1
2
3
...
17
18
19
...
86

— В таком случае я вынуждена признать, что, оставаясь незамужней, я стану парией, а в качестве вашей жены — респектабельной дамой. Это так? — Она снова заглянула ему прямо в глаза.

— Умеете вы подобрать слова, мисс Парнелл, — улыбнулся он. — Ответ на ваш вопрос очевиден — нет. В нашем мире существует не только черное и белое, как вы полагаете. Жизнь гораздо сложнее. И общество тоже. И мы не можем изменить ни то ни другое. Или, лучше сказать, мы вынуждены принять то, что не в силах изменить, и должны постараться изменить то, что можно.

— Я не способна на подобные компромиссы, — заявила мисс Парнелл. — Я провела в городе целый месяц, милорд, и мне не понравилось то, что я здесь увидела. Мне бы очень хотелось вернуться домой и забыть, что я вообще сюда приезжала.

— Но возможно ли это? Обсуждали ли вы это с вашим отцом? Согласен ли он, чтобы вы вернулись домой и провели там всю оставшуюся жизнь.

Она промолчала.

— Мне очень неприятно говорить это, мисс Парнелл, но, похоже, у вас нет выбора. Вы должны выйти за меня.

Граф ждал, что девушка начнет спорить с ним. Она упрямо подняла подбородок и поджала губы. Он подошел еще ближе и остановился в нескольких шагах от нее. Теперь ей нужно было поднять голову, чтобы посмотреть ему в лицо.

— Мисс Парнелл, я не так уж и плох. Человек я не злой, и в жестокосердии меня тоже никто еще не упрекал. Никакими особыми пороками не страдаю. Я сумел ужиться под одной крышей с братом и сестрой, чьи выходки порой переходят все мыслимые и немыслимые границы. Я могу предложить вам высокое положение в обществе, достаток и дом, которым безмерно горжусь. Согласны ли вы выйти за меня?

Она не отвела своих черных блестящих глаз.

— Я выйду за вас.

— Но не по доброй воле? — печально улыбнулся граф.

Мисс Парнелл снова промолчала.

— Отчего вы даете свое согласие с такой неохотой? — спросил он.

Девушка словно воды в рот набрала. Лорд Эмберли взял ее за руки. Какие они холодные!

— Вас смущают обстоятельства, из-за которых вы вынуждены вступить в брак? Вы наверняка полагаете, что фортуна отвернулась от вас. Но вы под моей защитой. Разве этого не достаточно?

— Я уже приняла ваше предложение, — проговорила она.

— Но вы не хотите выходить за меня?

— Нет.

Граф выпустил ее руки, отошел к окну и вздохнул.

— Мне совершенно не хочется принуждать вас к браку, мисс Парнелл. Я не желаю навязываться. Мне даже думать об этом противно.

— Как вы правильно заметили, милорд, у нас нет иного выбора. Вы вынуждены сделать это предложение, а я обязана принять его. Сегодня все остальное уже не имеет значения.

— Мне ужасно горько видеть ваши страдания, — вздохнул лорд Эмберли. — Но вряд ли стоило ожидать, что вы запрыгаете от восторга, обручившись с незнакомцем. Надеюсь, со временем мне удастся изменить ваше мнение обо мне. Я всю жизнь буду вашим покорным слугой, мэм.

Она опустила глаза.

— Ваш отец посоветовал мне держать вас на коротком поводке и не задумываясь поднимать на вас руку, если потребуется, — спокойно проговорил граф. — Что за жестокие рекомендации?

— Я частенько разочаровываю его… Я легкомысленна и слишком упряма.

— Он плохо с вами обращается?

— Он мой отец. И имеет право воспитывать меня так, как считает нужным.

— Он бьет вас?

— Нет, не бьет. С шестнадцати лет.

— Понятно. И чем он заменил телесные наказания?

— Это не наказания, — с вызовом ответила она. — Когда я забываю об опасности, которая грозит моей бессмертной душе, мне надлежит молиться и читать Святое Писание.

— Ясно, — сказал лорд Эмберли, хотя на самом деле ничего ему было не ясно. Он никак не мог разобраться в ее отношении к этим методам воспитания. Что сквозило в ее словах? Горечь или цинизм? Его охватила паника — он собирается объявить о помолвке с женщиной, с которой он, может статься, никогда не сумеет найти общего языка. — Насколько я понял, откажи вы мне сейчас, остаток дней вам придется провести на коленях перед Библией, так?

Он хотел всего-навсего пошутить, но она не улыбнулась в ответ. Просто молча сложила руки перед собой и подняла подбородок.

Лорд Эмберли снова подошел к ней и взял за руки.

— Послушайте меня, мисс Парнелл. Мы оба прекрасно знаем, что помолвки не избежать. Мне бы очень хотелось, чтобы все сложилось иначе — ради вас. Но мы обязаны сделать это объявление. Нужно ублажить и вашего отца, и высший свет. А потом вы уедете отсюда, я позабочусь об этом. Я приглашу вашу семью в Эмберли-Корт. Там, вдали от любопытных глаз, вы проведете нынешнее лето, получше узнаете и меня, и дом, который скоро станет вашим. Я от всей души надеюсь, что в конце концов этот брак перестанет казаться вам таким уж неприятным. Я стану заботиться о вас, мисс Парнелл. Сниму груз, который моя безалаберная семейка взвалила на ваши плечи. И ни в коем случае не буду настаивать на том, чтобы свадьба состоялась как можно раньше. Вы сами назначите дату, если, конечно, захотите. Согласны?

— Да. — Взгляд ее был непроницаем.

— Отлично! Теперь я счастлив, мисс Парнелл. — Граф поднес ее руку к губам и поцеловал в ладонь. Девушка залилась краской смущения. — Я принял приглашение вашего отца отобедать с вами сегодня вечером. В том случае, если вы примете мое предложение, конечно. Вы не против пойти со мной сегодня в театр? Ваша семья тоже будет присутствовать, само собой разумеется. Если не хотите, я не стану повторять своего приглашения при всех.

— Это же необходимо, не так ли? — В голосе ее зазвенели горькие нотки. — Надо показать обществу, что меня можно снова принять в свои ряды.

— Да, это необходимо.

— Хорошо. Уверена, что мама и Джеймс будут рады.

Лорд Эмберли невесело усмехнулся. Мама и Джеймс, а про себя — ни слова.

— Кроме того, я собираюсь устроить нечто вроде празднования нашей помолвки в своем городском особняке. И вы, мисс Парнелл, предстанете перед светом в качестве моей будущей невесты. А теперь я вынужден покинуть вас.

Граф поднес к губам ее левую руку и поцеловал ледяные пальчики. Потом развернулся и направился к выходу, но у дверей остановился и снова поглядел на нее.

— Хочу, чтобы вы знали, мисс Парнелл, — сказал он напоследок. — Можете быть уверены: когда вы станете моей женой, я ни при каких обстоятельствах не подниму руку ни на вас, ни на наших детей. И не стану заставлять ни вас, ни их молиться или читать Библию в наказание за проступки. Слово Божье не должно вызывать страх. Оно несет людям любовь. Я вообще не собираюсь наказывать вас. И хотя у алтаря вы поклянетесь повиноваться мне, я не стану принуждать вас исполнять эту клятву. Послушание — для слуг, которые получают за свою работу деньги, но не для жены — друга и любовницы мужа.

Мисс Парнелл не двинулась с места и не повернула головы, пока за ним не захлопнулась дверь.

— Господи, мама, скажи, что это неправда! — Посреди гостиной лорд Иден казался еще выше. Молодой человек не находил себе места.

— Боюсь, что правда, Доминик. — Леди Эмберли оторвалась от своей вышивки и посмотрела на младшего сына. — Сядь, дорогой, умоляю тебя. У меня от твоего беспрестанного хождения голова кругом идет. Мадлен вернется домой с минуты на минуту — наверняка в приподнятом настроении после прогулки с сэром Дереком Пейнтоном. Это ее очередная настоящая любовь. Мои нервы не выдержат, если вы приметесь мельтешить у меня перед глазами.

Лорд Иден сел.

— Эдмунд женится на мисс Парнелл! — Он никак не мог прийти в себя. — Но она ведь отказала ему за день до того, как я сам сделал ей предложение!

— Похоже, Эдмунд решил, что ставить на этом точку было бы безответственно. — Леди Эмберли снова взялась за свое рукоделие. — Видишь, Доминик, как все обернулось. История до смешного нелепая и отвратительная. И бедняжка оказалась в самом центре скандала. Неудивительно, что Эдмунд решил повторить свое предложение. По крайней мере, насколько мне известно, официально он собирается сделать это именно сегодня. А вчера вечером ясно дал понять, что так оно и будет. В этом он весь, ничего другого от него ожидать и не следовало. Если уж Эдмунд решил, что несет за кого-то ответственность, то сделает все возможное, чтобы человеку было хорошо. В этом на него можно положиться. Сядь, дорогой.

18
{"b":"5449","o":1}