ЛитМир - Электронная Библиотека

Она нравится ему, думала Кора, и он нравится ей. Да, ей он очень нравится. Она перекинула косу через плечо и машинально провела по ней пальцами. Он очень добрый, поэтому и женился на ней. И ей бы очень не хотелось, чтобы он когда-нибудь пожалел об этом. Она нравилась ему, иначе он подпрыгнул бы от радости, услышав предложение жить врозь. А он даже обиделся.

Но не пожалеет ли она сама об этом? Кора глубоко вдохнула посвежевший воздух. Она припомнила свои мечты о замужестве и всех тех мужчин, которым отказала, потому что никто из них не соответствовал ее мечтам. Кора думала о том, что сказала ей вчера герцогиня. Почему-то считая, что Кора боится супружеской жизни, она сказала, что это страшно только поначалу и что позднее ей даже может это понравиться. В своих мечтах Кора всегда представляла, что эта сторона брака будет ей приятна.

Потом она принялась перебирать события сегодняшнего дня. Кора очень старалась радоваться своей свадьбе. И она действительно была рада. До тех пор пока лорд Фрэнсис – она должна перестать называть его «лорд» – не проводил ее до ее гардеробной и, поцеловав руку на прощание, не закрыл за собой дверь. После этого она отчего-то почувствовала себя страшно одинокой. Для этого, казалось бы, не было особых причин. С самого детства она привыкла укладываться сама и не боялась спать одна в комнате даже в незнакомых домах. И в этой ночи не было ничего необычного. Не считая одной детали – это была ее первая брачная ночь, если, конечно, ее брак был настоящим, и по всем правилам должна была чудесно отличаться от всех остальных ночей.

Кора думала о том, достаточно ли для ее счастья только приятельских отношений с лордом Фрэнсисом. У нее больше не было выбора. «Дело сделано», как сказал лорд Фрэнсис.

И вдруг раздался стук в дверь. Прежде чем она успела спросить, кто это, и прежде чем даже успела пошевелиться, дверь открылась.

Перед ней стоял Фрэнсис в алом халате.

– О Фрэнсис! – воскликнула она радостно, думая при этом, отчего ее голос звучит так хрипло. – Вам что-нибудь нужно?

Он замер у двери, даже не успев отпустить ручку, изумленно поднял брови и взглянул на нее.

– Кора, дорогая, – проговорил он, – я снова почти онемел от твоего вопроса. – Он отошел от двери и приблизился к ней. – Ты спрашиваешь, чего я хочу от своей жены в первую брачную ночь?

У Коры подломились колени и засосало под ложечкой.

– О, – сказала она, отчаянно теребя косу, словно только коса могла помочь ей справиться с собой, – о, Фрэнсис, как это великодушно. Но ведь это совсем не обязательно. Я имею в виду, что вы вовсе не должны делать это ради меня. Я ведь согласилась… – Она перевела дух.

Фрэнсис подошел ближе и, глядя в глаза, положил руки ей на плечи.

– Я добр к тебе? – удивился он. – Я ничего тебе не должен? О, это так благородно с твоей стороны, Кора! А может быть, ты просто боишься?

– Я? Боюсь? Конечно, нет. – «У нас что, будет настоящая брачная ночь?» – Я только хотела сказать, что вы не должны делать это, если вам неприятно. Я пойму. Я вовсе не жду этого от вас. – «Мне не нужно слишком убеждать его. Я не хочу, чтобы он уходил», – подумала Кора. Если ей суждено пережить это, пусть даже только один раз в жизни, она согласна. Даже если ей придется провести ночь с человеком, которого она не любит. Все-таки он ей ужасно нравится. И этого достаточно.

Он дотронулся до ее щеки. «Какие синие у него глаза! – подумала она. – Не серые, которые обычно называют голубыми, а именно синие».

– Это потому, что мы поженились в такой спешке и под давлением других? И ты решила, что я буду считать свой долг выполненным, если дам тебе свое имя? Нет, дорогая, мы будем настоящими мужем и женой.

Кора вдруг покачнулась, и он вынужден был подхватить ее.

– Ох! – вырвалось у нее, и она засмеялась. Внезапно ее охватило сильное волнение. Ведь она совсем непривлекательна, велика и нелепа. А он такой утонченный человек. К тому же она вдруг вспомнила, что не успела надеть пеньюар поверх ночной рубашки.

И заплела на ночь волосы в косу. Она, наверное, похожа на девочку-переростка,

– Кора. – Его голос звучал необычайно проникновенно, – Дорогая. Нам ведь так хорошо было вместе весь день и весь вечер. Мы весело болтали. И я не один из тех принцев, герцогов и маркизов, которые мучили тебя в Лондоне.

– Нет, Фрэнсис, я не боюсь ни вас, ни их, – сказала она.

Он улыбнулся и разжал объятия.

– Расплети косу, пожалуйста, дорогая. Ради меня. Я всегда мечтал увидеть, как выглядят твои волосы.

– Такие же неуправляемые, как и в прическе. – Она повиновалась. – Мне, наверное, нужно остричь их. Я знаю, короткие волосы не слишком украшают женщину. Но ведь если мне не понравится, я могу снова отрастить их. Папа считает, что женщинам грешно подстригать волосы. Если бы Бог хотел видеть их с короткими волосами, всегда говорит он, то он сделал бы так, чтобы они не отрастали. Почему-то ему не приходит в голову, что к мужчинам это тоже относится. И к мужским бородам.

Она чувствовала, что так много болтает от волнения, и уже была не рада, что он пришел так скоро. Она успела бы подготовиться, придумала бы, что сказать.

Он взял ее руки в свои и провел по ее волосам. Сам, по своему желанию. Кора почувствовала, как заливается румянцем. Она и не думала, что Фрэнсис может заставить ее покраснеть.

– О, Кора, – сказал он. – Они прекрасны. Как жаль, что ты не можешь всегда ходить с неубранными волосами. Нет, я горжусь тем, что только мне дозволено увидеть, как они прекрасны. Кажется, я начинаю понимать султанов, которые никого не пускают в свои гаремы. Никогда не смей стричь их. Если ты не послушаешься, я тебя просто отшлепаю.

Она запрокинула голову и засмеялась.

– Можешь попробовать, если хочешь ходить со сломанным носом, – ответила она. Он тоже засмеялся:

– Вот это уже лучше. А я-то думал, что ты потупишь глазки и сгоришь со стыда. Иди ко мне.

От его последних слов ей совершенно расхотелось смеяться. Кору ужасно мучило, на самом ли деле он хочет ее, или это для него только супружеский долг. Но он принял решение, и она не собиралась спорить. Напротив, она хотела получить от того, что должно произойти, удовольствие. Быть может, больше это не повторится никогда. И она скользнула в постель, не дожидаясь, пока он снимет халат.

Вот и настала ее брачная ночь. И Кора была полна решимости насладиться этой ночью, так же как днем она считала своим долгом насладиться собственной свадьбой.

* * *

Теперь для того, чтобы их брак стал реальностью, нужна была малость. Он должен был испытать желание. Сегодня он обвенчался с ней и дал понять, что будет требовать от нее исполнения всех обязанностей жены. Но ведь и он должен исполнять свои обязанности мужа так часто, чтобы она смогла излечить его разбитое сердце и, разумеется, подарить наследника.

Но желание, которое вспыхнуло в нем при виде ее, буквально ошеломило его. Перед ним всего-навсего Кора Даунс, говорил он себе, когда отворил дверь в ее комнату и застал ее стоящей у окна в одной рубашке. Это была девушка, которой он хотел составить протекцию в высшем обществе и помочь найти мужа. Это была девушка, которая непрестанно попадала в нелепые и смешные ситуации. Девушка, которую он невольно принудил выйти замуж, два раза скомпрометировав в глазах света. Это была не та женщина, которую он любил.

Но все же он желал ее. Желал все сильнее и сильнее, пока разговаривал с ней, пытаясь рассмешить и успокоить. Как только она подняла руки, чтобы расплести косу, и он провел руками по ее волосам, он уже был готов ко всему.

Казалось, только распущенных волос не хватало ей для того, чтобы стать по-настоящему прекрасной. Нет, не той утонченной красотой, к которой он привык. Он подумал вдруг об амазонках, и тут же, словно подтверждая его догадку, она, пусть и в шутку, начала угрожать ему.

Она была великолепна.

И при этом излучала самое невинность. Ему придется приложить немало усилий, чтобы обуздать свое тело и не броситься в бой сию же секунду, думал он, обнимая ее за шею и разворачивая к себе. Он должен быть с ней нежен. Никак нельзя сразу же испугать ее. Нужно быть как можно терпеливее, иначе она не испытает ничего, кроме боли.

34
{"b":"5448","o":1}