ЛитМир - Электронная Библиотека

Гигель Ирина Геннадиевна

Проблемы выбора.

Проблемы выбора.

Знакомство.

Когда твоя жизнь летит ко всем чертям, трудно не задаваться вопросом: "Почему?". Когда твой мир рушиться по вине человека, связь с которым более интимна, чем близость между любовниками, невозможно не спрашивать: "Как? Зачем?". Хорошо если в своих несчастьях ты можешь обвинить Случай или некие Высшие Силы, но на кого тебе злиться, если ты сама проявила неосторожное любопытство и просто ослиное упрямство?

Я не могла не задаваться выше перечисленными вопросами, но я не знала на них ответов. И я очень злилась. Злилась на себя. Ведь когда это началось - год и восемь месяцев назад, я могла это прекратить, но я пошла на поводу у любопытства, просто не смогла отвернуться от чуда. В то время у меня был очень не простой период. Я только что переехала из дома родителей в свою собственную квартирку (крошечную, но относительно недорогую) в муниципальном доме, училась в колледже, в вечернее время подрабатывала официанткой и только что окончательно порвала со своим парнем.

Дэсмонд Скогланд, моя первая и единственная любовь, был единственным ребёнком в богатой и влиятельной семье, мажор и плохой парень. Мы были одноклассниками со средней школы и хотя он был красавчик и знаменитость, я никогда не рассматривала его в романтическом плане. В нашей школе было негласное, но от этого не менее явное, деление учеников на группы. В основном, по сословиям, происхождение, цвет кожи, богатство семьи и прочие подобные показатели. Я - самая обычная девчонка, белая, дочь эмигрантки из Восточной Европы. Мама много и усердно работала, но мы так бы и не вошли в американский средний класс, если бы мама не вышла замуж за Майкла Лермана, имевшего небольшую мастерскую по изготовлению мебели. Не было ничего, что выделяло бы меня из общей массы учеников, ни экзотической внешности, ни особых талантов, ни богатых родителей, ни влиятельных родственников семьи. Единственное, что придавало мне некий вес в глазах одноклассников - это опыт проживания в разных странах, ну и, наверное - способность объясниться на трёх европейских языках, греческом и связать пару слов по-японски. Это всё.

Я и это считала сомнительным талантом, так как половина моих соучеников бегло говорила на испанском, португальском и мексиканском, помимо, соответственно, английского. Да, нам с мамой пришлось поездить и пожить в разных странах где она находила работу - север Франции, Монтэ-Карло, Австрия, Греция и совсем немного Япония. Но вторая половина моих одноклассников, дети из богатых и влиятельных семей, элита, также путешествовали в Европу и Азию, и при этом со значительно большим комфортом, чем когда-либо пришлось нам с мамой.

Итак, я - одна из массы и Дэсмонд - красавчик, спортсмен, элита, а кроме того - мажор, в самом негативном смысле этого слова. Мы принадлежали к разным мирам и у нас просто не было точек пересечения. А в выпускном классе его мать наняла моего отчима, ну и обстоятельства школьной и социальной жизни сложились так, что мы вынуждены были не долго сотрудничать. За это короткое время я узнала, что Дэсмонд любит читать, и довольно серьёзные книги, поэзию, и тщательно скрывает это от своих друзей - приятелей. Ну а он заметил, как я похорошела и округлилась в нужных местах, кроме того, у нас оказалось схожее чувство юмора. Что ещё нам требовалось?

И всё равно я очень удивилась, когда поняла что меня тянет к нему, ведь я прекрасно знала о его нелёгком характере и плохих поступках. Но это случилось. С нами обоими. Пришедшее чувство было очень ярким и сильным, ослепляло, заставляло с собою считаться. Завязавшиеся отношения, мы, по молчаливому уговору, решили сохранить в тайне. Я просто не знала как сказать матери, отчиму и лучшей подруге, как я могла связаться с таким засранцем. Думаю, он испытывал те же трудности, не торопясь ввести меня в свою тусовку золотой молодёжи. Впрочем, когда он узнал о моих сомнениях по поводу нас - пары, то не оставил мне выбора, объявив всем что мы встречаемся и буквально втащив в свой круг общения. Его дружки были так же рады, как и я, мы покривились, но согласились терпеть друг друга. А вот его бывшие пассии объявили мне войну. Ну а его родители... не то, чтобы им было совсем всё равно, но ведь я просто подружка на выпускной, а он длиться всего лишь вечер, потом наступает утро взрослой жизни. Его мама, походя, дала мне понять, что знает - наши чувства просто детское увлечение. Она сказала мне, что я скоро брошу её сына, я для него слишком умная и правильная. Эти её слова просто врезались мне в память.

Именно они, порой, заставляли меня усмирять собственный нрав и пытаться понять мотивы поступков Дэсмонда. Думаю, мы удивили всех, когда не разбежались сразу после выпускного. Мы действительно были очень влюблены и этого хватило на три года. Чтобы не расставаться, мы поступили в местный колледж, весьма не плохой, но ведь Дэсу были доступны лучшие учебные заведения в мире. Я выбрала банковское дело, хотя и не была уверена, что поступаю правильно. Я тихо завидовала лучшей подруге, которая нашла своё призвание и только и говорила о том, как это классно - быть морским биологом. Я же ничего не хотела так сильно, что бы сказать себе: "Вот оно!". А банковское дело - это уверенность в будущем и стабильность. А в тот момент я этого хотела.

Мы с Дэсом решили пока не съезжаться. Нам и так было не просто: классовые различия, разные характеры, не до конца понятные цели в жизни, взросление и трудности выбора, мы очень сложно притирались друг к другу. Мне сейчас кажется, что Дэсмонд не торопился взрослеть. Ожидания и требования родителей к единственному сыну, трения между родителями, грозившие перерасти в развод, может и это подталкивало его к безрассудным и не красивым поступкам. Я не собиралась терпеть его детский эгоизм, и мы ругались и ссорились, расставались, но всегда мирились, слишком сильна была тяга между нами.

И вот, год и восемь месяцев назад, мы в очередной раз были в ссоре. Его родители подошли к разводу и Дэс пустился во все тяжкие - выпивка, азартные игры, сомнительные развлечения. В этот раз от его действий пострадали люди, две ни в чём не повинные девушки и парень. Я очень разозлилась и, не смотря на смягчающие обстоятельства, не собиралась мириться, пока он не осознает свою вину и не загладит причинённый ущерб. В этот раз я сомневалась - сможем ли мы примириться? Дэс вроде бы и возместил ущерб, пострадавшим от его действий людям, но не торопился извиниться передо мной. Мы оба упрямились и дошло до того, что он загулял с другой девушкой. Я встревожилась, но не торопилась верить во всё, что мне рассказывали "доброжелатели". К тому же, я, вроде как, порвала с ним. И всё же мы помирились. Было трудно и перемирие было натянутым, но он усмирил свой крутой нрав, а я понимала, что особенно нужна ему сейчас. Его родители разводились и делили имущество, обстановка, мягко говоря, была напряжённая.

Что бы укрепить отношения запланировали свидание и ночь вместе. Дэс снял номер в дорогом отеле, нам нужно было побыть наедине. Я купила новое платье и делала укладку в салоне, когда там появились две наших бывших одноклассницы, с которыми я никогда не находила общего языка. Естественно не могли не поднять тему нашего расставания с Дэсмондом. Я, как могла их игнорировала, но из салона вышла с отличной укладкой и паршивым настроением, девчонки явно намекали, что Дэс не хранил мне верность, их смешки и многозначительные паузы в разговоре, говорили, что меня ожидает сюрприз. Нечто невидимое, но очень важное, натянулось тогда до предела.

Дэсмонд не смог солгать. В тот день, когда мы поругались, точнее я порвала с ним, ему было очень плохо и больно, он злился. Злился на родителей, на меня, и очень-очень злился на себя. И просто не знал, что делать со всей этой злостью, просто хотелось забыться, не быть собой - неудачником Дэсмондом Скогландом. Хоть на пару часов.

1
{"b":"544724","o":1}