ЛитМир - Электронная Библиотека

– И я, – откликнулась Джулия, – я тоже всегда ходила с вами.

– Это так, Джули. – Огастус смущенно улыбнулся. – Ты всегда была одной из нас, сорванцов.

– Но теперь она леди, – твердо заявила тетя Сара. – И думаю, вы должны смотреть на замок лишь как на живописное место для пикника, а не лазить вокруг. Вы уже не дети.

Огастус состроил гримасу, когда тетя Сара отвернулась, и подмигнул Джулии. Это были первые искренние улыбки, которыми они обменялись со вчерашнего дня после чтения завещания.

– Значит, Калверкасл, – подытожил дядя Рэймонд, поднимаясь со стула. – Пойду закажу кареты для леди.

– А я схожу к кухарке насчет корзины для пикника, – предложила тетя Юнис. – Ты пойдешь со мной, Милли?

– О, конечно, дорогая, – заволновалась тетя Милли. – Но кухарка рассердится, узнав, что ломают ее планы. Я терпеть не могу, когда она раздражается. – Она неохотно отодвинула свой стул.

– Идите туда, тетя Милли, – подмигнул ей Фредерик. – Идите и покажите им, где раки зимуют.

– Фредди, дорогой, – произнесла шокированная тетя Милли.

– Фредди! – раздался сердитый голос отца. Тот прыснул со смеху.

Джулия ехала в четырехместной коляске. В обычной обстановке она настояла бы на том, чтобы отправиться верхом вместе с мужчинами, и даже сейчас она с завистью наблюдала за ними, притворно-скромно сидя между Камиллой и тетей Сильвией. Иногда ей в голову приходила мысль, почему злая судьба решила, что она должна родиться женщиной, хотя все ее существо направлено к свободе и бурной физической деятельности, которая была доступна только мужчинам. Но если бы она не была женщиной, она не смогла бы оценивающе смотреть на мужчин, не ощущая вины за ужасный грех.

А мужчины действительно великолепные существа, думала Джулия. Гораздо более великолепные, чем женщины. Они – средоточие мускулов и твердости в отличие от женской мягкости. По крайней мере, лучшие их экземпляры. Вроде Фредди. И Гасси. До этого она вообще не думала о Гасси как о мужчине, а только как о кузене и близком друге. Он был по-своему красив. На его лицо лягут морщины от смеха, прежде чем он достигнет сорокалетнего возраста. Его светлые волосы будут кудрявыми и буйными, пока он не начнет лысеть, что неизбежно случится в ближайшие десять лет. Дядя Пол был почти лысым. Гасси обладал красивым мужским телом, несмотря на свой относительно невысокий рост.

Конечно, он никогда не сравнится с Фредди в мужском великолепии. И с Дэниелом. Дэниел, конечно, тоже решил принять участие в пикнике. Джулия испытала легкое разочарование, увидев его, но было бы странно, если бы он не отправился вместе с ними. Дэниел всегда добросовестно исполнял свой долг перед семьей.

Да, он был очень красивым мужчиной, сдержанно призналась она себе. И привлекательным, неохотно подумала Джулия. Она желала его в то утро. Мысль, облеченная в слова, ее шокировала. Хотела его? Да, ей хотелось, чтобы он поцеловал ее. Беда Дэниела заключалась в том, что он был особенно красив в гневе. А он был очень сердит, когда шел к ней по траве широкими шагами. Он испытывал гнев и к себе, и к ней, она знала это. Было что-то эротичное в контрасте между его безукоризненным костюмом и ее откровенным неглиже.

Но она хотела большего, чем просто поцелуй. Джулия вздрогнула, несмотря на жаркий день и плотно прижатое к ней тело кузины. Ей хотелось, чтобы он обнимал ее, как ни ужасно было в этом признаться. Ей никогда не хотелось этого прежде, и она никогда не желала от мужчины большего, чем просто поцелуи. Даже желание поцелуя иногда заставляло ее чувствовать себя грешницей. Что он сказал? Его слова привели ее в такой шок – чего он и добивался, – что она подавила в себе память о них. Как они звучали? Что-то о мужчине, который, увидев ее в мокрой сорочке, возжелал бы ее.

Щеки ее запылали, и она от смущения начала вертеть в руках зонтик. Ее мучила странная боль и пульсация между ног, как тогда, у озера. Она желала его… О Боже, она могла бы завершить свою мысль, поскольку мысль эта была известна только ей, но она не могла спрятать ее от самой себя. Она хотела, чтобы он проник в ее тело.

Половой акт. По крайней мере она считала, что именно это он имел в виду, и она хотела именно этого. Слияния двух тел. Той интимности, которая, когда бы она ни думала о ней, пугала ее и заставляла избегать мысли о браке. Она не желала, чтобы кто-то фамильярно или по-приятельски отнесся к ее телу – так же, как к ее губам.

– О чем задумалась, Джули? – поинтересовалась Сьюзен, сидящая напротив нее.

– Ты необычайно и неестественно тиха, Джули, – заметила тетя Сильвия.

– Нет-нет, я просто задумалась, – ответила она. Задумалась о том, что испытает, когда Дэниел войдет в нее. И вновь ее щеки запылали.

– Она думает, что у ее лука пять стрел, – засмеялась сидящая напротив Джулии тетя Роберта. – И гадает, которая из них будет выпущена первой во время пикника. Это волнующее и одновременно пугающее состояние, когда ты достигаешь брачного возраста и выбираешь мужа. Ты согласна, дорогая? Я завидую тебе, и одновременно мне жаль тебя.

– Просто я думала о дедушке, – ответила Джулия, продолжая вертеть в руках зонтик. – Как бы мне хотелось, чтобы он был жив и поехал с нами, и я могла заманить его на стену с бойницами и столкнуть вниз.

– Боже правый! – в ужасе воскликнула тетя Сильвия, приложив руку к сердцу, остальные засмеялись.

Граф, который скакал впереди неподалеку от них, оглянулся через плечо при звуках смеха. "Я ненавижу его, – подумала Джулия. – Джентльмен немедленно ушел бы прочь, увидев купающуюся леди и предоставил меня самой себе. Если бы он был джентльменом, он отвернулся бы, пока я не завернулась в полотенце.

Джентльмен никогда бы не обвинил меня в распущенности только за то, что я люблю купаться в озере. И он должен был бы сто раз извиниться".

Мужские бедра смотрятся намного привлекательнее, когда они обхватывают бока лошади, размышляла Джулия, снова вращая в руках зонтик. Конечно, если они крепкие и мускулистые, как у Дэниела.

Она хотела бы, чтобы он поцеловал ее, коснулся ее. Тогда она могла бы дать ему пощечину – и испытала бы облегчение. Ей в любом случае следовало бы ударить его, когда он поставил под сомнение ее девственность. Она упустила благоприятный момент. Ей так хотелось дать Дэниелу пощечину. Она сделает это при первом удобном случае. Пусть только попробует снова заговорить о приличиях и благопристойности. Или о нежелательности ее брака с Фредди. Если захочет, она выйдет замуж за Фредди. Она сделает это назло Дэниелу – если захочет.

– А, вот и он! – воскликнула Камилла, показав на развалины нормандского замка. – Я всегда забываю, насколько живописны эти окрестности, пока вновь не возвращаюсь сюда. Как давно мы не были здесь.

Джулия вернулась мыслями к настоящему. Калверкасл был сценой для множества детских игр и шалостей. Иногда ей так хотелось, чтобы они вновь стали детьми. Какие дети глупые, думала она, зачем они хотят поскорее вырасти? Быть взрослой не очень-то приятно.

Дяди помогали дамам выйти из экипажей. Кузены Джулии держались позади, словно боялись ее или друг друга, неожиданно пришло в голову Джулии. Ей очень захотелось, чтобы они вновь превратились в детей и она могла бы смотреть на них как на кузенов, а не как на потенциальных женихов. Ее не привлекала возможность иметь мужем ни одного из них.

Тетя Сара выбрала место для пикника около реки, которая служила естественным рвом вокруг холма, на котором был воздвигнут замок. Здесь росла трава, дальше раскинулся луг с лютиками, ромашками и колокольчиками, за которым возвышались деревья. На другой стороне реки стоял древний замок. Это был прелестный уголок, словно рисунок из детской книги сказок. Так заявила тетя Сара, распоряжаясь, где разложить пледы, и предлагая прогуляться, чтобы нагулять аппетит. Корзины для пикника должны были прибыть позже.

Но Джулия не была расположена гулять или наслаждаться утонченной красотой природы.

– Кто хочет обследовать замок? – спросила она вызывающе громко.

17
{"b":"5444","o":1}