1
2
3
...
47
48
49
...
86

Замысловатый мотив проникал в самую душу. Что бы это ни было, ничего подобного лорд Эмберли раньше не слышал. Что за композитор это написал?

Когда музыка подошла к концу, граф постучал в дверь и открыл ее. Александра уже поднялась и теперь стояла у инструмента.

— Прошу прощения! — вспыхнула она. — Я вас побеспокоила?

— Что это было? — ответил он вопросом на вопрос. — Я только конец слышал, Алекс. Как красиво! Но я не смог угадать, что это за произведение.

— О, так, ничего особенного, — смущенно пожала она плечами. — Я просто так играла, хотелось выразить свои чувства.

— Хотите сказать, что это ваша собственная композиция?! — удивился лорд Эмберли.

— Да. Так, ничего особенного.

— Эта мелодия потрясла меня. У вас и другие произведения имеются?

—  — Я играю для себя, когда остаюсь одна. Сама не знаю что.

— То есть вы никогда не пытались записать их?

— Нет, я не могу. Слова — и то очень трудны. Я иногда пытаюсь излить свои чувства на бумаге, выразить в письменной речи, но с музыкой не получается.

Девушка явно чувствовала себя не в своей тарелке. Щеки ее горели, она уставилась на его шейный платок.

— Простите меня. — Лорд Эмберли попытался сгладить неловкость. — Я говорил вам, что вы можете приходить сюда, когда захотите, вас тут никто не потревожит. Не думайте, что я специально подслушивал. Я просто пришел спросить, не желаете ли вы посмотреть перед прогулкой галерею, и ждал, пока вы закончите.

— А время есть? Он улыбнулся:

— Вряд ли Мадлен вскочит спозаранку после вчерашнего вечера. Думаю, времени у нас предостаточно.

— В таком случае с удовольствием. Вы вроде бы говорили, что это ваша любимая комната? — припомнила Александра,

— В каком-то смысле да. Там собраны все семейные портреты. Нам повезло, что в старом доме не было большой галереи. Именно по этой причине семейные портреты хранились в городском особняке и избежали пожара.

Александра взяла его под руку, и лорд Эмберли с любопытством взглянул на нее. Что еще ему предстоит узнать о своей невесте? Рядом с ним шла строгая, серьезная, бесстрастная женщина. Мало кому удавалось заглянуть под эту маску. Вначале он и сам решил, что это и есть настоящая Александра, а то, что он увидел при первой их встрече, не более чем мираж, игра воображения. Но с тех пор многое открылось ему — ее красота, полнота чувств, любовь ко всему прекрасному, музыкальный талант, страстность. Но все же графу казалось, что он совершенно не знает Александру.

Граф все еще чувствовал себя неловко в ее обществе, как, впрочем, и она рядом с ним. Но несмотря ни на что, он все более и более убеждался, что эта задачка стоит того, чтобы решить ее, и что ему по чистой случайности достался бесценный приз.

Когда брат спустился в столовую, Мадлен в полном одиночестве восседала за столом.

— Ну, спящая красавица! Небось видела во сне своих прекрасных офицеров в алой униформе, да так увлеклась, что не смогла вовремя проснуться. А нам, между прочим, давно ехать пора.

— Не надо дразнить меня в такую рань, Дом, — взмолилась сестра. — Ты ведь знаешь, моя голова раньше чем через час после пробуждения работать не начинает. Мне обязательно ехать на эту кошмарную прогулку?

— Кошмарную прогулку?! — воскликнул Иден. — Мэд, тебе же всегда нравился утес!

— Мне не утес, а компания не нравится, — заныла сестра. — Это несправедливо, Дом. Всякий раз, когда ты решаешь отправиться куда-нибудь с Александрой, я обязана сопровождать вас с этим жутким мистером Парнеллом.

— Но, Мэд, если мне придется развлекать их обоих, мне никогда не удастся поговорить с мисс Парнелл, — резонно возразил лорд Иден. — А тебе все равно делать нечего.

— Откуда ты знаешь? Капитан Форбес и лейтенант Дженнингс сказали, что могут заглянуть к нам сегодня.

— Ага, понятно, — улыбнулся Доминик. — Мог бы и сам догадаться. И в кого из них ты влюблена, Мэд? Или в обоих сразу?

— Какой ты противный! — поморщилась Мадлен. — А как насчет тебя, Дом? Ты вчера так и вился вокруг крошки Сьюзен. Неужто она сумела занять в твоем сердце место мисс Карстарз?

Его улыбку словно ветром сдуло.

— Можешь ты быть серьезной или нет? Я собираюсь жениться на мисс Парнелл, Мэд. Вчера я сделал ей предложение, и мне кажется, на этот раз она мне не откажет. Просто нас прервали. В самый ответственный момент появились Ховард и ее брат.

— О, Дом! — Кофейная чашечка Мадлен со стуком опустилась на блюдце. — Я думала, ты уже выкинул из головы этот бредовый план. По-моему, это неправильно. Несколько дней назад мне тоже казалось, что план твой неплох, до приезда мисс Парнелл. Но теперь все изменилось, неужели ты этого не видишь? Она официально обручена с Эдмундом. И все об этом знают. Вчера вечером ее представили всей округе в качестве его будущей невесты. Ты хоть понимаешь, что будет, если ты уведешь ее у него? Эдмунд превратится во всеобщее посмешище, да и ты сам попадешь в опалу. Скандал вокруг Александры выйдет на новый виток. Не думаю, что Эдмунд захочет и дальше общаться с тобой и принимать тебя в своем доме. И кроме всего прочего, ты будешь несчастен с Александрой, Дом. Тебе не такая жена нужна.

— Вот тут ты как раз ошибаешься, — уперся лорд Иден. — Она женщина неглупая и понимающая, Мэд. И не такая замкнутая, как это может показаться на первый взгляд. Мне кажется, что со временем я смогу полюбить ее.

— О, Дом!

— Я заметил, что ты вчера два раза с Парнеллом вальсировала, — хитро ухмыльнулся брат. — Может, нам все же удастся сыграть двойную свадьбу, Мэд?

— Что за дикие мысли! — взвилась Мадлен. — Мне пришлось танцевать с ним второй раз только потому, что перед этим мистер Кортни взял меня за руку, вложил мою ладонь в руку мистера Парнелла и заявил, что он просто обязан еще раз увидеть, как мы с ним танцуем. Иногда у меня от его бестактности чуть припадок не случается. Насколько я успела заметить, мистер Парнелл не больше моего обрадовался. Он за все время ни словом не обмолвился.

— Что ж, сегодня тебе придется постараться разговорить его, — заявил Доминик. — Ну как, Мэд? Справишься? Мне надо хоть немного побыть наедине с мисс Парнелл.

Из груди Мадлен вырвался тяжкий вздох.

— О чем с ним разговаривать? У тебя есть Иден, Дом? Лорд Иден поднялся.

— Ты скоро? Полчаса хватит на то, чтобы прическу сделать и все такое?

— Двадцать минут, — пообещала сестра. — Уходи, Дом. Ты скверно влияешь на мое пищеварение.

Тосты сегодня действительно были на вкус как кусок деревяшки, но виной тому вовсе не Доминик, со вздохом подумала Мадлен, когда брат вышел из столовой. Виной всему эта поездка с мистером Парнеллом. Не слишком приятная перспектива.

Он поразил ее накануне, когда пригласил на вальс. Она думала, что они оба вздохнут с облегчением, поскольку им можно наконец хоть на время избавиться друг от друга. Она приняла его приглашение, но не позволила ему испортить себе вечер. По крайней мере попыталась не позволить. Весь вальс Мадлен улыбалась ему так же ослепительно, как если бы она кружилась с красавцем офицером.

Но через несколько минут улыбка ее стала натянутой. Он даже не подумал улыбнуться ей в ответ, лишь смотрел на нее сверху вниз своими черными непроницаемыми глазами, хоть и сделал неуклюжую попытку завести вежливую беседу.

Она каждой клеточкой своего тела ощущала его присутствие, близость его прекрасно сложенного тела, взгляд его черных глаз, непослушный локон его темных волос, который всегда находил способ выбиться и упасть на лоб, как бы часто и тщательно он ни поправлял его. Обычно Мадлен нравилось чувствовать своего партнера по танцам, нравилось испытывать это притяжение тел. В руках красивого мужчины она ощущала себя настоящей женщиной. И еще ей нравилось целоваться, несколько раз она позволила своим фаворитам попробовать на вкус ее губы. Но тогда охватывающее ее возбуждение было воздушным, радостным — легкий флирт, и ничего более.

А вот с Джеймсом Парнеллом ничего подобного она не испытывала. Он бесспорно был очень привлекательным мужчиной, может, гораздо привлекательнее всех, кого она знала. Ее тянуло к нему, но притяжение это было каким-то неприятным. Оно не возбуждало и не радовало. Она даже представить себе не могла, что целуется с ним так же легко и невинно, как целовалась с другими кавалерами, улучив минутку в скрытом от посторонних глаз уголке сада.

48
{"b":"5449","o":1}