1
2
3
...
46
47
48
49

В ответ раздался хор протестов со стороны кузин и кузенов и даже нескольких тетушек и дядей, которые были обижены, что их не посвятили в эту секретную экспедицию. Их пожурили за то, что они не оставили ни слова о том, куда отправились, но сама история не была оспорена. Скандала удалось избежать.

Фредерик поймал Джулию за запястье, когда она направлялась в спальню. Он улыбался ей той же кривой полуулыбкой.

– Я не жду от тебя прощения, Джули, – произнес он так тихо, что слышала только она, – но я ужасно огорчен тем, что случилось. Эта история долго будет преследовать меня.

– Надеюсь, Фредди, – проговорила она, глядя на свою руку, а не ему в лицо. На его левой скуле красовался синяк, который, как он объяснил, получил, стоя слишком близко к двери кареты, когда ту открывали. Джулия ему не поверила.

Вряд ли она когда-нибудь простит его, хотя у него все-таки была совесть, иначе он непременно осуществил бы свой первоначальный план, решила Джулия.

Она залезла под одеяла, хотя ночь была теплой, и свернулась калачиком. Джулия чувствовала, что ее использовали и ранили в самое сердце. Там, на дороге, Дэниел ничего не сказал ей. Он даже не взглянул на нее. Его лицо, когда она увидела его, было бледным и жестким, хотя он и улыбался ради своих родственников. Она была бы рада даже его знаменитому высокопарному осуждению, только не молчанию. Но он, несомненно, думал, что все случилось именно из-за ее непростительного легкомыслия – неподобающего даже ей. Джулия попросила Камиллу и Малькольма никому не говорить ни слова.

Джулия еще глубже зарылась в одеяла. Она перестала контролировать себя, как только оказалась в одной карете с родственниками, – ее тело, руки и ноги дрожали, зубы стучали, а из глаз лились слезы. Крайне унизительная сцена. Она забилась в угол, отказываясь произнести хоть что-то, кроме утверждений, что ничего не случилось, пока Камилла не села рядом с ней, положив ее голову на свое плечо, и укачивала ее, как ребенка. Джулия не могла без отвращения вспомнить эту сцену.

А затем она все рассказала. Со всеми отвратительными подробностями. Потом ею овладел страх – что, если они перескажут ее историю в Примроуз-Парке, Дэниел будет вынужден вызвать Фредди на дуэль и пустит ему пулю в лоб или совершит что-то столь же непоправимое. И вслед за этим – неприятные моменты для тети Юнис и дяди Рэймонда, когда они обнаружат, как недостойно вел себя их сын. Она просто не переживет, если станет причиной раскола внутри семьи.

Итак, она взяла со спутников обещание, что они не обмолвятся ни единым словом в присутствии родных, особенно при Дэниеле. В конце концов, заявила она влюбленной паре, когда они поначалу отказались выполнить ее просьбу, Фредди смилостивился и вез ее домой. Он и вправду не причинил ей никакого физического вреда.

Не причинил никакого физического вреда. Джулия выбралась из-под удушающей жары одеял и посмотрела вверх на полог кровати. Мистер Прадхолм согласился прибыть на следующий день. Через день она сможет уехать. Она сможет навеки оставить этот дом и начать новую жизнь. Забыть дедушку, Примроуз-Парк, семью, Дэниела.

Дэниел. Она постарается забыть и его. Забыть о нем. Сможет оставить все в прошлом и начать все заново. От сильного возбуждения и волнения у нее путались мысли. Но ведь всегда испытываешь волнение, когда начинаешь новую жизнь, решила она.

Дэниел.

Джулия погрузилась в глубокий сон.

* * *

Из окна спальни граф наблюдал, как Джулия вышла из дома и направилась к озеру. Стояло раннее утро. Он думал, что сможет поговорить с ней наедине лишь после завтрака. Правда, в глубине души он надеялся, что, как всегда, она поднимется рано. Тем более что в это утро она вряд ли сможет долго спать.

Она хочет искупаться. Возможно, ей необходима прохладная вода и хорошая встряска после вчерашнего тяжелого испытания. Удивительно, как хорошо Джулия держалась вчера вечером. Никто из остальных членов семьи даже не заподозрил, что в течение дня она прошла через сущий ад, который другая женщина не переживет и за целую жизнь. Она замечательная девушка.

Камилла очень неохотно поведала ему всю историю, и то только после того, как он поделился тем, что сообщил ему Фредди. Фредди, наверно, надеялся на своего рода отпущение грехов. Он рассказал все. Поэтому избегнет наказания, за исключением того удара в челюсть, потому что вся эта история должна храниться в строжайшей тайне, а синяки будут нуждаться в объяснении.

Граф подождал минут десять, прежде чем отправился вслед за Джулией. Шел он медленно. Если она собиралась искупаться, он даст ей свободу насладиться купанием – по крайней мере, на некоторое время. Но когда он приблизился к озеру, оно было пустым и сверкало в лучах восходящего солнца. Не было никого и на берегу. Джулия ушла куда-то в другое место. Он ее потерял.

Придется, видно, ждать окончания завтрака, разочарованно подумал Дэниел. Он присел на берегу озера, но вдруг вскочил и зашагал обратно к дому. Может быть, ему прокатиться верхом? Время пройдет быстрее, и он зарядится энергией. Он и сам не мог понять, что заставило его взглянуть вверх, когда он проходил мимо старого дуба. Может быть, лирическое воспоминание о случившемся здесь два дня назад?

Она лежала, вытянувшись, на ветке, которую занимал тогда он, лицом вверх с заложенными за голову руками. Он был уверен, что она его не заметила.

– Джулия, – ласково позвал он, приблизившись к стволу дерева.

Она не шевельнулась.

– Уходи, Дэниел. Пожалуйста, уходи.

Она была на его дереве, на его ветке.

– Мне залезть наверх или ты спустишься сама? Нам нужно поговорить.

Несколько мгновений Дэниел думал, что она ему не ответит. Но вот Джулия села и начала спускаться, ни разу не взглянув на него. Она выглядела слабой и подавленной, что было ей вовсе не свойственно. У него защемило сердце. Он не протянул руки, когда она достигла нижней ветки. И она спрыгнула на землю без его помощи.

– Ну что ж, – произнесла Джулия, когда оказалась лицом к лицу с графом. Она не смотрела на него и не пыталась отступить назад. – Давай, Дэниел. Это было скандально неприлично с моей стороны. Благодарю тебя за то, что ты сохранил присутствие духа. Камилла и Малькольм знали, куда мы отправились. Видишь, я пришла с повинной.

– Я знаю, что случилось, – спокойно произнес он. – Фредди мне рассказал.

– Правда? – Он видел, как она сглотнула. – Это ты поставил ему синяк?

– Да.

– Итак, ты даже не можешь слишком меня ругать. Разве только за то, что я была настолько глупа, что поверила, будто Лес и Стелла ждут нас в деревне. Но ты, Дэниел, все еще можешь сказать; «Я ведь предупреждал тебя об этом». Ты был абсолютно прав насчет Фредди. Давай скажи это. Я уверена, ты очень хочешь это сказать.

– Джулия, – мягко проговорил граф и погладил ее по щеке.

Джулия резко дернула головой:

– Не трогай меня. Пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты это делал.

– Ты решила сообщить мистеру Прадхолму, что не собираешься выходить замуж ни за одного из нас? Именно для этого ты пригласила его сюда?

– Да.

– Почему?

– Потому что я устала от всей этой истории, – поморщилась она, наконец взглянув на него. Ее глаза были несчастными, а голос страстным. – Мне это ненавистно, Дэниел! Это отвратительно. Я хотела скорбеть по дедушке. Я хотела, чтобы все были вместе, как всегда летом. Мне так хотелось, чтобы это повторилось еще раз. Но я не хотела всего остального. Это ужасное происшествие с Фредди не случилось бы, если бы не глупое завещание дедушки. И теперь я навеки потеряла его. А ведь я его любила.

– Мой дядя хотел, чтобы тебе было лучше. Он любил тебя, Джулия. Он был бы очень огорчен, если бы смог увидеть, какой несчастной сделало тебя его завещание.

– Я знаю, что он любил меня. Не надо говорить мне об этом. Но он не понимал женщин, Дэниел. Это свойственно многим мужчинам. Нам недостаточно брака ради безопасности и положения, во всяком случае мне. Должна быть любовь. Я не могу выйти замуж за человека, которого не люблю или который не любит меня. Поэтому я никогда не выйду замуж. Мужчины не знают, что такое любовь.

47
{"b":"5444","o":1}