ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обжигающий след. Потерянные
Потерянное озеро
SPQR V. Сатурналии
Королева тьмы
Поступки во имя любви
Американха
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Найти мужа Дарье Климовой (сборник)
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем

Мэри Бэлоу

Волшебная ночь

Глава 1

Время для прогулки по незнакомым окрестностям было довольно позднее, но теплый ветерок так нежно ласкал и лунный свет так живописно растекался по склонам холмов, что трудно было отказать себе в этом удовольствии. И дорога, и весь этот день были непросты и хлопотны. Сколько распоряжений пришлось отдать экономке и дворецкому! А потом звонил управляющий — выразить свое почтение и обговорить планы на предстоящие дни. Да и Верити не оставляла его в покое. Если уж для него это путешествие оказалось нелегким, то ее оно привело в полное изнеможение. Да и можно ли ожидать от шестилетнего ребенка, измученного скукой и лишениями долгой дороги, чтобы он не капризничал и вел себя смирно?

Сейчас уже дочка была в постели, спала, усталая, убаюканная колыбельными пожилой терпеливой няни и сказками, которые Алекс читал ей на ночь.

Однако сам он не чувствовал усталости. Слишком странной, слишком необычной была перемена в его жизни. Вот уже более двух лет минуло с тех пор, как он получил наследство после смерти дяди — родного брата матери, но до сегодняшнего дня так ни разу и не побывал в этих краях. Признаться, он мало что понимал в том, что здесь происходит, просто каждые три месяца управляющий присылал ему отчеты, из которых можно было понять, что наследство сулит ему большие доходы. Люди его круга приобретали аристократические титулы и приумножали свои состояния, не прилагая к этому усилий. Из века в век получая ренту с огромных земельных владений, они со скепсисом и презрением относились к самой идее предпринимательства. Это считалось непрестижным и почти неприличным. Времена менялись, но, к сожалению, быстрее, чем люди.

Александр Хит, граф Крэйл, стал владельцем земель в одной из долин Южного Уэльса вместе с расположенными там чугунолитейным заводом и угольными шахтами. Край света, как сказала мать его покойной жены. И ее слова резанули его. Она пришла в ужас, когда он объявил ей, что на какое-то время увезет туда ее внучку. Не утешило ее и упоминание о Гленридском замке, построенном в этих же краях предками дядюшки и тоже унаследованном Алексом.

Он стоял у окна спальни, все еще в дорожном платье, и размышлял — время позднее и окрестности незнакомы ему, но ему надо пройтись. То немногое, что он успел разглядеть днем, восхитило его: узкая долина между высоких, заросших вереском холмов, которые широкими ступенями убегали ввысь, река с пунктиром домов по берегу, и внизу, уже невидимый из окон замка, скрытый зеленью вековых деревьев чугунолитейный завод. Сам замок Гленрид был расположен на одной из верхних террас, в стороне от поселка и завода.

Особенно очаровали Алекса холмы. Высокие, но не слишком крутые, они окружали долину, ограждая ее от внешнего мира. У него возникло чувство, что он попал в другую, совершенно чужую страну. Впрочем, в известном смысле так оно и есть, подумал он.

Алекс взял плащ — на тот случай, если вечер окажется не столь ласковым, как ему показалось, пока он стоял у открытого окна. Но плащ ему не понадобился. А проходя по гравиевой дорожке мимо парковых газонов, он полной грудью вдыхал теплый свежий воздух, наполненный стрекотом цикад. Однако столь размеренная, унылая прогулка не устраивала его. Он остановился, вслушиваясь в ночную тишину. Его манили холмы. Если он выйдет за ворота и поднимется по одному из них, то увидит всю панораму окрестностей — вид оттуда обещал быть куда более живописным, нежели из окон замка. Сейчас, при лунном свете, долина, несомненно, должна выглядеть великолепно.

Он не собирался уходить далеко, тем более что очень быстро обнаружил, что спуск с холма гораздо более крутой, чем ему показалось поначалу. Здесь были бугры и впадины, а временами даже коварные, неожиданные провалы. Но если соблюдать осторожность и двигаться не спеша, то реальной опасности они не могли представлять. Луна хорошо освещала ему путь. Оказавшись наверху, Алекс понял, что предчувствие его не обмануло. Отсюда, где деревья не могли скрыть вид, вся долина была перед ним как на ладони — живописная, несмотря на дымившие трубы завода и черневшие вдалеке терриконы. Лунный свет мерцал на водной глади реки, которая оказалась шире, чем ему представлялось раньше. И домишки, тянувшиеся длинной извилистой линией по отлогому склону холма, сейчас спали, словно прижавшись к могучей и надежной груди, — лишь в нескольких окнах горел уютный свет. По-видимому, его рабочие рано ложатся спать. Впрочем, не так уж и рано, подумал Алекс, время близится к полуночи.

Конечно, и ему пора возвращаться. Правда, ночной воздух так приятен и свеж, что не хотелось бы отказываться от этих редких, драгоценных минут, когда можно побыть наедине с собой. Если пройти чуть дальше, размышлял он, то откроется совсем другой вид на долину. Быть может, ему даже удастся увидеть за деревьями замок. Его архитектура превосходна — множество башен и башенок, высокие узкие окна. Сегодня, впервые увидев его, он был приятно удивлен. Несмотря на множество украшений, замок не выглядел вульгарно. Он удивительно вписывается в окружающий пейзаж.

Алекс и сам не понял, когда его слух уловил какой-то гул. Это не было ни шорохом ветра, ни стрекотом цикад, ни журчанием реки. Собственно, поначалу его просто что-то встревожило, а потом он уже понял, что это звуки. Но по мере того, как он продолжал свой путь, он все отчетливее слышал гул. Это оказались людские голоса. Глухое бормотание множества голосов.

Алекс остановился, прислушиваясь. Откуда они доносятся? Из долины? Но окна домов темны, а завод, хотя там и может сейчас трудиться ночная смена, слишком далеко отсюда. Значит, из шахты? Нет, звук доносился откуда-то со стороны холмов.

Осторожно, чтобы его не услышали, Алекс двинулся дальше, уже не сомневаясь в том, что люди где-то рядом. Вскоре он отчетливо различил голос одного человека, который перекрывал все остальные, заставляя их затихнуть. Этот человек говорил на незнакомом Алексу языке — по-видимому, валлийском.

Неожиданно он понял, что за вершиной, на которую он взобрался, должна оказаться очередная лощина. Теперь Алекс был уверен — он на верном пути. Он отчетливо слышал голос, и кому бы он ни принадлежал, он доносился из этой лощины. Алекс осторожно взобрался еще выше и, приблизившись к вершине холма, пригнулся, чтобы не быть обнаруженным. Почти ползком преодолев последние несколько футов, он приподнял голову и посмотрел вниз.

От изумления он чуть не ахнул. Его глаза округлились. Внизу была глубокая и широкая ложбина — гораздо шире, чем он предполагал, — и вся она была заполнена притихшими людьми. Множеством людей. Было такое впечатление, что здесь собрались все жители долины.

Человек, который говорил перед ними, стоял на небольшом возвышении, так, чтобы все присутствующие могли видеть его. Это был коренастый мужчина, необычно высокий, но широкий в плечах и весьма крепкий на вид. В самом его облике чувствовались сила и власть — а иначе как бы он смог, подумал Алекс, завладеть вниманием стольких людей?

Но зачем они собрались здесь, среди холмов, да еще и ночью? Алекс вдруг отметил, что ни у кого из них не было с собой ни фонаря, ни факела и никакого другого источника света. Конечно, луна светила достаточно ярко, но это все равно настораживало. Неужели тайная сходка?

Широкоплечий темноволосый оратор сошел с возвышения, уступив место другому — высокому худому человеку, облаченному во все черное. Этот также говорил на валлийском языке, но по его интонациям и по тому, как он вскидывал руки, можно было догадаться, что это священник. Он читал молитву. Все благоговейно склонили головы и молча внимали его словам; только редкое «аминь» выдохом звучало в тишине.

Они собрались, чтобы помолиться? Алекс нахмурился. Эта мысль и удивила, и позабавила его. Он слышал о том, что валлийцы очень религиозны, что они все до одного сектанты. Но чтобы устраивать массовые молитвенные сборища по ночам, когда уже давно пора спать?.. Ну и ну! И снова он подумал о том, что, в сущности, ничего не знает ни об этой земле, ни об этих людях, рядом с которыми ему предстоит жить.

1
{"b":"5445","o":1}