1
2
3
...
78
79
80
...
91

— Я граф Крэйл, — процедил Алекс, ледяным взглядом окидывая Шерон, — владелец земель, завода и шахты в Кембране. Я прибыл сюда за своими рабочими. — Его голос звучал жестко, даже зло.

— Извините, милорд, — смущенно сказал один из солдат. — Мы как-то… не разглядели вас.

Шерон медленно села на земле, всем телом ощущая направленное на нее дуло винтовки. У нее пересохло во рту, при том, что вся она была промокшая до нитки.

— Мы заберем женщину. И этого, — сказал солдат, кивнув на тело Перри. — А вы, милорд, пройдите в гостиницу. Майор будет рад встретиться с вами. Вам не помешает сейчас выпить.

Алекс рассмеялся. Его смех был резким и неприятным.

— Я возьму ее с собой, лейтенант, — сказал он. — Я проделал долгий путь, я терпел неудобства только для того, чтобы самому наказать своих людей. Я вовсе не желаю делиться этим удовольствием с вами. Только когда я собственноручно расправлюсь с ними — только тогда я смогу счесть, что не зря бодрствовал всю ночь и вдобавок испортил свой костюм. А ну-ка живо на ноги, Шерон Джонс!

Шерон, изумленная, недоверчиво смотрела на него. Он источал ледяной холод и презрение. Куда делся Александр? Над ней возвышался граф Крэйл.

— Я все понимаю, милорд, — заговорил лейтенант. — Но до Кембрана десятки миль пути. Давайте мы заберем ее сейчас, а вы потом вернетесь на суд.

Алекс усмехнулся.

— Ничего, лейтенант. Я думаю, эта женщина сможет скрасить долгий путь, — произнес он, оглядывая Шерон сальным взглядом. Солдаты, хмыкнув, переглянулись. — Надеюсь, ты понимаешь, что от тебя потребуется? — с хриплой угрозой спросил ее Алекс. — Или тебе надо объяснять? — Он наклонился и, грубо схватив ее за локоть, одним рывком поставил на ноги. Другой рукой он с размаху отпустил ей звучный шлепок по ягодицам.

Лейтенант ухмыльнулся.

— Как вам угодно, милорд, — сказал он. — Нам есть чем заняться. Гостиница уже битком набита бунтовщиками, а сколько их еще прячется в городе. Счастливого пути, милорд. — Он козырнул и увел солдат.

— Отпустите меня! — гневно воскликнула Шерон. Ее голос дрожал. Она была потрясена. Она не хотела даже смотреть на Алекса. — Отпустите меня!

Но Алекс еще сильнее сжал ее локоть.

— Шерон, — прошептал он, быстрым взглядом окидывая двор, — тебе придется побыть моей арестанткой. Если будешь сопротивляться, мне придется ударить тебя. Пойми, тебе грозит опасность.

Шерон ошеломленно посмотрела на него, начиная понимать.

— Если ты думаешь, что я буду насиловать тебя всю дорогу до Кембрана, то ты заблуждаешься, — насмешливо сказал Алекс. — Я, конечно, намекал на это, но только чтобы развеселить солдат. Я вынужден был, иначе они забрали бы тебя с собой, — извиняющимся тоном добавил он. — А теперь пойдем, нам нужно поскорее убраться из этого города. Здесь, кажется, начинается охота на ведьм. — Он решительно потянул ее за руку.

— Нет! — отчаянно воскликнула Шерон. — Нет! Пожалуйста! — Алекс растерянно остановился и проследил за ее взглядом. Она смотрела на Оуэна. Он лежал на спине, лицо его было спокойно, невидящие глаза устремлены в небо.

— Он мертв, Шерон, — осторожно сказал Алекс. Но она высвободила руку, и он не стал удерживать ее.

Она опустилась на колени рядом с покойником и убрала влажные волосы с его лба. Потом дрожащей рукой закрыла ему глаза.

— Оуэн, — прошептала она. — Оуэн…

Она склонилась над ним и поцеловала его в холодные губы. И было непонятно, ноябрь или смерть так охладили их. Она поднялась на ноги.

— Пойдем, — сказал Алекс, обнимая ее за плечи.

— Мы не можем бросить его. — Шерон смотрела на него затравленным взглядом.

— Нам придется оставить его, — твердо сказал он, и она снова увидела перед собой графа Крэйла, но на этот раз уже не презрительного и не жестокого. — Я позабочусь, чтобы его привезли похоронить в Кембран, Шерон. Но сейчас нам нужно уйти.

— Я не могу уйти, — сказала она. — Я не знаю, что с Йестином, с Эмрисом, дедушкой. Я не могу уйти без них. Я должна найти их.

Алекс тихо чертыхнулся.

— Ты, наверное, слышала поговорку про иголку в стоге сена, — сказал он. — После утреннего погрома каждый в этом городе сейчас трясется за себя. И нам остается только надеяться, что в ближайшие несколько дней все благополучно доберутся до дома.

— Александр. — Конечно, она понимала, что он прав. Но сама она не могла руководствоваться только рассудком. Ей так хотелось надеяться на чудо. И ей хотелось, чтобы он надеялся вместе с ней. — Прошу тебя.

На мгновение Алекс закрыл глаза, а когда открыл, то увидел пятерых арестантов, понуро бредущих под прицелом винтовок к дверям гостиницы. Кембранцев среди них не было.

— Что ж, — вздохнул Алекс. — Видимо, все-таки придется нанести визит вежливости майору.

Он расстегнул верхние пуговицы плаща и вытащил шейный платок, мокрый и мятый. Он снял его, взял правую руку Шерон, завязал на ней крепкий узел, а другой конец платка привязал к своему поясу. Шерон удивленно следила за его руками.

— Меня привели сюда тоже на привязи, — некстати сказала она.

— И ради Бога, — предостерег Алекс, — ты должна быть понурой и покорной, поняла, Шерон? Если ты станешь перечить, если не будешь держать язык за зубами, то мне придется дать тебе затрещину.

— Хорошо. Я буду понурой и покорной. Как ты думаешь, они арестовали Йестина?

Господи, только бы они не арестовали его! Только не Йестина! И что они собираются делать с арестантами? Расстреляют? Повесят? Отправят на каторгу? В тюрьму? Господи, только бы они не арестовали Йестина!

— Надеюсь, что нет, — ответил Алекс, направляясь к дверям гостиницы решительной и уверенной поступью, так что Шерон пришлось бежать вприпрыжку, чтобы поспевать за ним.

Они оставили Ньюпорт только к вечеру. Первоначальное чувство облегчения, которое испытал Алекс, когда обнаружил Шерон живой и почти не пострадавшей, желание поскорее убраться из злополучного города вскоре сменились беспокойством за остальных людей, и он решил, что будет искать их до последней возможности. Да и Шерон была твердо настроена найти своих родных.

Алекс понимал, что сейчас им уже ничего не угрожает. В городе больше не стреляли; кошмар начался и закончился еще до того, как он прибыл к Уэстгейтской гостинице. Его повадки и внешность, внушительный голос и правильный английский выговор были столь убедительны, что ни у кого не возникало вопросов или сомнений в том, кто он и что он собой представляет, как не возникало и желания оспорить его право на Шерон.

Майора и его свиту немало повеселил вид женщины, привязанной за руку к поясу Алекса, ее опущенный долу взгляд и поникшие плечи. Они потешались над предстоящими ей испытаниями по дороге от Ньюпорта до Кембрана, на которые неоднократно намекал Алекс за беседой. Похоже, эти мерзавцы считают изнасилование забавным и самым подходящим наказанием для женщины, с отвращением подумал Алекс.

Во дворе перед гостиницей по-прежнему лежали убитые. Кембранцев среди них не было. Шерон, бледная и отрешенная, только покачивала головой в ответ на его вопросительные взгляды. Сам Алекс еще не был уверен, что хорошо знает в лицо всех жителей Кембрана. Майор позволил ему осмотреть содержавшихся под стражей арестантов, но и среди них не оказалось ни одного знакомого им лица.

Они долго еще бродили по улицам после визита к майору. Во время обеда, на который он пригласил графа, Шерон стояла сбоку от Алекса. Он не решился попросить для нее стул. Единственное, что он позволил себе, — так это поделился с ней несколькими кусками мяса из своей тарелки. Но даже при этом он счел благоразумным насмехаться над ней и заставлять ее благодарить за каждый кусок. Майору страшно понравилось это развлечение.

Алексу оставалось только догадываться, как отреагировал бы майор, если бы вдруг узнал, что Шерон — его любовница и что сам он вовсе не такой, за кого они принимают его.

День близился к вечеру, улицы пустели на глазах. Кое-где еще можно было встретить немногочисленные группы солдат и констеблей, ведущих очередную группу задержанных, которых им удалось вытащить из укрытий. Даже законопослушные граждане не рисковали лишний раз показываться на улицах, чтобы их по ошибке не приняли за бунтовщиков.

79
{"b":"5445","o":1}