ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Частная жизнь знаменитости
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Мастер дверей
Гоните ваши денежки
Девушка в тумане
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Стать смыслом его жизни
Девушка с глазами цвета неба
Свидание напоказ

— Полагаю, мы уже достаточно здесь простояли, — сказал наконец лорд Эмберли и посмотрел на нее сверху вниз добрыми глазами, от взгляда которых ей всегда становилось не по себе. — Могу я предложить вам свою руку, моя дорогая? Пойдемте к гостям.

Она никак не могла привыкнуть к его манере накрывать ее руку своей ладонью и гладить пальцы. Александра не думала, что он позволяет себе лишнее, более того, она полагала, что он делает это неосознанно и даже не замечает этого жеста. И все же ей это не нравилось. По руке ее начинали пробегать горячие волны, плавно перетекавшие в грудь, и она никак не могла отвлечься от ощущения его физической близости. У нее перехватывало дыхание, она была не в состоянии расслабиться и сосредоточить свое внимание на окружающих. Одним словом, Александра совершенно теряла над собой контроль.

— Хотите поговорить с моими тетей и дядей? — предложил лорд Эмберли. — Мы с ними близкие соседи по Эмберли.

— С удовольствием, милорд, — ответила Александра. Его родственники, соседи, люди, с которыми ей придется часто встречаться в деревне. Ее будущее начинало обретать реальные черты. Какой кошмар! — Я с ними не знакома.

В течение последующего получаса она так и не поняла, успокоило ли ее дружеское расположение тети Виолы и дяди Уильяма Каррингтон или, напротив, еще больше расстроило.

— Эдмунду давно пора остепениться, — говорил дядюшка Уильям Александре, и в глазах его прыгали веселые чертики. — Следующей весной нашему Уолтеру уже двадцать стукнет, да и Доминик далеко не ребенок. Но как юные леди могут относиться к ним серьезно, когда главный приз еще не разыгран? Вы оказали нашей семье большую услугу, мисс Парнелл.

— Господи помилуй, Уильям! — накинулась на него супруга. — Послушай тебя, так можно решить, что Уолтеру с Домиником грозит холостяцкое будущее. Они же совсем еще дети!

— Для матери сыновья всегда остаются мальчишками, — улыбнулся мистер Каррингтон Александре. — Значит, Эдмунд собирается отвезти вас на лето в деревню, дорогая? Вам понравится Эмберли-Корт. Осмелюсь сказать, это одно из самых прелестных поместий Англии. Моя сестра знала, что выбирает, когда выходила за Эмберли. За отца Эдмунда то есть. —: Мистер Каррингтон от души рассмеялся.

— Уильям! — одернула его жена. — Ты же сам прекрасно знаешь, что они поженились по любви, и только по любви. Не обращайте на него внимания, мисс Парнелл. Его хлебом не корми, дай кого-нибудь подразнить. Никогда не угадаешь, всерьез он говорит или шутит. Мы взяли с собой Анну, Эдмунд. Надеюсь, ты не будешь против. Ей всего пятнадцать, рановато, конечно, посещать подобные мероприятия, но она так просила, что Уильям сдался и разрешил ей поехать с нами. Он просто не способен отказать любимой дочурке.

— Я рад повидаться с ней снова, — успокоил тетушку лорд Эмберли. — Похоже, она уже завладела Домиником.

— Я велела сделать перед ним реверанс и оставить его в покое. — Тетя огляделась в поисках дочери и лорда Идена и пристально уставилась на парочку. — Да что толку?

— Анна с десяти лет влюблена в Доминика, — улыбнулся Александре лорд Эмберли. — Клянется, что когда-нибудь обязательно выйдет за него.

— Я уже предупредил его, что не позволю утащить свою маленькую дочку в Вилтшир, — рассмеялся мистер Каррингтон. — Анне придется выбрать одного из сыновей Кортни.

— Уильям! — в очередной раз попыталась усмирить его жена. — Что за глупые Иден! Надо же, одного из сыновей Кортни! Анна не может выйти за Доминика, мисс Парнелл. Это совершенно исключено. Они двоюродные брат с сестрой. Девчонка создала себе кумира и теперь сама же и поклоняется ему, вот и все. Вы наверняка решите, что у нас вся семейка чокнутая.

— Напротив, — спокойно возразила ей Александра. — Я только что поняла, как это, должно быть, здорово, когда родственники живут рядом. Я всю жизнь общалась лишь с мамой, папой и братом Джеймсом.

—  — Вот поживете с годик с Эдмундом, по-другому запоете, мисс Парнелл, — вставил дядюшка Уильям. — Наверняка захотите, чтобы рядом снова никого, кроме мамы, папы да братишки, не было. Анна, Уолтер, Мадлен и Доминик всю душу из вас вытрясут. Не говоря уж о семейке Кортни.

— И не говоря уж о тебе, Уильям! — подхватила жена. — Не обращайте на него внимания, мисс Парнелл. Уверена, вы будете счастливы с Эдмундом, дорогая, а мы, в свою очередь, будем рады видеть в Эмберли молодую графиню.

Александра наверняка улыбнулась бы в ответ, если бы в этот самый момент лорд Эмберли не накрыл ее руку своей ладонью и она не заглянула бы в его улыбчивые голубые глаза.

— У меня еще не было сегодня шанса поговорить с лордом и леди Бекворт, — сказал он. — Пойдемте поищем их, дорогая.

— Да, — согласилась Александра. — Они где-то тут, с вашей матерью и сэром Седриком Харви.

Она тепло улыбнулась мистеру и миссис Каррингтон. Эти двое очень понравились ей, хотя пришли из чужого, незнакомого ей мира, так сильно отличавшегося от ее собственного.

— Дядя и тетя самые душевные люди из всех, кого я знаю, — пояснил лорд Эмберли, когда они двинулись вперед. — Вы хорошо себя чувствуете, мисс Парнелл? Я знаю, прийти сюда сегодня вам было нелегко. От вас потребовалось немало мужества. Но я рад, что вы сделали это, и горжусь тем, что все эти люди увидели нас вместе.

Он снова сжал ее пальцы. На этот раз непривычная горячая волна зародилась в ее горле и плавно опустилась в живот.

— Ты правда отвезешь меня завтра в Тауэр, Доминик? — говорила худенькая девчушка, цепляясь за руку лорда Идена. — Обещаешь?

— Я уже говорил, что сделаю это. — Доминик поглядел на нее с обожанием. — Ты выросла, Анна. Если так дальше дело пойдет, не успеем мы глазом моргнуть, как ты мне до плеча достанешь.

— Я совсем не против, если этого никогда не случится, Доминик, — кокетливо улыбнулась девочка. — Ты такой высокий! Я тоже все вверх да вверх расту, а мне бы хотелось походить на Мадлен. Или на мисс Парнелл.

— Так и будет, Анна, — заверил ее кузен. — Когда придет твое время появиться в свете, ты произведешь настоящий фурор.

— Ты правда так считаешь? Правда, Доминик? А ты там будешь? Мне бы хотелось, чтобы именно ты повел меня на мой самый первый танец на самом первом моем балу.

— К тому времени я стану слишком старым и дряхлым для тебя, — усмехнулся Доминик. — Тебе захочется кого-нибудь помоложе, Анна.

— Ничего подобного, — возразила она. — Не захочется. Как ты считаешь, Доминик, мисс Парнелл красивая? Я думаю, да, а Уолтер говорит, что она слишком серьезная.

— Я согласен с тобой. И она не всегда такая серьезная. Просто сегодня она очень нервничает. А кто бы не занервничал на своей собственной помолвке? Думаю, она тебе понравится, когда ты познакомишься с ней поближе.

— Наверное, — легко согласилась девочка. — Я рада, что она выходит за Эдмунда. Эдмунд мне нравится, хоть он и не такой красавчик, как ты, Доминик. И не такой высокий.

— Пора вернуть тебя матери, — улыбнулся Иден. — Я должен пойти поздороваться со своими друзьями.

— И ты не хочешь, чтобы они видели тебя в компании пятнадцатилетней девчонки, — горько вздохнула она. — Ладно уж, Доминик. Но я обязательно вырасту, обещаю тебе.

Доминик рассмеялся. На вечеринке собралось больше народу, чем он предполагал. Его начали терзать мрачные мысли, и ему нужно было срочно пообщаться с друзьями, чтобы хоть немного поднять себе настроение. Помолвка Эдмунда и мисс Парнелл стала достоянием общественности. Теперь ему не удастся разорвать ее без скандала.

Лорд Иден отвернулся от Анны, тети и дяди, пожал плечами и направился через лужайку к компании своих знакомых. Впереди целое лето в деревне, там будет видно, что делать.

Глава 9

Мадлен сидела в оранжерее Эмберли-Корта, поглаживая бархатистый листочек розовой герани, и угрюмо взирала сквозь огромные окна на залитый дождем лужок. Рядом стоял ее не менее мрачный брат-близнец.

— Дело вовсе не в дожде, — проговорила Мадлен. — На самом деле иногда даже здорово побродить в дождик по краю утеса или сбегать на пляж. Ветер в лицо бьет, холодные струи хлещут, весело! Думаю, виной всему то, что мы снова вернулись домой после месяца развеселой жизни, когда и минутки свободной нет, чтобы сесть и подумать. Смена ритма жизни, вот что удручает.

27
{"b":"5449","o":1}