1
2
3
...
23
24
25
...
47

Мисс Флетчер, решила Кора, не слишком умна. Если лорд Фрэнсис был в числе поклонников этой леди целую вечность, значит, он всерьез никогда не интересовался ею. Лорд Фрэнсис в отчаянии оттого, что дама его сердца, к счастью, вышла за другого? Какая нелепость. Нужно будет запомнить и эту глупость, чтобы потом посмешить его. Можно подразнить его этой Самантой, маркизой как-ее-там.

Хотя неделя, последовавшая за балом у леди Фуллер, оказалась очень насыщенной и количество джентльменов, приглашавших Кору танцевать, или прокатиться, или пройтись, или поболтать, только увеличивалось, она не находила во всем этом прежней прелести. За всю неделю она не обмолвилась и словом с лордом Фрэнсисом Неллером. Она и видела-то его всего дважды: в первый раз в театре, где была в компании графа Гринволда, а во второй – делая покупки на Оксфорд-стрит. И в обоих случаях они были слишком далеко друг от друга, чтобы рассчитывать на большее, чем вежливый поклон.

Кора испытывала нечто близкое к отчаянию. Она решила, что больше не нуждается в поклонниках, но все свое время приходилось уделять им. Ей же в эти последние две недели в Лондоне был необходим друг – просто друг, с которым можно было поболтать, посмеяться, в общем, отдохнуть. Но своего единственного друга – единственного, несмотря на то что Джейн и Элизабет тоже были ее подругами, – она увидеть не могла.

Кора чувствовала, что по возвращении в Бристоль ей будет очень не хватать лорда Фрэнсиса, но начинать скучать по нему уже сейчас она не согласна. Конечно, он не обязан развлекать ее. Если принимать во внимание его положение в обществе, он и так уж был слишком добр к ней. Взял на себя труд обратить на нее внимание. Он, должно быть, и не считает ее своим другом. Как ей это могло прийти в голову! Теперь-то Кора поняла, что она ошибалась на его счет. Боже, как унизительна была одна эта мысль!

Вот уже только неделя осталась до ее возвращения домой. Среди обычных выездов в свет лишь одна предстоящая встреча представлялась ей заманчивой – она была приглашена в Воксхолл, опять в компании графа Гринволда. Она никогда не бывала там прежде и очень хотела увидеть этот знаменитый сад ночью, когда, по рассказам, он превращался в волшебную страну со светящимися деревьями, фейерверками, загадочными аллеями и павильонами, диковинными лакомствами и музыкой.

Ей непременно нужно было увезти домой еще одно, на этот раз последнее, трепетное воспоминание. Скорее бы оказаться дома, рассказать папе и Эдгару обо всем, что она видела здесь, о том, как встречалась с принцем! В письме она только упомянула о бале и о том, что принц был среди гостей. Главную новость – о том, что он говорил с ней, – она оставила до личной встречи. Об этом-то она непременно расскажет им сама, когда вернется. Вот смешные лица у них будут!

Да-да, она очень хочет домой! Но все-таки как хорошо, что впереди еще все лето и целая неделя веселья и развлечений!

* * *

Он и сам не понимал, что он до сих пор делает в Лондоне. Никаких особых дел здесь у него не было, да и сезон подходил к концу. Публика уже начинала разъезжаться по домам. Но куда ехать ему? У него было поместье в Уилтшире, которое досталось ему от матери, но без компаньонов он всегда чувствовал себя там неуютно, даже одиноко. Он мог несколько недель погостить у брата – ему всегда там рады, а дети были бы просто счастливы. А может, поехать к сестрам? Они непременно соберут всех окрестных девиц на выданье. Нет, что-то он не настроен сейчас общаться со своим семейством, особенно с теми, кто любит устраивать чужие сердечные дела, – например, со свояченицей, которая всегда не прочь кого-нибудь сосватать. А не поехать ли ему в Брайтон – там можно в новой компании начать сезон удовольствий сначала. Впрочем, все они надоели уже здесь. Или поехать в Челкотт, в Йоркшир, навестить Гейба и леди Торнхилл…

Нет, не стоит. С Челкоттом граничит Хаймур, и они, пишет Гейб, наносят друг другу визиты почти каждый день. Он никогда не вернется в Челкотт. По крайней мере сделает это очень и очень не скоро. Не раньше, чем перестанет чувствовать себя там круглым идиотом. Он совершенно не хочет видеть ее беременной. При одной мысли об этом его охватывала паника.

Выходит, он остался в Лондоне, потому что ему никуда не хотелось ехать. Помимо этого, несколько дней он ждал, что после случая на балу у леди Фуллер разразится скандал и ему придется все улаживать. Он и сам не понимал, что с ним тогда произошло. Он не мог припомнить, чтобы так смеялся из-за сущей ерунды с тех пор, как был ребенком. И уж тем более удивительно, что, так беспомощно и безудержно хохоча, он прижал даму к себе. В этот-то момент их и увидели. Это было так унизительно. Он совсем не был уверен, что Бриджуотер и его мать, даже употребив все свое влияние, сумеют пресечь ненужные толки, – слишком многие стали свидетелями этой нелепой сцены и, конечно, приняли их невинный разговор за страстные объятия.

Он остался хотя бы для того, чтобы в случае неприятностей быть полезным даме. И вот еще что тревожило его. Бриджуотер сказал, что Фейрхурст снимет с него голову. Это было правдой. Даже от младшего сына герцога требовалось, чтобы он выбрал себе невесту соответствующего происхождения. Даже Саманта в качестве его невесты вызвала бы неодобрение.

Саманта… Пожалуй, ему пора перестать думать о ней. Он устал. Ему надоело лечить сердечные раны.

Но прошло уже достаточно времени – и никакого скандала. Даже свет был как никогда снисходителен к происшедшему – никому, видимо, не пришло в голову, что он всерьез мог увлечься мисс Даунс. Или же все были так ослеплены тем, что она удостоилась внимания принца, что простили ей небольшой промах – может же человек на радостях случайно обнять своего кавалера. А скорее всего Бридж и его матушка оказались, как всегда, на высоте и в корне задушили зарождавшиеся толки.

Лорд Фрэнсис сделал что мог, оставшись на случай неприятностей в Лондоне, но старался держаться на безопасном расстоянии от мисс Коры. Он старался ускользнуть из комнаты, видя, как она туда входит, и сворачивал за угол, встречая ее на улице. Он, словно бы случайно, повернул кругом во время верховой прогулки в Гайд-парке – правда, для этого ему пришлось уехать ровно через пять минут после того, как он туда прибыл. Зато снова удалось избежать встречи с Корой, которую привез туда Пэндри. Лорд Фрэнсис не терял бдительности.

И чувствовал себя слегка не в своей тарелке. Ему не хватало ее беззаботного смеха и болтовни. Ему не хватало ее неожиданных выходок. Что-то забавное было даже в том нелепом случае, когда их застали вдвоем и они едва избежали скандала. И в конце концов он почти признался себе, что лучшими мгновениями прошедшей недели были те два случая, когда он не смог вовремя скрыться и был вынужден хотя бы издалека помахать ей рукой. И она улыбнулась ему в ответ.

Можно подумать, что ей действительно есть до него дело. Он вспомнил, как неловко чувствовал себя на балу, и свою уверенность в том, что она начинает относиться к нему слишком хорошо. Он надеялся, что она не влюблена в него. Но стоит признать, при обеих встречах она вовсе не напоминала женщину, которая тешит себя иллюзиями.

Он танцевал с леди Августой Хэвилл на этой неделе в первый раз, хотя подумывал об этом и раньше, а она всем своим видом показывала, что страстно желает этого уже давно. На следующее утро он неожиданно получил от матери Августы приглашение провести вечер в Воксхолле. «Почему бы и нет», – держа приглашение в руке, подумал он, за минуту до этого твердо решив отказаться. Почему бы и нет. Он только один раз за прошедший год был в Воксхолле. А проводить время там всегда было приятно. И, помимо прочего, если и были какие-нибудь толки о нем и мисс Даунс, то он опровергнет их, появившись в свете с леди Августой.

И он написал, что будет.

* * *

Воксхолл был поистине чудесным местом. С первой же минуты Кора почувствовала, что именно об этом она будет чаще всего вспоминать и грезить, когда покинет Лондон. День выдался жарким, и вечер был очень теплым, под стать дню. С реки дул едва заметный бриз. Однако у него хватало сил на то, чтобы слегка раскачивать фонари на ветках, и разноцветные блики света весело плясали на дорожках и в аллеях.

24
{"b":"5448","o":1}