ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сергей Ростовцев

«Ростовцев и партнеры»

Тел.\факс: 78 302 9100

=====

Отправлено: 3 августа 15:43

От: Сергей Ростовцев <[email protected]>

Кому: Марина Елагина <[email protected]–gournal.ru>

Тема: И еще мысли

=====

Марина…

Какое это все–таки удивительное чувство — любовь… Вот живешь ты, прямо скажем, на этом свете уже не первый год, и кажется все более или менее в жизни понимаешь. Что вот это происходит от того, а вот то — от этого. А потом приходит любовь — и ты вообще перестаешь что–нибудь понимать!

В Интернете наткнулся на статью. Один пытливый ученый объясняет любовь с научной точки зрения. Мол, в ответ на раздражитель противоположного пола (!) повышается уровень полового гормона в крови (!!), и этот повышенный уровень вызывает неадекватную эмоциональность (!!!), сердцебиения, повышенное давление, бессонницу и потерю аппетита. Так что все, что мы испытываем — это чистая химия. Впрысни любому добавочную дозу полового гормона — и он будет влюблен.

А мне больше по душе восточный взгляд на это дело.

Даосы говорят, что все люди в процессе повседневной жизни вырабатывают и копят в себе жизненную энергию: мужчины — мужскую, воинственную, грубоватую, нетерпимую, а женщины — женскую, уклончивую, податливую, гибкую. И эти две энергии, как заряды противоположного знака, не могут друг без друга быть в равновесии и все время притягиваются друг к другу. А когда мужчина и женщина соединяются в объятиях, между ними происходит обмен энергиями, мужская проникает в женщину, а женская наполняет мужчину, и только после этого оба достигают наконец гармонии и покоя.

Это как–то ближе к нам… Да?

Сергей Ростовцев

«Ростовцев и партнеры»

Тел.\факс: 78 302 9100

=====

Отправлено: 4 августа 11:02

От: Сергей Ростовцев <[email protected]>

Кому: Марина Елагина <[email protected]–gournal.ru>

Тема: сюжет

=====

Ты не поверишь! Сейчас никак не меньше получаса наблюдал за тем, как внизу, на крыше соседнего дома на уровне пятого этажа, городской голубь ухаживал за своей голубкой. Как он надувался, как расправлял веером хвост, как внушительно прохаживался вокруг нее, стараясь попасться ей на глаза… А она все время озабоченно от него отворачивалась, увлеченная то хлебной крошкой, то какой–то козявкой — хотя ни крошек, ни козявок, как я понимаю, на той крыше вообще не было. Она смотрела мимо своего кавалера, отворачивалась, но, тем не менее, не улетала, даже не перелетала на другое место, делая вид, что не обращает на голубя ровно никакого внимания, что он ей абсолютно безразличен, но все же каким–то непостижимым женским образом не отвергая его ухаживания насовсем.

Между тем бедняга с каждым новым кругом все больше и больше терял уверенность в себе. Выпяченная грудь его сдувалась, хвост сжимался, походка становилась какой–то подпрыгивающей и небрежной, да и весь облик начинал говорить о том, что он, пожалуй, и не думал ухаживать, а так… вышел на крышу прогуляться…

В ответ и голубка становилась все более и более рассеянной и на глазах теряла интерес к процессу. В конце концов неудачливый ухажер сделал неловкую попытку попросту запрыгнуть на предмет своей любви, получил клювом в лоб, осел на хвост и остался наблюдать, как голубка сделала гордый круг над крышей и улетела прочь.

Маринка, а может быть мне написать рассказ про этих голубей? Имея в виду не голубей, конечно, а нас, мужчин и женщины… Написать?

Боюсь только, что читательницы такой рассказ не поймут. Да и мастдай не пропустит.

Целую,

Сергей Ростовцев

«Ростовцев и партнеры»

Тел.\факс: 78 302 9100

=====

Отправлено: 4 августа 16:15

От: Сергей Ростовцев <[email protected]>

Кому: Марина Елагина <[email protected]–gournal.ru>

Тема: Еще рассказ

=====

Марина!

Ты меня пристыдила. Мол, вы там работаете, а мы здесь тратим время даром.

Мы уже больше не тратим. И вот, пожалуйста: новый рассказ.

Опять с теми же любимыми героями.

Кстати, сбацал рассказик на одном дыхании. Раньше мучился, переделывал, а теперь настрочил, не отрывая пера от бумаги. Точнее, не снимая рук с клавиатуры. Или следует сказать: «не двигая мышкой по коврику»? Ну не ловким ли я стал писакой!

Эх, одного мы поля ягоды с Федякиной…

И почему только я не Гоголь! Или не Михаил Булгаков…

Сергей Ростовцев

«Ростовцев и партнеры»

Тел.\факс: 78 302 9100

Свадьба

В ЗАГС Мишкина мама и Сергей Петрович решили идти одни — что там, уже не молоденькие, — а все остальные, баба Лида, подруга тетя Мариша и сам Мишка должны были ждать их дома за праздничным столом.

Ждали Сергея Петровича, который обещал зайти за мамой. Мама, счастливая, нарядная, с прической, хлопотала вокруг приготовленного стола, украшая салаты веточками укропа.

— А и правильно, — приговаривала баба Лида, перетирая хрусталь. — Посидим, отметим. Чтобы все по–людски, — баба Лида — мамина тетка, сестра покойной бабушки. Но Мишке с мамой она как родная.

— Ах, я вообще была против, — беспечно отмахивалась мама. — Что нам по двадцать, в самом деле? В нашем возрасте, если чувств нету, никакой штамп в паспорте людей друг возле друга не удержит. Но Сережа, он такой старомодный. Хочет, чтобы все, как полагается…

Мишка грустно усмехался. Он–то понимал, что мама говорит так только для вида, а на самом деле ей ужасно приятно, что ее Сережа такой старомодный. Женщины, они, сами знаете, какие…

Мишке вообще было грустно. Конечно, он рад за маму. Мама у них хорошая, добрая. Кому ж в жизни счастье, как не ей. Но вот, раньше он, Мишка, был светом в ее окошке. А теперь все Сережа, да Сережа…

— И–и–и, девка… Не скажи, — возражала между тем баба Лида. — Совместная жизнь, она только в начале вся розовая. А потом выходит в полоску — то белое, а то черное. Иной раз не то что уйти, убить хочется… Тогда и штампик людей друг возле друга держит, — Лида вздохнула. — Конечно, лучше бы ребенка…

— А что? Какие наши годы, — говорила мама и смеялась молодым смехом. Который Мишка и Лида так любили.

— Поглядите, какая прыткая… А я вот в журнале читала, что люди после тридцати гораздо реже уживаются вместе, чем молодые…

Мишка опять усмехнулся. Он видел, что и Лида рада за маму до невозможности. А говорит все это тоже просто так, вроде как из суеверия, чтобы нечистые силы — если такие существуют — не думали, что у них вдруг все стало отлично, что пора вмешаться и сглазить.

Мама посмотрела на Лиду снисходительно и махала рукой.

— А ты погоди–ка махать, — обиделась баба Лида. — Лучше вспомни, как ты с рекламным агентом встречалась. Что ни день — шампанское, цветы… Тоже, чуть заявление не подали… А потом…

Мама остановилась у стола и покраснела.

— Ах, Лида, брось, — досадливо сказала она. — Сережка не такой.

Но Лида уже и сама поняла, что переборщила.

— А что? Я ничего. Я к тому, чтобы он должен чувствовать ответственность, — пошутила она. — Он ведь берет в жены не только тебя. Он еще и нас всех берет: Мишку, меня… Пусть понимает…

Мама улыбнулась. Но настроение было уже не то.

Сергей Петрович должен был зайти в половине третьего. Но в полтретьего он не пришел. И в три тоже. Мама начала волноваться.

— Позвони ему, Мишка, — попросила она.

— Звонил уже. Три раза. Никто не отвечает.

И в четыре от него не было никаких вестей.

— Что–то случилось. Значит, что–то случилось, — повторяла мама. — Вчера он был какой–то странный, сказал, что может задержаться…

32
{"b":"544994","o":1}