ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Интересные у вас в Спец. Управлении кулинарные пристрастия, — пробормотал Алекс. — Я действительно подумаю…

Сервантес пожал плечами.

— Как-то надо было это утихомирить.

— И как?

— Высокое напряжение. Здесь очень хорошие силовые кабели. Сейчас все отключено, оставили только освещение.

Алекс кивнул, осторожно прошелся вдоль платформы, спрыгнул вниз на пути и заметил:

— А я, знаете ли, печеному предпочитаю жареное… Ничего не чувствую, — разочарованно констатировал он. — Работали хорошие маги.

— Или алхимики, — буркнул Сервантес.

— Сказки, — рассеянно пробормотал Алекс. — Истории для романтически настроенных особ, преимущественно светловолосых и женского пола… Слушайте, Йен, а давайте попробуем, пока у меня еще осталось немного мужества?

Сервантес подал Алексу руку и тот выбрался обратно на платформу, а затем взялся за рацию.

— Сканер готов? — спросил он.

— Да, — ответил ему кто-то сквозь треск разрядов.

Сервантес снял с головы наушники и отдал их Алексу:

— Прошу. Наденете — сообщите им.

— Хорошо… Но вы будете держать меня за руку?

— За что хотите.

— Ловлю вас на слове, — Алекс попытался улыбнуться, нацепил наушники и коснулся кнопки передачи. — Начнем…

Сервантес осторожно взял ладонь Алекса — или все-таки «Алекс»? — и тихо зашипел от боли, когда маг ощутил присутствие сканера и сильно сжал пальцы.

— Да… Что мне делать? — спросил Алекс, выслушал ответ, прикоснулся другой рукой к цистерне, помедлил и отозвался: — Хорошо, сейчас… Мы должны забраться туда, — пробормотал он, указав на цистерну.

Сервантес кивнул, снял с пояса рацию и протянул магу:

— Держите. Сейчас, — он скинул плащ, засунул посох в дыру, потом протиснулся сам:

— Осторожнее, тут всякие острые…

Алекс брезгливо сморщил нос и с некоторым трудом влез в цистерну. Раздался треск разрываемой ткани.

— Ах ты!.. Порвался все-таки.

— Ну кто же в полевых условиях работает в таких костюмах? — спросил Сервантес, разглядывая дырку на бархатных брюках.

— Я работаю! — отрезал Алекс, отдал рацию обратно и, когда Сервантес закрепил ее на поясе, взял его за руку и вновь связался со сканером: — Мы внутри… Да… Верно, мерзее не припомню… Сейчас, — он шевельнул пальцами и, присев, осторожно коснулся содержимого цистерны. — А?!

Сервантес замер.

Но они уже не были в цистерне. Они были в зарослях орешника, вокруг было сыро и темно хоть глаз выколи.

— Ловушка? — удивился Сервантес.

Алекс выпрямился, посмотрел на свои пальцы, беспомощно огляделся — и ткнул рукой в темноту:

— Вон, смотри!

В этот момент взревел двигатель, и выкрашенная в защитный цвет машина («Индеец», машинально отметил про себя Сервантес, «армейский, хорошая вещь, недавно снят с производства…»), ломанулась сквозь кусты куда-то вбок.

— Проклятье!

Сервантес взмахнул посохом. С верхушки посоха сорвался мрачный фиолетовый шар и устремился за машиной.

Сервантес посмотрел на Алекса. Тот внимательно слушал, что ему говорят по рации.

— Ясно… Так. Они знают, где мы. Нам предлагается не дергаться, а выйти к дороге — она правее, — маг указал рукой в сторону, в которую укатила машина, — нас там подберут.

— Понятно, — Сервантес скрипнул зубами. — Временно вышли из игры, — он огляделся, — Темно… Они-то знают, где мы, а мы… — он не договорил — раздался громкий хлопок. — Ага, попал… Ладно… Пойдем. Вряд ли это их остановит, конечно…

Алекс отдал ему наушники, и они, все еще держась за руки, стали продираться к дороге сквозь мокрые кусты.

— Слушайте, Йен, у вас случайно фонарика нет? — спросил Алекс.

— Нет, — угрюмо ответил Серантес, — он в плаще, а плащ там…

— Ясно, — кивнул Алекс, — Сейчас попробую что-нибудь сделать, если не возражаете.

— Только за, — отозвался Сервантес, зябко поеживаясь и морщась от боли в колене.

Маг перехватил Сервантеса под локоть, прижавшись к нему поплотнее, поднял правую руку и быстро сжал-разжал пальцы. Маленький светлячок осветил его ладонь, пролетел немного вперед и неуверенно затанцевал на месте.

— Пойдемте…

— Пойдемте… Подождите, — решился вдруг Сервантес. — Я все хочу вас спросить…

— Да?

— Понимаете… ну… в общем, вы мужчина или женщина?

Алекс остановился и некоторое время задумчиво смотрел на собеседника.

— Это очень вас беспокоит, Йен?

— Честно говоря — не то чтобы…

— А давайте тогда отложим выяснение этого вопроса до того, как окажемся в более подходящей для этого обстановке, хорошо? — резковато ответил Алекс. — А то эта штучка скоро погаснет.

— Значит, сюрприз будет, — обреченно вздохнул Сервантес, так и не разобравшись, серьезно огорчил он своего компаньона или не очень.

К дороге они вышли как раз тогда, когда первая машина погони пронеслась мимо. Они встали на обочине, Алекс, глядя куда-то вдаль, чуть-чуть подвинулся, так, чтобы тыльная сторона ладони Сервантеса коснулись его бедра — как раз там, где были порваны брюки, — и едва заметно поморщился от прикосновения бинтов.

Шульгер вдавил педаль в пол. Машину опасно повело, но он, ругаясь сквозь зубы, выправил ее и погнал за едва видным в темноте «индейцем», стараясь держать того в лучах своих фар.

— Дамы и господа! — громко сказал водитель, — я думаю, кто-то из вас умеет хорошо стрелять? Он уходит!

Мангус вопросительно взглянул на Римму. Та вдруг слегка покраснела. «Она же без оружия! — дошло до него, — Что за дела?»

— Сейчас… Сейчас, — Мангус открыл окно и попытался хоть как-то прицелиться.

Уставшие за день глаза заслезились от ветра. Мангус вытер их тыльной стороной ладони. В кинотеатре иногда показывали фильмы с красивыми сценами погонь, но сейчас ему очень бы хотелось, чтобы на его месте оказался кто-нибудь из тех, кто эти фильмы снимает, и постарался попасть в одно движущееся транспортное средство из другого движущегося транспортного средства, при этом, по возможности, никого не пристрелив. Он дал короткую очередь, целясь как можно ниже.

— Красиво, — прокомментировала Римма, глядя на дорогу из-за спинки водительского сиденья. — Жаль, что без музыки…

Мангус вдруг вспомнил, где он видел эту девушку. В небольшом рекламном ролике — кажется, про косметику; такие ролики иногда крутили в кинотеатрах перед сентиментальными фильмами, на которые охотно шли молодые одинокие дамы… Он даже замер на секунду, удивившись прихотливому изгибу судьбы: стоило ему пожелать кого-то из тех… А с другой сторону — она-то тут причем?

Еще пара очередей.

— По-моему, я в них не попал ни разу, — пробурчал Мангус, всунувшись обратно в машину.

Девушка вдруг погладила его по бедру. Выяснять отношения расхотелось окончательно.

— Да нет, — отозвался вдруг водитель, — что-то с их машиной вы все-таки сделали, офицер… Смотрите!

Действительно, «индеец» вильнул, едва не сверзился в кювет, выровнялся, вильнул в другую сторону и чуть сбавил скорость.

— Куда ж вас несет, змею вам в штаны?! — прорычал Шульгер и крикнул Мангусу: — Ник, как вам кажется, куда это они? Не в Линц же! Да и не дотянут!..

— Не знаю…

Мангусу, так как пальцы Риммы все еще слегка сжимали и поглаживали его бедро, думать было нечем совершенно. Он перезарядил автомат, вновь поставил его на предохранитель и смущенно усмехнулся:

— Ну что, еще попробовать?

— Подождите, — сказала Римма и обратилась к Шульгеру: — Там дальше будет поворот налево…

— Точно! — воскликнул тот, ударив себя кулаком в лоб. — Склады! Больше им и ныкаться-то негде. Не уйдут! Не уйдете, гады!..

Рыскающий туда-сюда «индеец» и впрямь свернул налево прямо перед носом какой-то резко затормозившей ярко-красной легковушки. Шульгеру удалось проскочить до того, как опешивший водитель вновь стронулся с места.

— Не уйдете, сволочи! — бормотал он.

Мангус оглянулся назад, хлопнул себя по лбу и схватился за рацию.

— Да! Эй, меня слышно? — спросил он.

8
{"b":"544989","o":1}