ЛитМир - Электронная Библиотека

У Гиллима заходил кадык.

— Ладно, мистер Барнс, я сделаю, как вы велите, — сказал он, — но видит Бог, это нехорошо.

Отправив Дженкинса, Барнс еще некоторое время стоял посредине кухни, раскачиваясь с пяток на носки и обратно. Он улыбался сам себе. Сука! Рассказ Дженкинса уже сам по себе доставит ей боль. Но кроме того, она вряд ли сможет усидеть дома, когда услышит, что с ее дорогим Йестином опять стряслась беда.

Неожиданно он вспомнил, что наверху в его кровати лежит Ангхарад. И это очень кстати. Мысли о том, что может случиться с Шерон Джонс, возбудили его до крайности. Как хорошо, что под боком есть женщина, которая поможет ему облегчиться. Он торопливо поднялся по лестнице, расстегивая на ходу брюки, и скинул их на пороге комнаты. Ангхарад крепко спала.

— Просыпайся, засоня, — проговорил он со смешком. — И быстренько раздвигай ноги. У меня кое-что есть для тебя.

Ангхарад сделала, как ей было велено, и Барнс облегчился. В следующие два часа это повторилось еще дважды. Несмотря ни на что, какая-то часть ее радовалась тому, что происходит. Она чувствовала себя так уютно, занимаясь любовью в воскресные дни, — снова появлялась надежда, что этот мужчина в конце концов поймет, как ему нужна женщина, которая всегда была бы рядом с ним.

Но была и другая Ангхарад, которая тревожилась и ждала, когда все это закончится. Именно эта Ангхарад прибежала в дождь к Джошуа Барнсу, и не только потому, что боялась его гнева. Ей хотелось, чтобы он остановил мужчин, пусть даже кому-то из них потом придется несладко. Ее пугало то, что могло произойти с ними в Ньюпорте. Она боялась за них.

Боялась, что может погибнуть Эмрис Рис.

И вот наконец-то Барнс изнемог.

До этого, когда в дверь стучали и Барнс выходил на несколько минут, любопытство прибавило смелости Ангхарад. Она вышла из спальни, на цыпочках прокралась к кухне и, приникнув к двери, подслушала разговор мужчин.

Он не на шутку встревожил ее. Ее собственный донос тоже, конечно, мог аукнуться мужчинам Кембрана, но она никому конкретно не желала зла — наоборот, она хотела уберечь их от беды. Но Барнс сам затевал беду, он расставлял сети ни в чем не повинному человеку, Шерон Джонс. Шерон Джонс была ее подругой. Ангхарад всегда восхищалась гордостью и самообладанием Шерон. Такая гордость могла быть только у настоящей леди. Ангхарад потрясло, с какой злобой говорил Джошуа Барнс о Шерон, называя ее сукой и наводя беду на ее голову. Но еще больше ее потрясло открытие, что именно Джошуа Барнс распространял слухи о Шерон, те самые слухи, из-за которых «бешеные быки» избили ее плетьми.

— Может быть, — осторожно заговорила Ангхарад, с облегчением понимая, что на пятый раунд любви сил у Барнса уже не достанет, — мне лучше уйти, мистер Барнс?

— Как хочешь, — пробормотал он.

Ангхарад посмотрела на него и вдруг неожиданно для себя со всей отчетливостью поняла, что все эти месяцы обманывала себя. И даже если не обманывала, даже если еще мерцает в ней огонек надежды, подумала она, то лучше ей самой затушить его раз и навсегда.

Она выбралась из постели и натянула на себя мокрое платье. Когда она привела себя в порядок, Джошуа Барнс уже громко храпел. Несколько минут она задумчиво смотрела на него, и непрошеная слеза скатилась у нее по щеке. Ангхарад вздохнула, утерла щеку и поспешила вниз, стараясь не наступать на скрипучие ступеньки. Она надела плащ, накинула на голову капюшон и вышла из дома.

Только одно мгновение она стояла в нерешительности, а потом направилась по дорожке в сторону замка. Ей прежде не доводилось бывать в замке. Так же как и Шерон Джонс в первый раз, Ангхарад понятия не имела, в какую дверь ей следует войти, и поэтому не долго думая поднялась на парадное крыльцо и торопливо постучала, словно пытаясь обогнать свой страх.

Слуга, открывший ей дверь, поморщился, словно увидел перед собой червяка, и заслонил собой проход. Он бы просто прогнал ее, но ее настойчивость поколебала его: он понял, что женщина пришла по важному делу и так просто не уйдет. Ангхарад выпалила ему, что она должна поговорить с графом, что это вопрос жизни и смерти и что если он, лакей, помешает ей встретиться с графом, то поплатится головой.

Она дважды едва не умерла от страха. В первый раз — когда слуга провел ее в огромный, роскошный зал и оставил ее там, велев ждать графа, и во второй раз — когда спустя несколько минут граф Крэйл появился в зале, более величественный и грозный, чем доводилось ей мельком видеть его прежде.

— Да? — произнес он. — Вы хотели сообщить мне что-то важное?

Он смотрел ей прямо в глаза, он был вежлив с ней, но Ангхарад словно лишилась дара речи. Она пыталась начать говорить, но не могла издать даже звука.

— Да вы промокли, — заботливо сказал граф. — Что ж вы не решились сразу пройти к огню? Давайте хотя бы сейчас сделаем это.

Ангхарад даже не заметила того, что в зале горел камин, как и забыла о том, что промокла до нитки.

— Они вышли, — хрипло выговорила она. — А он, хитрец, подстроил все так, что она побежит за ними и ее поймают. А что с ней потом сделают, я даже не представляю.

Граф внимательно посмотрел на нее.

— Они вышли… — повторил он. — Кто вышел и куда?

Он что, совсем бестолковый? Неужели он не понимает, что сейчас дорога каждая минута?

— Он послал его уже два часа назад, — захлебываясь, заговорила Ангхарад. Слова догоняли друг друга, застревали в горле и мешали ей дышать. — А она сразу же побежит. Правда! Они уже давно вышли!

Неожиданно граф оказался прямо перед ней, так что Ангхарад отпрянула. Но он улыбнулся, взял ее под локоть и провел к камину. Он усадил ее в огромное кресло у огня. Ангхарад даже не успела подумать о том, что испортит его своим мокрым плащом.

— Извините, — сказал граф, — я не знаю вашего имени. Она ошеломленно смотрела на него, пока не заметила его строго приподнятую бровь.

— Ах да, — проговорила она. — Ангхарад. Ангхарад Лейвис, сэр. То есть милорд… ваша светлость… Ох! — Она зажмурилась, готовая провалиться сквозь землю.

— Ангхарад, — сказал граф, — прошу вас, успокойтесь. Вам нечего бояться. Пожалуйста, расскажите мне все спокойно и не спеша, а то я уже начинаю чувствовать себя совершенно бестолковым. — Он улыбнулся. — Итак, начнем все сначала.

— Мужчины выступили. Они ушли, — сказала она. — В Ньюпорт. Вернее, сначала они пошли в горы. Там они должны были дождаться мужчин из Пенибонта, но те скорее всего уже пришли. Ох, милорд! Я боюсь, что слишком поздно! Ведь он отправил к ней человека уже два часа назад. Бог знает, что теперь может случиться с ней!

Граф прошел к столику в другом конце зала и вернулся с бокалом, на дне которого плескалась темная жидкость.

— Выпейте. — Он протянул ей бокал. — Это согреет вас и поможет вам успокоиться.

— Нет-нет, — запротестовала Ангхарад. — Я была у исповеди. Мне нельзя…

— Представьте, что это лекарство, — сказал граф. — И вы должны выпить его, чтобы не заболеть. Итак, вы говорите, они отправились в Ньюпорт? Признаюсь, мне это не нравится, но я пообещал, что не буду им мешать. Это было их решение, Ангхарад. Теперь — кто эта «она», о которой вы говорите?

Ангхарад закашлялась и сморщилась, ей впервые приходилось пробовать алкоголь.

— Шерон Джонс, — ответила она срывающимся голосом. Граф тут же оказался перед ней, он присел на корточки, напряженно вглядываясь ей в глаза.

— Что с ней? — отчеканил он. — Говорите скорее, Ангхарад.

Она проглотила комок в горле.

— Они заставляют всех мужчин идти в Ньюпорт. Они силой увели Йестина Джонса.

Ангхарад видела, как шевельнулись желваки на его скулах, и снова ее охватил страх. Совсем некстати ей подумалось, что такой мужчина был бы для нее слишком властным. Она бы так боялась его, что не смогла бы наслаждаться с ним в постели. Даже если бы он был нежен с ней.

— Шерон видела это и пошла за ними? — сказал он, нахмурившись.

Только позже Ангхарад осознала, что лучше было бы ей согласиться с его предположением. Но в тот момент она не могла оценить всех последствий.

75
{"b":"5445","o":1}