1
2
3
...
41
42
43
...
49

– О, Фредди. – Она нахмурилась. – Ты говоришь мне правду? И не дразни меня, если это не так, Я ни за что на свете не причинила бы тебе боль. Я слишком хорошо к тебе отношусь.

Они дошли до конца террасы и остановились.

– Что-нибудь изменится, если я открою тебе свое сердце, Джули?

Она отрицательно покачала головой.

– Тогда я не сделаю этого, – мягко произнес он. – И если тебе станет легче, я скажу, что мои слова – сплошные шарады, и на самом деле я не испытываю к тебе ничего, кроме глубокого расположения. Ну как? Тебе легче?

– Нет. – Она повернулась, чтобы идти назад. – Но мне жаль, если я обидела тебя, Фредди, но еще хуже, если ты заставляешь меня чувствовать себя виноватой понапрасну. Что ты собираешься делать этим летом?

– Я еще не думал. Может быть, поеду в Брайтон. Ну а ты, Джули? Неужели ты отвергла нас всех? И Дэна тоже?

– Дэниела? – Ее брови поднялись, и она взглянула ему в лицо.

– Я думал, что в конце концов он тоже стал участником этого состязания. В последние несколько дней он проводил много времени с тобой.

– Я его ненавижу! – страстно заявила она. – Ты же знаешь это, Фредди. И так было всегда. Я скорее умру, чем выйду замуж за Дэниела.

– Леди что-то слишком горячо протестует, – спокойно заметил он.

– Фредди! – Она освободила руку из его руки только затем, чтобы его ущипнуть. – Не будь таким ужасным. О, пожалуйста.

– Скажу честно, что перенесу утрату тебя более спокойно, если ты не достанешься Дэну. Тебе не очень-то понравится жизнь с ним, Джули. Я доставлю тебе гораздо больше радостей и удовольствий.

– Я знаю. Но я должна положить конец этой ужасной игре, Фредди. И как можно скорее. Кажется, мистер Прадхолм уехал на месяц в Глостер. Я надеялась, что он останется в деревне, как делал в последние недели жизни дедушки, Я думала, что смогу пригласить его завтра утром и поскорее все закончить. Но теперь пройдет несколько дней, прежде чем он приедет. Надеюсь только, что он не будет откладывать свой приезд. Каждый день будет агонией для меня, и, полагаю, это не будет приятно ни тебе, ни Лесу. Возможно, даже Малькольму.

У подножия подковообразных ступеней они снова остановились.

– Глостер всего в двадцати милях отсюда, не так ли? – спросил Фредерик. – Предлагаю отправиться к нему самой и объяснить все лично, а не отправлять письмо с посыльным. Ты не согласна, Джули?

– Может, ты и прав. – Она неожиданно рассмеялась. – Можешь представить себе лицо тети Сары и лица других тетушек, если я отправлюсь в Глостер верхом на Флосси? И в бриджах к тому же? И ты можешь вообразить реакцию Дэниела?

Фредерик взял ее руки в свои.

– Тебе не нужно отправляться одной, Джули. С тобой поедет много людей, Я в первую очередь. Если мы отправимся рано утром, то к ночи уже вернемся обратно. Возможно, с Прадхолмом на буксире. На следующий день все твои неприятности будут для тебя окончены.

– Ты сделаешь это для меня, Фредди? – Она сжала его руки. – Даже если ты остаешься в проигрыше? Ты очень любезен.

– Не совсем, Джули. Но я знаю, что нет смысла спорить с тобой, если ты уже приняла решение. И если уж этому суждено случиться, я предпочту покончить с этим как можно скорее. Каждый день, проведенный в твоем обществе, когда я знаю, что не могу получить тебя, тоже будет для меня чем-то вроде агонии, ты же понимаешь.

– О, Фредди, не говори подобных вещей. Кроме того, мы не можем так поступить. Ведь поехать с тобой вдвоем в карете будет выглядеть еще хуже, чем поехать одной.

Он прищелкнул языком:

– Конечно, Джули. Даже я понимаю это. Ты же не думаешь, что я имел в виду только нас двоих – тебя и меня? С нами поедут Гасси или Лес и кто-нибудь из девушек. Я устрою все сегодня же вечером так, чтобы мы смогли пуститься в путь рано утром. Маленькая экскурсия в Глостер для четверых. Однако лучше никого не посвящать в наши планы, так как каждый захочет присоединиться к нам, и это путешествие превратится во что-то громоздкое. И кто-нибудь из родственников может попытаться уговорить тебя не приглашать Прадхолма раньше срока. Предоставь все мне, Джули. Согласна?

На мгновение Джулия задумалась. Но это была восхитительная идея. Ей хотелось оказаться вдали от Примроуз-Парка, от этих людей, которые были ее семьей большую часть ее жизни. Вдали от Дэниела. Ей стало трудно выносить все это теперь, когда она поняла, что все равно вскоре должна будет с ними расстаться.

– Согласна, – кивнула она, сжимая руки Фредди и поднимаясь на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку. – Спасибо, Фредди. Ты настоящий друг.

Он отступил назад, освобождая ее руки и удрученно улыбаясь.

– Тебе лучше не трогать меня, Джули. Видишь ли, у меня нет опыта сопротивляться леди, которых я хочу.

– Извини, – смутилась она, тоже отступая на шаг. – Пойдем в дом?

– Думаю, да, Джули, За завтраком в восемь утра?

– Я буду готова отправиться, как только мы поедим, – пообещала Джулия.

* * *

Малькольм и Камилла пересекли террасу и спустились по ступеням в английский сад. Они шагали по посыпанным гравием дорожкам, держась за руки.

– Джулия только что говорила со мной, – сообщил Малькольм. – Она решила не выходить ни за кого замуж в этом месяце. Она считает, что это было бы не правильно.

– Ты разочарован, да? – спокойно спросила Камилла. – Ты хотел сделать ей предложение?

– Я не хотел делать ей предложение, и я не разочарован. Не думаю, что Джулия была бы счастлива со мной. Я слишком скучен.

Камилла улыбнулась:

– Точнее сказать, ты не был бы счастлив с ней, Малькольм. Она заставит тебя почувствовать, что ты унылый и скучный, но это не так. Я рада, что она отвергла тебя, хотя мне жаль, если это тебя огорчило.

– Я попросил тебя прогуляться со мной, потому что хотел, чтобы ты отметила это событие вместе со мной. – Он обезоруживающе улыбнулся.

Камилла рассмеялась.

– Я всегда восхищался жизнерадостностью Джулии и даже вообразил, что слегка влюблен в нее, хотя теперь понимаю, что назвать мои чувства любовью было бы глупо. Мы ничего не смогли бы предложить друг другу. Я воображал себя влюбленным в юности. И думаю, что в тот раз я не обманывался, потому что я любил ее и она отвечала мне взаимностью. Она была одной из немногих женщин в моей жизни, с которыми я чувствовал себя легко и непринужденно.

– Но что-то не получилось? – Она грустно взглянула на него. – Мне жаль, Малькольм. Ты, наверно, страдал, потеряв ее. Она вышла замуж за другого?

– Была помолвка. Но он умер. Она очень любила его. После его смерти я убедил себя, что мои чувства к ней были простой привязанностью. И она осталась моим другом.

Какое-то время они шли молча.

– Малькольм. – Ее голос перешел на шепот. – О ком ты говоришь?

– Возможно, будет лучше, если я больше не скажу ни слова. Похоже, я уже и так сказал слишком много. Я не хотел бы потерять друга. Правда, прошло два года, и ты сама сказала, что пришло время начать жить сначала.

– Так ты любил меня? – Ее голос дрогнул.

– Лучше говорить это в настоящем времени. Я ошибался, думая, что влюблен в Джулию, и ошибался, думая, что не люблю тебя. Но я не понимал этого до сегодняшнего вечера. Однако я не хочу испортить нашу дружбу, Камилла. Мне ничего не следовало бы говорить тебе, как я делал, когда мы росли.

Она остановилась и повернулась, чтобы взглянуть на него.

– Ты всегда был моим героем. Я даже тайком вздыхала по тебе в мои отроческие годы и восхищалась твоим ростом и твоими прекрасными русыми волосами. Но ты всегда был таким тихим и… недосягаемым, А затем я встретила Саймона и по уши влюбилась в него. Ты стал моим другом, точнее, остался другом, после того как вся глупость ушла. Или то, что я считала глупостью. – Она склонила голову набок и посмотрела на него.

– Ты предпочла бы, чтобы мы остались только друзьями? Возможно, так будет лучше.

– Саймон умер. Я очень любила его. Но его нет уже больше двух лет, а я хочу любить. Я жажду любви. И хочу быть любимой. Сейчас, а не в прошлом. Нужно жить. Сейчас. Я хочу, чтобы меня обнимали теплые, живые руки.

42
{"b":"5444","o":1}