставками становилась слишком легкой.

– Десятками, – небрежно ответил кузен. – И ты сразу присоединишься к моей игре, согласна?

– Значит, ты не любишь меня. – Джулия вздохнула. – Жаль.

– Я не говорил этого. Я очень люблю тебя, Джули. И всегда любил. И ты действительно выросла за последние несколько лет. Ты достаточно соблазнительна, чтобы заставить учащенно биться сердце любого мужчины.

– Правда? – Она улыбнулась ему. – И ты готов на мне жениться, Фредди?

– Весьма привлекательная мысль. – Он лениво ей улыбнулся.

– Потому что я красива, очаровательна и ты любишь меня?

– Ну конечно, – мягко произнес он.

– А не из-за Примроуз-Парка? – спросила она. – Не из-за состояния твоих карманов?

Он взял в ладонь ее подбородок.

– Тебе кто-то сказал, что у меня пусто в карманах? – поинтересовался он. – Или слава обо мне дошла сюда раньше меня и ты сделала собственные выводы? Но это не правда. Я люблю время от времени поиграть, но не проигрываю больше, чем могу себе позволить. Ты боишься, что я проиграю Примроуз-Парк?

Она твердо взглянула ему в глаза:

– Да. Ты ведь женишься на мне из-за имения, не так ли? Не говори «нет». Потому что это будет ложь.

Фредерик отнял руку от ее подбородка и легко коснулся пальцем ее носа. Джулия была не глупа.

– Я действительно люблю тебя, Джули. Ты должна была это понять уже давно. Мы прекрасно с тобой поладим.

– Я прекрасно поладила бы и с Гасси, и даже с Лесом. Возможно, и с Малькольмом. Только не с Дэниелом. Но мне любопытно узнать, что ты можешь мне предложить взамен, Фредди?

– В один прекрасный день – титул. Ты станешь баронессой, Джули. Разумеется, дай Бог здоровья моему отцу.

– Я могу стать графиней с Дэниелом или будущей баронессой с Малькольмом. Что еще?

Он неожиданно улыбнулся:

– Я пытался избежать очевидного ответа, Джули, потому что я джентльмен. Но, если ты настаиваешь, я отвечу. Чертовски сладкое время в постели, вот что я могу предложить взамен. Это обещание. И не притворяйся, что эта идея тебе претит. Ты ведь уже совершеннолетняя? И не раз мечтала о том, чтобы тебя ублажили на хрустящих простынях.

– Как тебе не стыдно! Ты никогда не был джентльменом, Фредди! Никогда. И до сих пор ни разу так откровенно не вгонял меня в краску.

– Держу пари, что сейчас мне это удалось. Жаль, что уже темно и нельзя увидеть твое лицо. – Неожиданно он схватил ее за запястье. – Подойди ко мне и разреши показать тебе кое-что.

– Что? – испугалась она.

– Позволь мне показать тебе, каким приятным может быть поцелуй.

– Я знаю, каким он может быть приятным. Я не неопытная барышня. Ты думаешь, что меня никто никогда не целовал?

– Но не так, как это собираюсь сделать я. Если хочешь познакомиться с увертюрой того, что я могу тебе предложить, подойди ближе.

Джулия сделала шаг вперед, и как раз в этот мо-тент раздался голос графа Биконсвуда:

– А, вот вы где. Мы потеряли вас в лесу. Вы мудро укрылись здесь, среди кустов. С озера дует холодный ветер. Предлагаю вернуться в дом, пока леди не простудились. Джулия, ты не хочешь пойти вместе со Стеллой?

Фредерика рассмешило его появление. Но он испытал и разочарование – поцеловав Джулию, он получил бы удовольствие как от самого процесса, так и от возможности всерьез начать свою кампанию. Его успокаивало лишь то, что впереди было еще много времени. А с проницательной особой вроде Джулии действовать нужно весьма осторожно.

Вскоре все уже направлялись к дому: Лесли с Виолой, Стелла с Джулией, а граф и Фредерик замыкали процессию.

– Давай поговорим начистоту, Дэн, – произнес Фредерик, когда убедился, что никто не услышит их разговор. – Ты пытаешься помешать мне выиграть состязание потому, что хочешь получить приз сам? Или ты вообще пытаешься остановить всю затею потому, что не хочешь, чтобы кто-нибудь выиграл?

– Неприлично уводить девушку в темноте без спутницы, Фредди, – ответил граф. – Тетя Милли должна была обратить на это внимание, как только ты предложил Джулии прогуляться. Это могла бы сделать и моя мать или кто-то из теток.

– Возможно, они помнят, что Джулия – совершеннолетняя. Или они доверяют мне, зная, что я не причиню ей зла.

– Я догадался, что ты собирался сделать с ней. У меня есть глаза и уши, Фредди.

– Я хотел только поцеловать ее. Что странного в том, что двадцатишестилетний мужчина хочет поцеловать молодую девушку, если она привлекательна и сама желает этого? И если он намерен жениться на ней?

– До сегодняшнего дня ты думал о женитьбе не больше, чем об уходе в монастырь. Я не позволю тебе играть чувствами Джулии. Ей далеко до твоего опыта.

– Надеюсь, что нет. – Фредерик засмеялся и хлопнул кузена по плечу. – Не могу понять тебя, Дэн. Ты хочешь Джулию для себя? Не могу в это поверить. Еще пару недель назад в Лондоне ты готов был надеть на себя брачные оковы. Если ты не хочешь иметь дело с Джулией, ты должен быть счастлив оставить ее одному из нас. Ей самое время выйти замуж, и ты же знаешь, что мы все любим ее.

– И Примроуз-Парк. И ренту с него.

Лицо Фредерика выразило неудовольствие.

– Это удар ниже пояса, Дэн, – пробурчал он. – Я еще не встречал ни одного человека, который не считал бы, что при наличии денег можно вести гораздо более комфортную жизнь. Конечно, мне нравится Примроуз-Парк и рента с него. Но это не означает, что я не люблю Джули.

– Не переступай с ней границ приличий! – потребовал граф. – Джулия не способна следить за собой. У нее нет опыта. И поскольку она беззащитна, беспокоиться и заботиться о ней – мой долг. В конце концов, я – глава этого семейства. А она – его член, пусть и не по крови. Дядя сделал ее нашей родственницей. Поэтому следи за собой, Фредди, иначе я разберусь с тобой.

13
{"b":"5444","o":1}