1
2
3
...
76
77
78
...
86

— В таком случае жаль, что ничего не произошло, — бросил он. — Я предупреждал тебя — держись от меня подальше, для твоего же блага.

Мадлен удивленно уставилась на него. Голос его прозвучал ровно, бесстрастно, совсем не так возлюбленный произносил ее имя всего несколько минут назад.

— Я люблю тебя, — проговорила Мадлен. Парнелл расхохотался — этот грубый, неприятный звук причинил ей боль.

— Любовь! — издевался Парнелл. — Как просто клясться в любви до гроба! И как легко забыть свои клятвы, не успеет отзвучать эхо этих слов. Я любил однажды, и эта любовь раздавила меня. Никогда! Больше никогда этого не повторится со мной!

— Но ты ведь любишь меня, — судорожно сглотнула она. — Я почувствовала это. Это не игра воображения.

— Ты спутала любовь с похотью. Я совсем забыл, что ты всего лишь маленькая пташка. И я хотел тебя. Ты поняла? Хотел забраться на тебя и получить удовольствие. И ничего больше. И после тоже ничего. Никакой любви. Только удовлетворенная похоть.

— Нет! — Мадлен яростно затрясла головой. — За что ты так ненавидишь себя? Почему не позволяешь касаться тебя? Не смейся, не надо. Не говори того, что собирался сказать. Я касалась тебя руками и телом. Но при этом так и не коснулась тебя. Ты никого не подпускаешь к себе, Джеймс Парнелл. И все же мне удалось разглядеть тебя сквозь эти доспехи. Не только похоть владела тобой несколько минут назад. Я не верю. Не могу поверить.

— Ты мечтательница, — криво усмехнулся он, — романтик. Тебе стыдно за то, что была готова мне отдаться. Тебе непременно нужно оправдать физическую страсть мифической любовью.

— Я люблю тебя, — просто повторила Мадлен-

— Убирайся! — огрызнулся Джеймс. — Убирайся немедленно!

Мадлен вгляделась в мрачную фигуру, застывшую в тени. Между ними словно пролегли бесконечные мили и бездонные океаны. Она развернулась и бросилась прочь.

Парнелл стоял, скрестив руки на груди, и прислушивался к ее торопливым шагам. Бальные туфельки легко касались дорожки. Он уронил голову на грудь и закрыл глаза.

Леди Бекворт поздравила лорда Эмберли. Бал удался на славу. После ужина все вернулись в зал, и они остались в тесном кругу — леди Бекворт, лорд Бекворт и Александра, с одной стороны, лорд Эмберли, леди Эмберли и сэр Седрик — с другой.

— Этот бал всегда настоящее событие для нашей округи, — говорила леди Эмберли. — И с погодой нам постоянно везет, так ведь, Эдмунд? Ужасно, когда на дворе холодно или сыро и приходится держать двери закрытыми.

— Мы рады воспользоваться случаем и открыть парадные комнаты, — кивнул лорд Эмберли. — Мне кажется, что это не просто музей.

— Надеюсь, в этом году нам удастся еще раз воспользоваться ими. — Леди Эмберли одарила Александру улыбкой.

Лорд Бекворт тут же ухватился за эту тему.

— Что вы решили, Эмберли? — спросил он будущего зятя. — Собор Святого Георгия в начале осени? Пора рассылать приглашения.

— О! — Леди Эмберли изумленно уставилась на сына. — Свадьба состоится в Лондоне? А я-то решила, что вы хотите венчаться здесь.

Лорд Эмберли с улыбкой посмотрел на Александру.

— Нет, не в соборе Святого Георгия, это точно. Может, соберемся завтра и обсудим этот вопрос? Сейчас мне надо заниматься балом, я ведь хозяин дома.

— Свадьбы не будет, — спокойно проговорила Александра. Лорд Эмберли хотел взять ее за руку, но она прижала ладони к коленям. И подняла подбородок.

— Что ты сказала, Александра? — Брови лорда Бекворта сошлись у переносицы.

— Свадьбы не будет, — отчетливо повторила она. — Я решила не выходить за лорда Эмберли.

— О чем таком ты речь ведешь? — рассердился лорд Бекворт. — Извините нас, Эмберли, нам с Александрой надо ненадолго подняться наверх. Девчонка явно не в себе.

— Это не так, — возразил лорд Эмберли. — То, что она сказала, — правда. Это наше общее решение. Я тоже решил не жениться на Алекс. Соглашение, как видите, обоюдное.

— Эдмунд, милый мой! — воскликнула леди Эмберли. — Александра? В чем дело? Вы, должно быть, шутите.

— Ничего подобного, мама, — заверил ее лорд Эмберли. — Мы пришли к выводу, что не подходим друг другу и свадьба не принесет нам счастья.

— Александра! — Леди Эмберли обернулась к несостоявшейся невестке, на лице — неподдельная тревога. — Но я успела полюбить тебя, моя дорогая. И уже считаю тебя своей дочерью. Мне так жаль!

— Вы не можете так поступить, Эмберли! — рявкнул лорд Бекворт. — Вы слово дали. Это немыслимо!

— Боюсь, ничего уже не изменить, — спокойно произнес лорд Эмберли. — Помолвка разорвана, сэр.

— Александра, как ты можешь поступить подобным образом с отцом? — возмутилась леди Бекворт. — Неблагодарная!

Сэр Седрик кашлянул.

— Могу ли я предложить вам последовать совету лорда Эмберли и собраться здесь завтра? Всем, кроме меня, разумеется. Сейчас не место и не время.

— Вы правы, — согласился с ним лорд Эмберли, вставая. — Оркестр начал играть. Это ведь мой танец, Алекс?

Абсурд какой-то, нонсенс, думал он несколько минут спустя, танцуя со своей невестой — нет, с бывшей Невестой. Кружиться с ней в вальсе после подобной сцены, улыбаться соседям, улыбаться ей, в конце концов!

— Мы же договорились, что помолвку разорву я, — сказал он.

— Я передумала.

— Отец тебя со свету сживет.

— Это уже мои проблемы.

— Ах да. Я не должен облегчать твое бремя, не так ли? Ну, Алекс, вот и сбылась твоя мечта. Теперь ты свободна. И я больше не в ответе за тебя. Но боюсь, времена у тебя настали не из легких. Не говори. Я и так знаю. Это твои проблемы, не мои.

Весь танец он не сводил с нее глаз — со своей прекрасной темноволосой и черноглазой Алекс. Нет, теперь она уже не его Алекс. Но все равно такая прекрасная и такая желанная. Он запретил себе думать о том, что будет дальше, завтра, послезавтра. И послепослезавтра. Трудно поверить, что несколько недель назад он даже не подозревал о существовании этой девушки, такой близкой, такой любимой.

Граф вспомнил их первую встречу. Вот она лежит перед ним на кровати — растрепанная, испуганная, гордая, вызывающая и роскошная. Да, именно такой она и была тогда. А потом он вспомнил их вторую встречу, когда в первый раз сделал ей предложение. Точнее, попытался вспомнить. Она показалась ему некрасивой, неприступной и холодной.

Некрасивая? Он посмотрел на ее сияющие волосы, дразнящие кудряшки на шее, темные ресницы, розовые щечки. На молочную кожу плеч, щедрые округлости полных грудей под тонкой тканью бального платья. Некрасивая? Да она самая прекрасная женщина на свете!

И холодная? Он вспомнил о ее жгучей тяге к независимости, о страсти. Он подумал о той музыке, которую она сочиняла. Да он даже представить себе не мог, насколько она может оказаться страстной и чувственной!

—  — Что собираешься делать? — спросила Александра. — Женишься? Заведешь детей?

— Да вот как раз присматривал, за кем бы начать ухаживать, ведь бал еще не кончился.

— Я серьезно.

— Нет, — улыбнулся граф. — Я не собираюсь жениться, Алекс. Теперь, когда я узнал тебя, я просто не смогу.

Несколько мгновений она не сводила с него широко распахнутых непроницаемых черных глаз. И вдруг резко отвернулась.

— Извини! — выпалила она, как только музыка подошла к концу. — Мне надо отлучиться ненадолго.

Лорд Эмберли отпустил ее руку и смотрел ей вслед улыбаясь.

Глава 23

Лорд Иден стоял у французских дверей и раздумывал, пригласить ли ему тетю Виолу на танец или пойти прогуляться. Прохладный ночной воздух проникал сквозь распахнутые двери, и устоять перед искушением было практически невозможно. Жаль, что никто не может составить ему компанию, но не надо забывать — здесь Эмберли, а не Лондон. Легким флиртом тут не отделаешься. Кроме того, он был не в настроении флиртовать с дамами.

И вдруг на него налетел розовый вихрь, и легкая бальная туфелька наступила ему на ногу.

— О! — воскликнула сконфуженная Сьюзен. — О, прошу прощения, милорд. Я не заметила вас. Хотела потихонечку проскользнуть на улицу, подышать свежим воздухом.

77
{"b":"5449","o":1}