ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Один весьма почтенный свин
Однажды малость разгулялся.
Но не алкаш он. Пить один
Не захотел. И повстречался
(Случайно, право же, ей-ей!)
С двумя волками молодыми.
И нету дела веселей,
Чем выпить с юными такими.
Те отказались было, но
Наш свин мудрее будет Бога.
Сказал волчатам, что давно
В них видит взрослых он. Немного
Помявшись, согласились пить.
Один стакан, другой и третий
Опустошили. И учить
Стал свин волчат, как жить на свете.

— Простите, если я правильно понимаю, волчата — это вы, а свин — я?

Беспрерывно икая, дядя Сэм вытащил из своего портфеля бутылку минералки «Перье» и безуспешно пытался запить икоту водой.

— Ты не перебивай старших, а дальше слушай, — насупил брови профессор. — Итак, свин начал учить волчат своим свинским понятиям:

Нет лучше дома, чем в грязи,
Жена: «Хрю-хрю!» — а ты ей — в рыло.
И рылом по земле вози,
Чтоб хрюкала нежней и мило.
Да, — дальше свин вещал волкам, —
Я вас учу, и будьте рады.
Рычите вы пока слегка,
А вам бы хрюкать громко надо…
Наш свин такой — он научил.
Нахрюкались волчата славно.
— А ну-ка, старый хряк, молчи!
Здесь волк — хозяин самый главный!
Закуска кончилась давно,
Так под твое свиное сало
Мы будем дружно пить вино,
Когда нам браги будет мало…

— Я вообще ничего не понимаю, — язык дяди Сэма уже изрядно заплетался, а икота остановилась только после второго полстакана «Бехеровки». — Вы хотите оскорбить меня? За что? Я ведь пришел к вам в гости, принес, как вы заказывали… как это по-русски… «бухла»! И просто хотел послушать забавную историю про секс-ловушку. А вы сразу… как это по-русски… наезжаете…

— Никто на тебя пока не наезжает, Сема! — Трубников дружески похлопал его по спине. — И про секс-ловушку я тебе тоже расскажу — когда дойдем до кондиции. Тогда и о цене поговорим. А сейчас не перебивай профессора и слушай…

Профессор тем временем заглотил очередную порцию «Бехеровки» и продолжал:

Увы, волк — как заяц во хмелю
(Пусть был воспитан человеком).
Чуть выпьет, сразу «Задавлю!»
Кричит и щерится при этом.
Конец простой: был съеден свин,
Волчата славно закусили.
И только пятачок один
Остался там, где звери пили.
Мораль простая здесь, друзья:
Его пример — другим наука.
Но, даже если ты — свинья,
Не доводи других до хрюка.

Дядя Сэм наконец расслабился и даже попытался поаплодировать профессору.

— Я понял, вы намекаете, что зря я всех так напоил и сам напился.

— Ну, насчет того, что ты напился, — это ведь ничего страшного. У тебя же наверняка видеокамера в пуговице пиджачка имеется, так что завтра вспомнишь все и тщательно проанализируешь, — невозмутимо произнес Трубников.

— Да за кого вы меня принимаете!.. — завопил дядя Сэм, который начал уже не только икать, но и слегка заикаться.

— Да не шуми ты так, — профессор ласково погладил гостя по плечу, заодно вытирая о роскошный пиджак влажную ладонь. — Лучше послушай историю, ради которой пришел.

— Мы уже дошли до кондиции? — оживился стипендиат.

— До нужной, — подтвердил Трубников. Он непонятно почему вдруг погрозил пальцем лидеру «справедливейших»: — До самой что ни на есть кондиции.

— Так вот, — горделиво начал профессор. — Мы с Димой Трубниковым разработали гениальное устройство. Твоим, Сёма, америкосам в жизнь до такого не додуматься. Представляешь, небольшой аппарат, запросто помещающийся в портфеле. Приносишь его куда надо, хоть на Дворцовую площадь, хоть на Красную, аккуратно включаешь и сваливаешь «Бехеровочку» попивать. А к концу дня во всей округе ни одной нормальной мужской особи! Потом ходи себе — смотри на трупики, валяющиеся лапками вверх. Вот тебе и секс-ловушка. Все гениальное просто, причем никакой химии, это тебе не напалмом вьетнамцев поливать. Исключительно биологический гуманный метод. Do уou understand me?.. Понимаешь, о чем я говорю?..

— Не понимаешь… — пробормотал дядя Сэм.

Он уже совсем перестал «держать головку», слегка покачивался и готов был в любой момент завалиться набок.

— О-о, да ты, сэр, совсем наклюкался, — точно оценил его состояние профессор. — Ладно, Дима, проводи стипендиата на воздух, пусть проветрится.

Трубников ничего не сказал, он легко взвалил расслабленного Сэмуэля на плечо и вынес из лаборатории. На улице он прислонил «стажера» к багажнику «мазератти» и степенно отправился обратно — допивать с профессором «Бехеровку».

Водитель «Мазератти» с дипломатическими красными номерами ожидал своего пассажира, но задремал и не заметил его появления. Зато «прибытие» дяди Сэма не осталось незамеченным для пассажиров черной «Волги» ГАЗ-3102. Она вылетела из близлежащего переулка, как бешеная брутальная торпеда. Рычание форсированного двигателя еще не смолкло, когда двое блондинов в одинаковых полосатых костюмах подскочили к пьяному дяде Сэму. Водитель «Мазератти» очнулся и схватился за ручку дверцы, чтобы кинуться на помощь своему пассажиру. В ответ на этот недружественный жест в глазах здоровяков-блондинов мелькнул легкий стальной блеск, один из них достал из кармана «чудо-брелок» и нажал кнопку — все двери «Мазератти» оказались заблокированными. Водитель удивленно таращился на них и тщетно тряс и сжимал свой брелок, пытаясь открыть их.

Не обращая на водителя никакого внимания, один из блондинов обратился к едва стоящему на ногах Сэмуэлю:

— Гражданин, вы, кажется, сильно пьяны, вам придется проехать с нами на освидетельствование.

— Вы не имеете права, — сразу слегка отрезвел дядя Сэм, — у меня дипломатический паспорт.

Он извлек из заднего кармана брюк документ в дорогой обложке. Здоровяк не торопясь протянул туго обтянутую кожаной перчаткой руку, брезгливо взял документ двумя пальцами, бросил его под колеса «Мазератти» и пожал плечами:

— Похоже, вы его потеряли…

Водитель в запертой иномарке нервно поворачивал ключ в замке зажигания — откуда ему было знать, что «чудо-брелок» блокирует не только двери, но и двигатель.

— Fackin shit! Что вы делаете?! Да я вам сейчас!.. — встрепенулся дядя Сэм и попытался ударить одного из блондинов в лицо. Но тот изящно уклонился от хука справа и перехватил руку, мгновенно застегнув на ней наручник.

— А пассажир-то опасный дебошир, — второй блондин заломил левую руку дяди Сэма и стал перечислять: — Нахождение в нетрезвом виде в общественных местах, нецензурная брань, нападение на представителей власти… Целый букет уже получается…

— Ладно, Микола, хорош писю мять, — прервал его напарник, — грузим его в «Волгу» по-быстрому и сваливаем. А то как бы не случился скандал международный.

4
{"b":"544997","o":1}