ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чарити вопросительно взглянула на него.

– Вы прикинулись маленькой серой мышкой, – сказал он. – Вы очень хорошо сыграли эту роль, и вам должно быть стыдно за это. Тогда я даже и предположить не мог, что вы – красавица.

Это было странно и неожиданно, но этот двусмысленный комплимент так подействовал на нее, что даже ноги подкосились. Маркиз считает ее красивой? Неужели? Даже еще до того, как увидел ее в новых нарядах? Конечно, это ничего не меняет. Он все еще остается человеком, от которого она с радостью освободится через несколько недель. Ее маркиз использует просто как щит в борьбе со своей семьей. Но он все-таки считает се красивой? – По крайней мере, мне удалось заставить вас замолчать, – заметил Энтони.

«Похоже, он в хорошем настроении», – подумала Чарити.

Герцог Уитингсби решил встретить своего старинного друга графа Тилдена без той помпы, с какой встречал сына. Семейству не пришлось собираться в полном составе в холле. Всем было велено собраться в гостиной к чаю. Уильяму и Клодии герцог отправил записку.

– Мы со Стаунтоном встретим графа с семьей в холле, – сказал старый герцог.

Все сидели за обеденным столом. Его светлость молча дал понять сыну, что недоволен его опозданием к обеду на десять минут. Однако маркиз не собирался возвращаться к старым привычкам.

– Моя жена будет с нами встречать гостей, – сказал он отцу.

– Леди Стаунтон будет ждать нас в библиотеке, – возразил его светлость.

Маркиз не стал спорить с отцом, понимая всю бесполезность такой дискуссии.

И вот несколько часов спустя, когда слуги сообщили, что карета графа уже на мосту, маркиз Стаунтон стоял рядом с отцом в холле. Он очень нервничал, презирал себя за это. Его это все.уже не должно волновать. Он никогда не выказывал никакого интереса к леди Марии Лукас. Никто не спрашивал его мнения по поводу предстоящего визита семьи графа Тилдена в Инфилд-Парк. После восьми лет молчания его светлость многое принимал как должное. Маркизу не в чем было винить себя.

И все-таки он нервничал. Успокаивало его только то, что в библиотеке ждет жена, одетая в свое простенькое муслиновое платье. Бледная и сдержанная.

«Граф Тилден нисколько не изменился», – подумал маркиз Стаунтон, когда граф в сопровождении своих женщин появился в холле. Высокий и дородный, с сияющей лысиной, граф мог бы казаться добродушным, если бы не постоянно нахмуренные брови и презрительно поджатые губы.

Вслед за ним шла графиня – маленькая, похожая на призрак женщина с постоянной, как бы извиняющейся улыбкой на губах. Она всегда казалась милой и робкой и сейчас выглядела так же.

За ней следовала леди Мария Лукас. По крайней мере маркиз подумал так. Теперь она уже не была тем худым и неуклюжим подростком, каким ее помнил маркиз. Леди Мария была невысокого роста, стройная, изящная. Очаровательное милое личико обрамляли прежде ярко-рыжие, а теперь блестящие каштановые волосы. Всякий назвал бы ее красавицей. И перед тем как его светлость стал приветствовать гостей, ее взгляд встретился с его взглядом. Девушка широко раскрыла ореховые глаза и покраснела.

«Она – невинная девочка. Несмотря на свои семнадцать лет, модное платье и свою красоту», – подумал маркиз с внезапным чувством досады и неловкости. – Тилден, – приветствовал друга герцог, изящно склоняя голову. – Ваш кучер показал хорошее время. Мадам, рад видеть вас в Инфилд-Парке. Надеюсь, путешествие было приятным. Леди Мария, добро пожаловать.

Начался оживленный обмен приветствиями, поклонами и любезностями.

– А, Стаунтон, – наконец сказал граф Тилден. – Вы приехали раньше нас. Рад вас видеть, мой мальчик.

Маркиз Стаунтон поклонился.

– Сэр, – пробормотал он.

– Вы, конечно, удивлены, увидев, как выросла наша маленькая Мария за время вашего отсутствия, – потирая руки, добродушно сказал граф.

– И превратилась в настоящую красавицу, – одобрительно заметил его светлость.

Его сын снова поклонился.

– Окажите мне честь и пройдите в библиотеку, потом слуга проводит вас в ваши комнаты, – сказал герцог.

– А как вы себя чувствуете, Уитингсби? – спросил граф Тилден. Его светлость уже предложил руку графине, а маркиз, соблюдая этикет, предложил руку леди Марии. Она мило улыбнулась и положила свою маленькую нежную ручку на его рукав. – Выглядите вы просто отлично.

«На самом деле отец очень бледен, даже губы у него серые», – подумал сын.

Чарити спокойно стояла у окна в библиотеке. Маркиз отпустил руку леди Марии и хотел подойти к жене.

Однако герцог опередил его. Он протянул руку к Чарити и сказал:

– Подойдите сюда, дорогая.

Как же, наверное, действовала на нервы его светлости необходимость так называть свою невестку! Сам маркиз остался стоять рядом с леди Марией. Чарити подошла к его светлости и подала ему руку. Она улыбалась ему, а он улыбался ей.

– Я хочу представить вас моим гостям, дорогая, – сказал герцог. – Тилден? Мадам? Леди Мария? Позвольте мне представить вам маркизу Стаунтон. Они со Стаунтоном поженились в Лондоне два дня назад.

Маркиз услышал, как вздохнула стоявшая рядом с ним леди Мария.

– Очень рада с вами познакомиться, – сказала Чарити, приветливо улыбнувшись всем по очереди. – Не хотите ли присесть? А вы, отец? Вы переоцениваете свои силы.

Она вела себя так, как будто родилась герцогиней. Только урожденные герцогини, насколько знал маркиз, не излучают такого теплого очарования.

– Поженились? Два дня назад? – Брови графа Тилдена почти соединились в одну линию.

– Очень рада с вами познакомиться, леди Стаунтон, – доброжелательно произнесла леди Тилден, опускаясь в ближайшее кресло. – Желаю вам счастья, И вам тоже, сударь. – Она робко улыбнулась маркизу.

– Поженились? – Граф в отличие от своей жены не собирался тратить время на пустые любезности. – правда, сэр?

– Да, – с улыбкой подтвердил маркиз. – Его светлость сообщил мне о своем плохом здоровье, и, естественно, я поспешил домой. Но мне не хотелось оставлять в Лондоне мою нареченную на неопределенное время. Мы поженились по особому разрешению.

– Ваша мама, леди Стаунтон, наверное, огорчилась, что не может устроить подобающую свадьбу, – заметила графиня. – Но при таких обстоятельствах…

– Мои родители умерли, мадам, – сказала Чарити. – Мне не с кем было посоветоваться.

– И не было опекуна, который мог бы возражать, – сказал маркиз. – Маркиза Стаунтон работала гувернанткой, когда я с ней познакомился, мадам.

– Боже! – слабо воскликнула графиня, прижимая руку к горлу.

– Я хотел бы получить объяснение, Уитингсби, – потребовал граф Тилден. – И немедленно.

– Дорогая… – Его светлость ласково похлопал Чарити по руке. – Миссис Эйлворд ждет, наверное, в холле. Не будете ли вы так любезны и не проводите ли к ней леди Тилден и леди Марию? Можете не возвращаться сюда. Леди, чай подадут в гостиную ровно в четыре.

Маркиз открыл дверь перед дамами и поклонился им. Его жена, проходя мимо, улыбнулась ему. Он закрыл дверь и постоял, собираясь с силами. Потом обернулся. Ведь именно поэтому он сюда и приехал: раз и навсегда лишить отца даже иллюзии власти над ним. Доказать всем, что маркиз Стаунтон не марионетка в чужих руках.

– Полагаю, что я могу потребовать сатисфакции, – злобно процедил граф Тилден.

Боже мой! Неужели он имеет в виду дуэль?

– Садитесь, Тилден, – пригласил гостя герцог, садясь в кресло. Он выглядит совсем больным, заметил маркиз и, к своему удивлению, ощутил страх. – С самого приезда сын напоминает мне, что он никаким образом не участвовал в письменном или устном соглашении, касающемся леди Марии Лукас. И я вынужден признать, что в его словах есть смысл.

– Проклятие, ему и не нужно было в этом участвовать, – повысил голос граф, забыв о вежливости. – Это было соглашение между отцом жениха и отцом невесты. Разве кто-нибудь когда-нибудь спрашивал согласия участников такого договора? Вы, значит, не имеете власти над своими отпрысками, Уитингсби. Ваш старший сын, ваш наследник позволяет себе игнорировать соглашение, заключенное его отцом семнадцать лет назад, и женится на женщине из сточной канавы?

27
{"b":"5447","o":1}