ЛитМир - Электронная Библиотека

А потом он передал ее в руки бабушки и тихо ускользнул. Исчез.

Какая ужасная вещь — пустота, думала Шерон. Казалось бы, что страшного в ней? Пустота значит «ничто», а человек не может чувствовать «ничто». Но она чувствует ее, тяжелую, всеобъемлющую, теснящую душу и рвущую ее на части, пустоту.

Она чувствует себя опустошенной.

Было много неотложных дел. Нужно было вернуть мужчин на работу и организовать новое собрание в церкви. Нужно было позаботиться, чтобы тело Оуэна Перри привезли в Кембран. И еще нужно было поговорить с Йестином Джонсом.

Юноша стоял перед ним в кабинете и смело смотрел ему в глаза. Он с радостью согласился на предложение Алекса и сказал, что приложит все силы, чтобы оправдать его доверие, хотя у него и нет опыта такой работы. Он сразу же оговорился, что вывихнутая правая рука не помешает ему немедленно приступить к работе — ведь он левша.

Если юноша выкажет старание, прилежание и способности Алекс почти не сомневался в этом, — то следующей осенью он направит его учиться в университет или в какой-нибудь из колледжей, где готовят протестантских священников. Отец Ллевелин подскажет подходящее учебное заведение.

Было также множество других, менее приятных дел, но Алекс с радостью взялся за них, зная, что только так, в работе, он сможет не думать о Шерон. Хорошо, если бы он смог продолжать в том же духе все два месяца. Через два месяца она уедет в Кармартэншир. Так будет лучше — отпустить ее без лишних объяснений. Было бы нечестно вновь предлагать ей то, на что она может согласиться только в мгновение слабости и что сделает ее несчастной на всю жизнь. Разве может она быть счастлива любовью от случая к случаю? Да и сам он — разве она нужна ему только как игрушка для любовных утех?

Нет. Шерон — та женщина, которая могла бы составить счастье всей его жизни.

Однако эта мысль неизбежно приводила его к другой, которую он старательно гнал от себя. Это невозможно — ни для него, ни для нее. Он не может пойти на это просто потому, что ему хочется этого. Но видит Бог, ему очень хочется этого. Если бы он не находил иных занятий для своего ума и своих чувств, он наверняка сошел бы с ума — так сильно он желал этого.

Если он, отбросив все доводы рассудка, пойдет на поводу своего сердца, из этого не выйдет ничего хорошего. Нет, он не позволит себе поддаться сомнениям.

Пришлось заниматься и совсем неприятными делами, требовавшими безотлагательного внимания. Он вызвал в замок Гиллима Дженкинса. Он понимал, что уже сам факт приглашения в замок должен был внушить ужас Дженкинсу, и потому умышленно заставил его прождать в кабинете лишних десять минут.

Он не выгнал его с работы, не назначил никакого наказания, посчитав, что будет достаточно одного серьезного нагоняя. Этот человек заслуживает снисхождения, решил Алекс, хотя и распускал мерзкие слухи о Шерон, хотя спровоцировал ее побег за демонстрантами в Ньюпорт. Он сам пострадал от «бешеных» — они избили его плетьми, разгромили его дом. И кроме того, у него жена и пятеро детей, которых он должен содержать.

Затем настал черед Джошуа Барнса. Он управлял заводом и шахтой двенадцать лет и сделал производство прибыльным, но совершил очевидную подлость. Его обида на Шерон, обида на то, что семь лет назад она отказалась выйти за него замуж, переросла в злобное, патологическое чувство мести. Он нанес ущерб ее репутации, подверг ее незаслуженным страданиям, жестокому наказанию, и, в конце концов, это он бросил ее навстречу смертельной опасности. Этот поход в Ньюпорт мог стоить ей свободы или даже жизни. Алекс несколько раз просыпался среди ночи в холодном поту, разбуженный видением Шерон, лежащей на брусчатке под мертвым телом Оуэна. Пуля, лишившая жизни Оуэна Перри, с той же легкостью могла отнять жизнь у нее.

Барнс в таком случае был бы убийцей.

Итак, Барнс был уволен. Алекс заставил себя рассмотреть этот вопрос бесстрастно, как предприниматель рассматривает вопрос найма управляющего, хотя его кулаки сейчас чесались так же сильно, как три месяца назад, когда ему хотелось избить Перри. Алекс встретился с Барнсом в его кабинете на заводе, позволил ему сказать все, что тот мог сказать в свое оправдание, и, не найдя его доводы убедительными, объявил ему, что он уволен. Уволен без рекомендации. Алексу нелегко далось это решение, ибо он прекрасно понимал, что ставит таким образом крест на карьере бывшего управляющего. Но он не мог поручиться за честность и добросовестность этого человека.

Он дал ему на сборы три дня.

— Если через три дня вы еще будете здесь, то мне придется применить силу, — холодно отчеканил он в лицо взбешенному Барнсу. — А если я узнаю, что вы появлялись рядом с миссис Джонс — пусть даже в радиусе одной мили от нее, — я убью вас. Я не спрашиваю, доходчиво ли я объяснил. Вы свободны, Барнс.

— Вы обанкротитесь еще до весны! — прошипел Джошуа Барнс. — И вот тогда я посмотрю, как вы запоете.

Алекс только смерил его ледяным взглядом.

И был еще один человек, с которым он должен был встретиться. Он не хотел пугать Ангхарад Лейвис вызовом в замок. Он узнал, где живет ее отец, и отправился туда.

Она сама открыла ему и тут же испуганно спряталась за дверью. Алекс ужаснулся, увидев синяки на ее лице, ее заплывшие веки и распухшие губы.

— Ангхарад, — сказал он, входя и закрывая за собой дверь. — Это Барнс постарался?

— Он узнал, — сказала женщина. — Он догадался. Но это пустяки. Главное, что Шерон Джонс вернулась живой.

— Боже мой, — прошептал Алекс, закрывая глаза. Он вспомнил, как сказал Гиллиму Дженкинсу, что вызовет его к себе по возвращении из Ньюпорта. Дженкинс, конечно, сразу же доложил об этом Барнсу, и тот сделал очевидный вывод. А ведь он, Алекс, обещал Ангхарад, что никто и никогда не узнает, откуда у него информация о Шерон. — Наверное, он бил вас не только по лицу?

— Это не важно, — ответила Ангхарад. Но Алекс взял ее руки в свои, и она вдруг расплакалась. — Он перекинул меня через коленку, сэр. Как сопливого сорванца. Я даже сейчас не могу присесть. Слава Богу, что я не вышла за него. Наверное, я бы давно раскусила его, если бы не его богатство и власть. Я словно потеряла рассудок — мне так хотелось жить красиво. Сэр, я заслужила то, что получила. Отец столько раз предупреждал меня, да только я не слушала его! Я теперь боюсь идти в церковь — отец Ллевелин с позором выгонит меня.

Алекс сжал ее ладони в своих руках.

— У вас доброе сердце, Ангхарад, — сказал он. — Ради подруги вы рисковали своей безопасностью и отказались от всяких надежд. Вряд ли можно лучше доказать свою любовь, чем это сделали вы, а ведь именно любви к ближнему учит нас Священное Писание.

Ангхарад всхлипнула и посмотрела на него. Ей вдруг стало неловко от того, что он держит ее руки в своих, и она постаралась освободить их. Он тут же отпустил ее руки.

— Насколько мне известно, — сказал Алекс, — вы занимаетесь уборкой в доме священника? Вы убирались также у Барнса и у Перри, верно?

Она проглотила комок в горле и кивнула.

— Если вас это заинтересует, я мог бы предложить вам работу в замке, — продолжил Алекс. — Моя экономка, мисс Хэйнс, недавно жаловалась мне, что в доме не хватает слуг. Вы могли бы прийти и поговорить с мисс Хэйнс, может быть, на следующей неделе, когда пройдут синяки у вас на лице?

Ангхарад недоверчиво и испуганно посмотрела на него.

— Ох, — выдохнула она. — Конечно… Да, я приду. Хотя я и получаю теперь пенсию и мне есть на что жить, я не могу без работы.

Он улыбнулся.

— Значит, договорились. Я предупрежу мисс Хэйнс, что вы придете на следующей неделе, — сказал Алекс, берясь за ручку двери. — Еще раз благодарю вас, Ангхарад, за вашу смелость и доброту. Я чувствую себя в неоплатном долгу перед вами.

— Спасибо, милорд, — сконфуженно пробормотала Ангхарад.

Хорошо, что он встретился с Ангхарад уже после разговора с Барнсом, подумал Алекс, когда проходил мимо флигеля бывшего управляющего. Он едва сдерживал себя — ему хотелось ворваться к Барнсу и вытрясти душу из подлеца. Нет, он не станет этого делать. Насилие всегда ведет за собой еще большее насилие. Сейчас, когда они все высказали друг другу, потеря работы и всяких перспектив будет самым страшным наказанием для Барнса.

86
{"b":"5445","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Заряжен на 100 %. Энергия. Здоровье. Спорт
Все наши ложные «сегодня»
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
На Туманном Альбионе
Рецепты Арабской весны: русская версия
Вне подозрений
Майя
Рыцарь ордена НКВД
Ледяная земля