ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дети и деньги. Книга для родителей из страны, в которой научились эффективно управлять финансами
Ложь во спасение
Корабль приговоренных
Битва за воздух свободы
Евпатий Коловрат. Исторический путеводитель по эпохе
Я тебя выдумала
Туве Янссон: Работай и люби
Я люблю дракона
Синий пёс

— Какое милое у вас платье! Восхитительный оттенок розового! — весело затараторила она. — Вообще-то розовый редко бывает настолько хорош, по большей части мне этот цвет не слишком нравится, тоскливый какой-то. Я таких нарядов категорически избегаю. С моими блеклыми волосами приходится выбирать что-нибудь поярче и поживее.

— У вас блеклые волосы, Мадлен?! — искренне удивилась Александра, встретившись с ней взглядом. — Что вы, они такие красивые, такие здоровые и блестящие!

— Как бы мне хотелось поменяться с вами! — вздохнула Мадлен. — Цвет просто шикарный! Почему вы их все время так укладываете? Почему бы не выпустить хоть несколько прядей?

Александра взглянула на Нэнни Рей и расхохоталась.

— Мы как раз спорили по этому поводу. Ну ладно, нянюшка. Можешь радоваться, ты победила. Оставь завитушки у лица и на шее, если тебе так хочется.

— Кажется, я вовремя подоспела, — улыбнулась Мадлен.

— Это точно, миледи. — Нэнни Рей посмотрела на нее поверх очков и кивнула головой.

Чуть позже Александра была вознаграждена за то, что уступила.

— Как вы сегодня красивы, Александра! — восхитился лорд Эмберли, усаживая ее в ландо вместе с остальными дамами. — Я бы даже сказал, ослепительны. Что тут смешного, Мадлен? Чего это ты так подозрительно хихикаешь?

Мадлен подняла над головой зонтик и улыбнулась Александре.

Место для пикника выбрали рядом с руинами старинного аббатства, которое было разрушено много веков назад. Это тихое, живописное, заросшее деревьями местечко располагалось примерно в миле от дома Каррингтонов, неподалеку от вершины холма, за которым начиналась долина Эмберли.

Все, кроме леди Бекворт и миссис Каррингтон, решили прогуляться пешком.

— Виола просто-напросто нашла повод забраться в ландо, — заявил мистер Каррингтон во всеуслышание.

— Что за чушь, Уильям! — не осталась в долгу жена. — Ты прекрасно знаешь, что я могу куда больше тебя пешком пройти, и Уолтер с Анной подтвердят мои слова.

— Да я бы и сам не прочь проехаться, если бы не злые языки. Обязательно найдется человек, который заявит, что я не в состоянии и двух шагов своими ногами сделать.

Его сыновья расхохотались.

Одним словом, компания весело продвигалась вперед. Леди Эмберли с благодарностью опиралась на руку сэра Седрика, вдыхая свежий аромат зелени, и признавалась своему спутнику по секрету, что непременно взорвалась бы и начала верещать или улизнула бы на ночную прогулку, если бы была вынуждена из вежливости провести еще хоть день за закрытыми дверями дома или в карете.

— Вы непременно должны зайти за мной, если когда-нибудь решитесь побродить среди ночи, — совершенно серьезно заявил сэр Седрик. — Не дело гулять одной в такую пору.

— Вполне возможно, что я постучу как-нибудь в дверь вашей спальни, — так же серьезно ответила она. — Хотя это наверняка вызовет настоящий переполох среди слуг. Разговоров лет на десять вперед хватит.

Лорд Эмберли сопровождал миссис Кортни, подстроившись под ее шаг. Он всю дорогу добродушно выслушивал ее подробные рассказы о каждом растении, которое произрастало или, наоборот, не произрастало в ее огороде, время от времени уверяя ее, что нет, ему нисколько не скучно. И к его удивлению, ее речи действительно не утомили его.

Сьюзен шла рядом с лейтенантом Дженнингсом, постоянно вспыхивая, опуская ресницы и поглядывая на Джеймса Парнелла, который шел с ее братьями, и лорда Идена с Александрой.

Мадлен была абсолютно счастлива в компании капитана Форбеса. С ним она чувствовала себя словно рыба в воде. Девушка прекрасно знала, каким образом следует реагировать на его комплименты и ухаживания. Как здорово просто расслабиться и поболтать о том о сем! И не надо ломать голову над тем, какого он мнения о ее умственных способностях и что скрывается в глубине черных непроницаемых глаз. У капитана глаза серые, искрящиеся.

Лорд Иден нарочно выбрал себе в спутницы Александру. Он должен поговорить с ней. Он и так уже слишком много времени потерял, и пыл его немного поугас. Ее отношение тоже могло измениться, и вполне возможно, она уже настроена не столь благожелательно, как несколько дней назад. И все же он решил во что бы то ни стало воплотить свой план в жизнь. Несмотря на то что она была совершенно не похожа на тех, за кем он ухаживал раньше — а может, именно благодаря этому, — девушка нравилась ему, с ней он мог поговорить на темы, которые действительно важны для него. Никому не придет в голову болтать с мисс Парнелл о пустяках.

— Сейчас даже представить трудно, как выглядело это аббатство, — объяснял лорд Иден Александре. — Хотя план зданий до сих пор прекрасно просматривается и основания большинства колонн нефа главного храма все еще не до конца разрушились.

Молодой человек решил проиллюстрировать свои слова и привел девушку к развалинам.

— Какая досада, что все это превратилось в руины! — вздохнула Александра. — Вместе с религией уничтожили историю.

— Такова жизнь, мисс Парнелл, — пожал он плечами. — Война нисколько не лучше. Нам повезло, что нашу страну от Европы отделяет море. Живи мы там, нам пришлось бы стать свидетелями куда более серьезных напастей, чем разрушение нескольких монастырей.

— Даже подумать страшно, — поежилась Александра, — хоть я и понимаю, что с завоевателем бороться просто необходимо.

— Так и есть. — В глазах его загорелся огонек. — Вот вы говорите об уничтожении истории, мисс Парнелл. Но приходило ли вам в голову, как эта самая история делается? Прямо сейчас, в настоящий момент, в Испании? Если французы потерпят поражение и там, и в других странах, то те, кто сражался против Бонапарта, превратятся в людей, которые делают историю. Они спасут Европу для всех добропорядочных людей. Мир спасут. Как здорово ощущать, что ты делаешь историю! А не просто сидеть в сторонке и наблюдать за другими.

Александра присела на одну из упавших колонн. Лорд Иден расхаживал перед ней взад-вперед, такой молодой и по-мальчишески пылкий. И очень красивый.

— Вы ведь только об этом и мечтаете, правда? — спросила она.

— Да, именно. — Он остановился перед ней. — Мне кажется, я всю оставшуюся жизнь буду жалеть, если война закончится, а я так и не успею поучаствовать в ней.

— В таком случае вам непременно надо поехать туда, — улыбнулась ему Александра.

— Вы так думаете? — Доминик замер на мгновение, не в силах отвести от нее взгляда, потом присел перед ней на корточки и заглянул в лицо. — Вы и вправду так считаете, мисс Парнелл? Вы единственная, кто дал мне такой совет. Мама и Мадлен чуть в истерику не впадают, стоит мне завести об этом разговор; сэр Седрик утверждает, что я обязан хорошенько подумать о чувствах матери, прежде чем сделать опрометчивый шаг, Эдмунд говорит, что это мое дело и я должен сам решить, как поступить. И только вы говорите, что мне надо поехать.

— Но это еще не причина, чтобы сломя голову бросаться в путь, — немного остудила она его пыл. — Его светлость прав. Решать вам и только вам. Просто я считаю, что человек должен делать то, что считает нужным, даже если при этом он заденет чувства окружающих. Может, я и не права. Всю жизнь меня учили, что человек обязан руководствоваться общепринятыми принципами и правилами, которые придумали и установили другие люди. Но я начинаю думать, что этот путь не всегда оказывается верным. Возможно, вам придется сделать больно и матери, и сестре. Может быть, без этого не обойтись, если вы действительно хотите наполнить свою жизнь смыслом. Не знаю. Не мне давать вам подобные советы.

Он взял ее за руки и крепко сжал.

— Мне очень нравится ваш совет. Я тоже так считаю. Но одно дело считать самому, а другое — услышать эти слова из уст другого человека. Вы даже не представляете себе, как это важно! Да, решать действительно мне, мисс Парнелл. Я должен выбрать наконец, идти на войну или нет, и в дальнейшем руководствоваться этим своим решением. Что толку попусту мучиться? Это не по-мужски, вам так не кажется? Мужчина должен действовать, а не витать в облаках.

58
{"b":"5449","o":1}