ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Марк!!! Маркер! Ты где? Хватит играть, мама волнуется!

Тут Роберт заметил, что впереди и чуть слева деревья стоят практически стеной, а неподалеку и чуть справа что-то металлически поблескивает среди ветвей. Он взял правее, мимолетно удивился, обнаружив еще одну практически незаметную тропку — и тут же забыл об этом, потому что…

Весло. Оно висело среди ветвей, тускло отсвечивая, чуть в стороне от тропки, метрах в двух с чем-то над землей.

— Марк!

Может, парень пошел искать палку, чтобы сбить весло? А за какой, собственно, надобностью было туда его забрасывать? И как будто это такое мудреное дело — в лесу палку найти!

Роберт подпрыгнул, ухватился было за весло, но пальцы предательски соскользнули. Второй раз удался значительно лучше — и Роберт повис, вцепившись в прохладную железную трубку.

— Ничего себе! Это ж надо так умудриться!..

Весло застряло намертво. Роберту быстро надоело бесполезное дрыгоножество, и он разжал пальцы. В конце концов, найдя Марка и отведя его к костру, можно будет вернуться сюда с топором, который наверняка найдется у дяди Виля.

Зато теперь стало ясно, что деревья слева действительно «стоят стеной» перпендикулярно тропке, без единого просвета, и негостеприимно топорщат редкие короткие ветки. Роберт озадаченно потер подбородок. О таких вещах он если и слышал, то лишь в далеком детстве. От бабушки.

— Марк!

Куда же он подевался? Дети…

Роберт зашагал дальше по тропке. Стена, продолжалась и вдоль тропинки тоже, сворачивая под прямым углом. Неужели здесь кто-то живет?

— Эй! Есть тут кто-нибудь?

Тишина. Даже птицы умолкли. Хорошо хоть темнее не становится.

Роберт дошел до следующего угла «стены» — и увидел лодку. Лодка, уже изрядно сдутая, бесформенной красно-желтой кучей валялась на прогалине среди сосен, а неподалеку от нее, на земле, сидела, нервно хлеща хвостом по ковру из сосновых иголок, большая черная кошка.

— Надо же… — пробормотал Роберт. — Не соврал Виль… Кис-кис.

Кошка нервно дернула ухом. А вот обернуться и посмотреть на пришельца было ниже ее достоинства. Ну так и Роберту тоже было не до этой гордячки.

— Ма-арк!

Кошка вдруг подскочила, развернулась мордой к Роберту и заорала на него дурным голосом, выгнув спину.

— Э… Ты чего? Киса-кис…

Вышло неубедительно. Во всяком случае, с точки зрения кошки, в чьей вставшей дыбом шерсти заплясали хорошо различимые в сумерках искры.

— Слушай, отойди… Это, в конце концов, не твое.

Роберт шагнул вперед, и тут кошка бросилась на него, целясь в лицо. Роберт прикрылся локтем и, стоило кошке вцепиться в его руку, кое-как ухватил животное за шкирку и отшвырнул от себя, с запоздалым сожалением понимая, что кошка сейчас…

— Что?!

Кошка пропала. Роберт сморгнул пару раз, глядя на дерево, о которое она должна была удариться и под котором должна бы лежать. Ну, в крайнем случае, она могла сгруппироваться, влезть на дерево и ругаться оттуда. Но ее не было.

Роберт помотал головой и шагнул к лодке.

— Зачем вы кричите?

Он снова обернулся.

У дерева — не того, соседнего — стояла женщина. Высокая, с загорелой обветренной кожей, черные волосы собраны в хвост на макушке. На ней были грязноватые залатанные рабочие штаны, расстегнутая красная рубашка и белая майка.

— Что?

— Вы кричите, — сказала женщина, переступив с одной босой ноги на другую и сложив руки на груди. — Зачем?

— Я ищу сына.

— Сына?

— Если быть совсем точным, — несколько раздраженно ответил Роберт, — то пасынка. Вы его не видели?

— Нет. Он точно приходил сюда?

— Да. Здесь наша лодка.

— Что такое «лодка»?

Роберт на мгновение опешил. Женщина не выглядела слабоумной, а предполагать, что она прикидывается, почему-то не хотелось.

— Вот это, — он на мгновение отвернулся, указывая на окончательно потерявшую форму лодку, — она…

Женщина пропала. Зато снова появилась кошка. Она сидела, умываясь, под сосной. Ее, похоже, лодки не интересовали. И Роберт со своим пропавшим сыном тоже.

Но стоило Роберту сделать шаг, как кошка вскочила и кинулась вперед. Она скользнула чуть влево и, подскочив, врезалась лбом человеку точно в солнечное сплетение.

У Роберта потемнело в глазах. Удар был силен, гораздо сильнее, чем можно было ожидать от кошки.

— Что с вами? — спросила женщина.

Она встала рядом, наклонилась и заглянула ему в глаза.

— Кошка… — с трудом выдохнул Роберт.

— По-моему, вам сейчас лучше присесть, — женщина взяла его под руку и подвела к «стене». — Пойдемте.

— Куда?

— Туда.

И она шагнула в стену, втаскивая Роберта за собой.

Часть третья

— Роберт! Роб! Марк! Ау-у!

Ника брела по тропинке. Мужа не было уже минут двадцать — казалось, что больше, много больше, но здесь Ника своим ощущениям доверяла меньше, чем карманным часам дяди Виланда, — сидеть без дела было невыносимо, и она отправилась по той же тропинке, что и Роберт, оставив Анку на попечение Виля и его дочерей.

— Роберт! Маркер!

Заблудиться было совершенно немыслимо. И так же немыслимо было потерять след. Мужчины словно нарочно понаоставляли кучу свидетельств своего прохождения по лесу.

— Марк! Роберт, вы где?! Мальчики, хватит прятаться! Надоело!..

Куда же они могли подеваться? Даже в сумерках…

Ника резко остановилась. Она часов не носила и проверить, сколько времени сейчас, не могла, но когда она уходила от костра, еще не было и трех часов пополудни, и для сумерек было еще рановато…

Ника повела плечами, разгоняя бегавшие вдоль позвоночника мурашки. Морок. Она уже имела с ним дело несколько раз. В основном, конечно, в рамках тренировок, но и в условиях реальных операций тоже. Неприятно. Значит, уверенной ни в чем быть нельзя. Неизвестно, насколько этот морок глубокий…

Во всяком случае, Виля сюда тащить не следует точно. А жаль.

— Роберт!!! Марк!!!

Весло Ника обнаружила шагов через пятнадцать после того, как заметила морок. Оно висело среди ветвей, слегка искривленное, и дотянуться с земли до него не было никакой возможности, а лезть на дерево очень не хотелось. В конце концов, не такая это сейчас необходимая вещь… Разве что интересно: как оно туда попало и почему погнуто?

Решив оставить эти академические вопросы на потом, Ника зашагала было дальше — и удивленно уставилась на стоящие вплотную друг к другу деревья. Сначала она решила, что и это тоже морок, однако, подойдя ближе и осторожно коснувшись пальцами одного из стволов, вынуждена была признать, что если это и иллюзия, то очень уж качественная.

— Роберт! Эй!

— Не кричите, пожалуйста.

Ника дернулась и развернулась спиной к стене.

— Кто здесь? — кулаки сами собой сжались, взметнулись вверх и замерли на уровне глаз, ноги чуть согнулись в коленях.

— Я ведь попросила — не кричите, пожалуйста.

Женщина вышла из-за стоявших стеной деревьев. Широкоплечая, высокая, грубоватая, в джинсах и рубашке и без обуви. Она спокойно окинула взглядом стоящую в боевой стойке Нику и покачала головой.

— Кто вы?

— Я здесь живу, — женщина пожала плечами.

— Но все-таки…

— Могу я предложить вам чаю? — спросила вдруг незнакомка. — Там и поговорим. Заходите, — и она скрылась за стеной.

Ника, опустив все еще сжатые кулаки, проследовала за ней — и остановилась. Ничего, напоминающего вход, в «стене» не было.

— Эй! Вы где?

— Прошу прощения, — женщина опять возникла откуда-то из-за угла, — все время забываю… Сюда, пожалуйста.

Ника сделала еще несколько шагов — и увидела лодку. Вернее, то, что от нее осталось: желто-красные клочки резины, развешанные на кустах подобно праздничным украшениям.

— Что?.. Что здесь случилось?

— Ничего серьезного, — отозвалась женщина. — Пойдемте.

Она взяла было Нику за локоть, но та отдернула руку.

3
{"b":"544990","o":1}