ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Страж. Двадцать седьмой тире тридцатый районы, — отозвался Мангус, тоже откидываясь на спинку, чтобы не пялиться на грудь девушки.

— Я-асно, — протянула она. — Внутри были?

— Ага…

Рация затрещала. Водитель схватил ее и поднес к уху.

— Понял… Сейчас…

Он повернул ключ зажигания, машина фыркнула и заворчала.

— Пристегнитесь, голубки-голубчики, — проворчал Шульгер.

Мангус быстро сделал требуемое и все-таки покосился на Римму. Разумеется, ремень еще сильнее подчеркнул ее грудь и, что хуже, Римма вдруг посмотрела офицеру в глаза и улыбнулась. Мангус поспешно отвел взгляд и опрометчиво подумал о ее губах, только что касавшихся горлышка фляги…

Автомобиль рванул с места и выскочил за ворота.

— Что там случилось? — спросил Шульгера Мангус, чтобы отвлечься.

— Они обнаружили что-то неподалеку от завода, — ответил тот, выводя машину на дорогу и прибавляя скорость. — Говорят, машина какая-то, ныкалась в лесу… через дорогу…

— Чего же ее сразу не нашли? — проворчал Мангус недовольно. — Вроде бы все должны были проверить…

— Если машина была накрыта мороком — могли и не найти, — сказала вдруг Римма.

Мангус повернулся к девушке, и она пояснила:

— Меня пытались пристроить в Гильдию и я прошла начальное обучение. Если все сделано грамотно, то обычный маг морок не обнаружит до тех пор, пока не пройдет сквозь него. Нужен сканер. А они все были заняты в стрельбе по мишеням… И вообще, они…

— Вон они! — крикнул Шульгер.

Часть третья

Группа магов, с которой так удачно разминулся Никлас Мангус, в сопровождении Ирмара Тадевальда заявилась в цеха для осмотра останков найденной там «матки». Альбин Хантен, один из нынешних патриархов и одновременно весьма бывший глава Министерства Средств Массовой Информации, некоторое время, брезгливо морщась от неприятного запаха, разглядывал эти останки издалека, потом пересилил себя и подошел ближе. Тадевальд бесстрастно наблюдал за его действиями.

Сервантесу же бесстрастие начальства никак не передавалось. Он взирал на магов с откровенным неудовольствием: двое из них, включая Хантена, имели на лицах все основные признаки злоупотребления противопростудным средством «Доктор Здесь», а еще один, судя по порывистости движений, регулярно принимал болеутоляющие. Сам Сервантес прекрасно знал, каково это — отказаться от снадобья и принять свою боль как часть своей силы… Кроме того, подключение к людям, находящимся в разных неадекватных состояниях, могло иметь для сканера самые непредсказуемые последствия — брать на себя ответственность и увеличивать количество даже потенциальных жертв Сервантес не имел никакого права, особенно морального. Поэтому он обратился к единственному, на первый взгляд, вменяемому, хотя и крайне загадочному члену Гильдии Магов.

— Простите, вы на чем специализируетесь?

Хантен недовольно зыркнул на Сервантеса и вновь вернулся к осмотру поджаренной массы. А собеседник, крайне надменная особа в сиреневого цвета бархатном костюме и белой рубашке с пышным кружевным жабо («Наверняка стоит совершенно умонелепных денег», — подумалось Сервантесу), повел носом в его сторону, и отозвался, глядя несколько поверх его головы, неожиданно певучим женским голосом:

— Иллюзии. И осваиваю порталы, — добавил он после небольшой паузы.

— Порталы…

С одной стороны, вроде бы повезло — с помощью такого мага можно будет не только значительно точнее отследить путь, но и провесить портал (если хватит энергии — но тут уже юрисдикция Тадевальда, для этого он здесь и торчит). С другой — захочет ли этот… эта… это… это необычное явление природы вообще работать со сканером? Сервантес вздохнул и встал рядом с иллюзионистом.

— Скажите, готовы ли вы нам помочь? — спросил он напрямик, глядя ему (или все-таки «ей»?) в глаза.

Явление сунуло руки в карманы и объявило:

— Вообще-то, для этого мы…

— Это каким это образом «помочь»? — взвился бывший министр, подскакивая и разворачиваясь лицом к Сервантесу. — Извольте объяснить!

— Пожалуйста, — тот выдержал недобрый взгляд Хантена. — Я предлагаю объединить вашего коллегу с одним из наших сканеров…

— Чушь! — крикнул Хантен. — Мышиная возня! Мы справимся и без ваших сканеров!

Сервантес молча смотрел министру в переносицу и прикидывал: если он все-таки влепит этому кретину по морде, будет скандал или и на этот раз обойдется?

— Эй, вы! — встрял в разговор дерганный молодой маг. — Вы сами-то с ними когда-нибудь работали? Или и это на добровольцев спихиваете? — и он рассмеялся.

Сервантес, продолжая молчать, перевел взгляд на дерганного, уставился ему в глаза и, чуть улыбнувшись, склонил голову на бок. Маг попятился.

— Ну, ты! — взвизгнул он. — Хорош! — он сделал пару шагов назад, споткнулся, шлепнулся на задницу и заверещал: — Это он специально!..

Тадевальд выдвинулся было вперед, чтобы попытаться погасить конфликт, но остановился и удивленно воззрился на маг в сиреневом бархате.

— Браво! — тот трижды хлопнул в ладоши, и было видно, что он с трудом сдерживает смех. — Вы мне нравитесь, — заявил маг Сервантесу и затем обратился к своим коллегам: — Господа! У вас есть минут десять, а потом, я думаю, можно будет приступить к реализации плана господина… Сервантеса, верно?

— Десять минут? — возмутился Хантен. — Да что можно сделать за десять минут?!

— Да, — снисходительно улыбнулся иллюзионист, обращаясь к Сервантесу. — Неудивительно, что вы нас так задвинули… Простите, где мои манеры… Меня зовут Алекс. Алекс Шторм.

— Йен, — представился Сервантес, пытаясь сообразить, мужское ему назвали имя или все-таки женское.

— Дорогой Йен, скажите, это единственное такое… существо, или здесь есть еще что-нибудь похожее?

— Есть еще один экземпляр. Если желаете…

— С удовольствием, — Алекс взял его под руку и произнес: — Пойдемте, покажете мне этот экземпляр… Чудесный вечер, вы не находите?

Кто-то неуверенно хихикнул, но Сервантес, бросив по-прежнему невозмутимому Тадевальду «А вдруг получится?», повел своего необычного собеседника к выходу.

На улице Алекс приостановился, глубоко вздохнул и посмотрел на небо. Стало совсем темно, но звезд видно не было.

— Тучи, — сказал Алекс (или «сказала?») и снова вздохнул. — Извините, Йен, но мне все же хотелось бы узнать… Вы сами работали со сканерами? Или, может быть, вы и есть он? — и Алекс в притворном ужасе отстранился.

Сервантес прекрасно понимал мага. И обычных-то людей при работе со сканерами рано или поздно начинала обуревать паранойя, но у магов эта паранойя частенько разбухала до прямо-таки катастрофических размеров и начинала давить на профессиональную гордость.

— Нет, я не сканер, — отозвался он, и Алекс тут же придвинулся обратно, — к сожалению… Но я, конечно, с ними работал…

— И каково это? Ну, чужой человек внутри тебя?

Сервантес хмыкнул — очень уж фривольная картинка предстала у него перед глазами.

— Каждому есть что скрывать и чего стыдиться. Но вы ведь посещаете докторов… я имею в виду — когда болеете. Уколы делать… — еще одна картинка, уже хотя бы в пределах, допустимых для почтовых открыток. — В общем, это не очень приятно, но пережить можно.

Алекс внимательно посмотрел на Сервантеса и, подумав, кивнул:

— Тогда я тоже попробую пережить, Йен.

— Попробуйте… Только учтите — я после первого такого опыта работы покинул вашу Гильдию.

— Ого! Это надо обдумать… Хотя, в крайнем случае, перейду к вам на работу. Вы ведь возьмете меня?

— Возьму, — сразу серия картинок, таких, что не каждому покажешь. — Гм… На работу.

— Вы нахал! Это мне тоже нравится.

Они вошли в ангар. Сервантес поприветствовал оставшихся там спецов, Алекс, вновь нацепивший маску надменного графа, холодно поклонился им, поднялся на небольшую бетонную платформу и заглянул внутрь пробитой цистерны, в каких по железной дороге обычно перевозят нефтепродукты. Она была заполнена такой же неважно пропеченной тестоподобной массой.

7
{"b":"544989","o":1}