ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Снег над барханами
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Наказать и дать умереть
Охотник на кроликов
За час до рассвета. Время сорвать маски
Темное дело
Эльф из погранвойск
Lagom. Секрет шведского благополучия
Игра мудрецов

— Вы станете частью этой семьи, Алекс. И сами все поймете.

Это прикосновение успокоило ее, умерило боль в душе.

И потом она закрыла глаза, почувствовав, что он склонился над ней и подарил поцелуй, теплый, нежный. Губы его раскрылись, и она ощутила их вкус. Он словно стал частичкой любви и покоя, которую его бабушка привнесла в эту уютную комнату и оставила здесь навеки.

И тут она очнулась и с пылающим лицом уперлась книгой ему в грудь, оттолкнула от себя, не в силах поверить в случившееся. Краска бросилась ей в лицо.

— Как вы посмели!

— Простите меня. — Граф не двинулся с места. Его голубые глаза с нежностью заглядывали ей в лицо. — Я не хотел ни обидеть вас, Алекс, ни напугать. Просто хотел выразить вам свою симпатию. Вы же станете моей женой.

Она попятилась к окну. Ей казалось, что она вот-вот задохнется или утонет в голубых озерах его глаз.

— Симпатию? Но мы еще не женаты, милорд. Вы позволяете себе вольности, на которые не имеете никакого права!

Лорд Эмберли отступил на шаг назад.

— Я поторопился, — попытался оправдаться он. — Простите меня, Алекс, пожалуйста. Я не хотел расстроить вас.

И все же он расстроил ее. В душе у нее царил настоящий хаос. Этот момент близости напугал ее. Но ведь это всего лишь поцелуй! Он наверняка сочтет ее наивной недотрогой. И не без причины. В данном случае было бы лучше вообще обойтись без комментариев. Что сделано, то сделано. К тому же она, сама того не осознавая, спровоцировала его на этот поцелуй.

— Пойдемте, — предложил ей руку лорд Эмберли. — Присоединимся к остальным, хорошо? Они в длинной галерее, я просто обожаю ее.

Александра попыталась прийти в себя и восстановить контроль над своими эмоциями. Надо же быть такой дурочкой! Поступок лорда Эмберли полностью вывел ее из равновесия. Девушка выпрямила спину, расправила плечи, подняла подбородок и взяла его под руку.

Но не успели они дойти до дверей, как перед ними возник лакей.

— Мистер и мисс Кортни ожидают в гостиной, милорд.

— Как вовремя! — сказал лорд Эмберли Александре, отправив лакея в галерею сообщить эту новость леди Эмберли. — Уверен, что все уже не против выпить по чашке чаю. Боюсь, порой я слишком увлекаюсь и совсем забываю о времени, когда показываю свой ненаглядный дом. Часовню и галерею оставим на другой раз. Если вам, конечно, хочется взглянуть на них.

— Да, разумеется.

— Мистер Кортни — один из моих самых преуспевающих арендаторов, — поведал ей лорд Эмберли. — Я рассчитывал, что вам не придется принимать посетителей, пока вы не отдохнете хотя бы денек-другой и не восстановите свои силы после долгого путешествия. Но утром к нам нагрянули Анна с Уолтером, а теперь еще и мистер и миссис Кортни. Надеюсь, вы не против?

— Нет.

Они поднимались по мраморной лестнице в приемную. Он молча посмотрел на нее, она же не смела заглянуть в его до боли синие глаза. Слишком уж они близко. Александра изо всех сил старалась справиться со своими эмоциями.

— Скажите, что прощаете меня, Алекс, — попросил граф, когда они очутились перед двойными дверями приемной. — Я передать не могу, как мне жаль, что расстроил вас.

— Вы не расстроили меня. — Александра уставилась в спину лакея, приготовившегося распахнуть для них двери. — Мне нечего прощать вам, милорд.

— Милорд? — усмехнулся он.

— Эдмунд, — поправилась она.

Мистер Уилфред Кортни был человеком необычайных габаритов и, несмотря на тесный корсет, все равно со скрипом вмещал свое необъятное тело в кресло. Из густо накрахмаленного высокого воротничка торчала бычья шея, на которой покоилась лысая голова. Лицо красное, добродушное. Одним словом, это был яркий образчик преуспевающего фермера. О таких говорят — он пьет соки земли.

Его хрупкая дочка настолько отличалась от своего отца, что с трудом верилось в их родство. Золотисто-каштановые кудряшки, огромные карие глаза, жадно взирающие на мир, выразительные брови и густые ресницы — она знала, как можно воспользоваться всем этим. Сьюзен Кортни — любимица своего папочки, сестра четверых старших братьев, гордость матери, которая сама особой красотой не отличалась, — всегда воспитывалась в твердой уверенности, что жизнь может предложить ей куда больше, чем деревенский дом какого-нибудь фермера.

Девушка поднялась и сделала реверанс лорду Эмберли и Александре, потом двум дамам и Джеймсу Парнеллу, которые вошли следом. Она застенчиво заглянула в лицо его светлости, когда тот представлял ей Александру, и перевела любопытный взгляд на его невесту. Затем поглядела сквозь опущенные ресницы на Парнелла и мило покраснела.

Мистер Кортни схватил лорда Эмберли за руку и громогласно поздравил его.

— Я вот тут говорил миссис Кортни, — провозгласил он, — и она согласилась со мной, ваша светлость, впрочем, как и все мои сыновья и крошка Сьюзен, что вы не могли сделать для всех нас более приятного сюрприза, чем представить нам новую графиню. Без обид, мэм. — Он отвесил поклон в сторону леди Эмберли, скрипнув корсетом.

— Присаживайтесь, сэр, прошу вас. — Леди Эмберли указала леди Бекворт на кресло и села сама. — Полностью согласна с вами, мы все с нетерпением ждем часа, когда сможем принять мисс Парнелл в свою семью. Она оказала нам великую честь. Присаживайтесь, мисс Кортни. Вы просто чудо как хороши, моя дорогая. Господи, а ведь в прошлом году вы были совсем ребенком!

Девушка рассмеялась.

— Мне уже семнадцать, ваша милость. Мне уже целый год разрешают танцевать и сидеть за одним столом с гостями. У папы после Рождества даже просили моей руки, но предложение было не из самых заманчивых. Он поинтересовался моим мнением, но я упросила его отказать кавалеру. То есть мистеру Уотсону.

Мистер Кортни расцвел, глядя на дочку.

— Мы не обязаны продавать нашу крошку первому встречному-поперечному, — хохотнул он. — Ничего, найдется претендент получше, чем Уотсон. Уверен, что вы согласитесь со мной, миледи.

— И все же Уотсон — один из моих самых честных и надежных арендаторов, — возразил лорд Эмберли. — Как бы ни было, вам наверняка польстило это предложение, мисс Кортни.

— О да, милорд, вы абсолютно правы. — Она вновь бросила взгляд на Джеймса Парнелла и залилась краской. — Но он ведь в два раза старше меня. Я бы предпочла кого-нибудь помоложе и посимпатичнее.

Все это время леди Бекворт не сводила с Сьюзен Кортни неодобрительного взгляда.

— Возраст и внешность не самые главные критерии при выборе мужа, — не выдержала она. — Я удивлена, что ваш отец вообще позволяет вам высказывать свое мнение по данному вопросу. Он наверняка сумеет сделать более мудрый выбор, чем вы. — Леди Бекворт повернулась к мистеру Кортни: — Семнадцатилетнее дитя не может знать, что для нее хорошо, а что плохо, сэр.

Мистер Кортни даже и не подумал обидеться на эти слова.

—  — Я всегда придерживался такого мнения, миледи, — от души расхохотался он. — Это ведь нашей малышке Сьюзен придется жить со своим мужем следующие сорок-пятьдесят лет, а не мне. Ее по меньшей мере не должно тошнить от одного его вида.

— В ваших словах есть смысл. — Леди Эмберли и ее сын обменялись задорными взглядами. — А вот и Доминик с Мадлен. И сэр Седрик.

Мисс Кортни снова вскочила на ноги, ее отец тоже выбрался из кресла.

— А, милорд, миледи! — поприветствовал он вновь прибывших. — Всегда приятно посмотреть на молодых да красивых. Добрый день, сэр.

Сьюзен тем временем присела перед Мадлен, бросая любопытные взгляды на ее модное муслиновое платье и короткие светлые кудряшки, сделала реверанс лорду Идену и покраснела.

— Кого мы видим! Сьюзен! — Он подошел поближе и взял девушку за руку. — Мы уже года два не встречались. Тогда ты была совсем малышкой.

— Прошлое лето я провела у тети Хеншоу, милорд. А теперь мне уже семнадцать.

— Совсем взрослая стала, — не отпускал он ее руку. — И кстати, раньше ты звала меня Доминик, Сьюзен.

— О! — судорожно вздохнула она. — Теперь это уже не годится, милорд.

37
{"b":"5449","o":1}