1
2
3
...
20
21
22
...
65

Однако нужно как-то уладить эту проблему. Утром они отправились на продолжительную прогулку верхом. Он, как всегда, заставлял себя оказывать внимание мисс Хадсон, хотя и перепоручил ее заботам Нэта на обратном пути, заметив, что в обществе его друга она чувствует себя свободнее, чем с ним. Небо затянуло облаками, стало прохладно. Кларисса объявила, что остальную часть дня они проведут дома.

Значит, он никого не обидел, когда предложил Дафне и Клейтону прогуляться. Оба они славились спартанской выносливостью, в любую погоду занимаясь чем-либо вне дома. Лица у обоих явно посветлели. К счастью, к ним никто не присоединился. Когда же они вышли из дома, было совсем нетрудно направить их к задней двери в стене парка, о которой Дафна забыла, а Клейтон никогда не знал, и предложить пройтись по тропинке, ведущей к деревне, чтобы вернуться обратно через ворота парка, в которые он входил утром несколько дней назад.

Конечно, когда они вышли из калитки, было совсем просто заметить, что они находятся рядом с коттеджем миссис Уинтерс, и предположить, что ей, может быть, захочется прогуляться с ними. В конце концов, добавил Роули, он идет один, а Клейтон ведет под руку даму.

– Бедный Рекс, – сказала Дафна со смехом. – Тебе нужна жена.

Вот это ему нужно меньше всего. Но план его сработал. Она была дома. Значит, в этот день она не ушла вершить свои добрые дела. И Дафна, благослови ее Господь, взяла на себя труд убедить Кэтрин пойти погулять вместе с ними. К тому же Дафна повела дело так, будто это вообще была ее идея.

– Видите ли, – сказала Кэтрин Уинтерс, а вид у нее был просто восхитительный: в простом шерстяном платье, поверх которого был надет большой белый передник, на золотых волосах примостился кружевной чепчик, – я только что кончила печь кексы. Надеюсь, вы извините, что я в таком виде?

– Ах, конечно же! Какие пустяки.

– С удовольствием подышу свежим воздухом. Да и Тоби не гулял с самого утра. Вы не будете возражать, если он пойдет с нами?

– Какой он славный! – сказала Дафна, наклоняясь, чтобы погладить песика.

Через несколько минут, после того как Кэтрин сняла передник и чепчик и надела плащ и шляпу, тщательно продуманный план Роули принес плоды, и он опять оказался в ее обществе и вел ее под руку – не могла же она отказаться от этого, поскольку Дафну держал под руку Клейтон. И они, кивая налево и направо при встрече с местными жителями, прошествовали через деревню, болтая при этом всей компанией, перешли через мост и вышли за околицу. При этом он незаметно старался отстать, пока они не оказались настолько далеко от Дафны и Клейтона, что могли поговорить наедине.

– Я действительно прошу прощения, если навязал вам свое общество, – сказал он, прикрыв на миг ее руку своей ладонью. – К вашим дверям меня притащила моя сестра, я кричал и упирался, но вы ей нравитесь.

Кэтрин окинула его скептическим взором.

– С тех пор как я видел вас в последний раз, прошло два дня и три часа. Скажите, что вы соскучились по мне.

Она издала некий нечленораздельный, но вполне понятный звук, означающий сомнение.

– Да, – продолжал он, – я тоже по вас соскучился. – Ваша бальная карточка уже заполнена?

– Ах, – с негодованием проговорила Кэтрин, – как же вы славно развлекаетесь! Он усмехнулся.

– Я прошу два танца, – сказал он. – Первый вальс – я заставлю Клариссу включить в программу вальсы – и сверх того еще один вальс перед ужином. Вы оставите их за мной?

– Полагаю, – возразила она, – что именно эти танцы должны быть оставлены вами для одной леди.

– Вот именно. Значит, договорились.

– Я имею в виду мисс Хадсон!

Когда они пошли вслед за Дафной и Клейтоном в парк, он знал, что она узнает дорогу, по которой они шли несколько дней назад утром. Он нарочно прекратил разговор, чтобы ничто не отвлекало ее внимание от воспоминаний. Или его внимания.

Дафна и зять остановились на мосту.

– Рекс, а ты помнишь, как мы, балансируя на перилах, переходили с одного берега на другой? – окликнула его Дафна. – Удивительно, как мы не сломали себе шеи.

– Да. С этим мостом у меня связано много воспоминаний, Дафна. По большей части приятных.

Он почувствовал, как напряглась ручка, лежащая на его руке.

– Пойдемте с нами в дом пить чай, миссис Уинтерс, – предложила Дафна. – Я уверена, Кларисса обрадуется. Она вечно жалуется, что в обществе не хватает одной дамы.

– Нет, благодарю вас, – поспешно проговорила Кэтрин. – Со мной Тоби. И мне уже пора домой. Благодарю вас.

– Приятная была прогулка, – сказала Дафна и рассмеялась. – Видите ли, Рекс оказался без дамы и сетовал, что нет леди, которую он мог бы взять под руку.

Когда они подошли к подъездной аллее, настало время осуществить заключительную часть плана, задуманного Рексом.

– Дафна, вы идите с Клейтоном домой, – сказал он, – а я провожу миссис Уинтерс.

– Вот как! – проговорила Дафна, переводя взгляд с брата на миссис Уинтерс, и по ее глазам он понял, что она кое-что заподозрила. – Пожалуйста, извините нас, миссис Уинтерс, – произнесла она несколько смущенно. – Благодарю вас за компанию. И Тоби, разумеется. Он просто очарователен.

– Всего хорошего, миссис Уинтерс. – Клейтон почтительно прикоснулся к полям шляпы.

– Обещаю быть очень хорошим, – сообщил виконт, когда они остались одни. – Я проведу вас по садовой дорожке, миссис Уинтерс, но не к погибели. А просто до деревни. Не рискую предложить вам отправиться по укромной тропке к задней калитке. Боюсь, что на этот раз я действительно получу по физиономии. В воскресенье я был к этому весьма близок, не так ли?

Конечно, было бы крайне соблазнительно повести ее по другой дороге и попытаться вновь сорвать поцелуй под деревьями. Но множество глаз в деревне видели, как она шла, опираясь на его руку. И те же самые люди, или по крайней мере кое-кто из них, могли пронаблюдать за ее возвращением. Нельзя, чтобы видели, как они выходят из парка.

– Весьма близок, – согласилась Кэтрин. – Я до сих пор сожалею, что не сделала этого – побоялась свидетелей.

Несколько человек все же видели, как виконт, почтительно поддерживая под руку, провожает миссис Уинтерс до дому по подъездной аллее из Боудли-Хауса, проходя и по деревенской улице.

– Увы, – проговорил он, когда она оказалась по одну сторону калитки, а он – по другую, – лучше вам не приглашать меня на чашку чая, хотя вам этого очень хочется. Это ведь неприлично, а за нами наблюдают.

Кэтрин выразительно взглянула на него, и он невольно опустил глаза на ее губы.

– По этой же причине, – добавил виконт, – не стоит предлагать поцеловать меня на прощание. Может быть, в другой раз…

– После дождичка в четверг, – сказала Кэтрин. Он фыркнул:

– Ах, мадам, я ожидал от вас более оригинального замечания!

– Всего хорошего, милорд, – холодно проговорила она, повернулась и пошла по дорожке. Тоби бежал впереди. На этот раз дверь не хлопнула.

"Ах, – подумал он, – если бы! Он все еще не убедился окончательно, что вопрос решен. Но даже если и так, пикироваться с ней куда приятнее, чем заставлять себя ухаживать за Эллен Хадсон.

Он будет танцевать с ней на балу в пятницу два танца, думал Роули, даже если сейчас ей кажется, что это произойдет “после дождичка в четверг”.

Впрочем, к чему – целовать кого-то “после дождичка в четверг”? Чтобы согреться? Мысль не лишена привлекательности.

Глава 8

Сначала Кэтрин читала мистеру Кларквеллу, а потом внимала его рассказам о прошлом, слышанным ею уже не единожды.

– Не смейтесь над ним, – сказала миссис Кларквелл несколько поспешно и, по-видимому, с некоторым смущением. – К старости он стал скучен.

– О, мне нравится слушать, – ответила Кэтрин, радуясь, что старик не слышит их разговора. – Он кажется таким счастливым, когда говорит о прошлом.

– Да, я понимаю. – Невестка мистера Кларквелла возвела глаза к потолку. – И времена нынче не те, что прежде. И один Бог знает, куда мы идем.

21
{"b":"5446","o":1}