ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не хотят с органами связываться… Правильно, сотрудников убивать нельзя, — сказал один из шершневских оперативников, стягивая с лица черную маску, из-под которой показалось потное веснушчатое лицо.

Аристарх Шершнев был настроен куда менее оптимистично.

— Просто у них патроны закончились, перезаряжают…

В этот момент трубка Ракитина издала тигриный рык.

— Да, Александр Кузьмич, — Иван ответил на генеральский вызов.

— Ракитин, ну как там, все целы? — голос генерала официально, что не предвещало ничего хорошего.

— Так точно, обделались легким испугом, — бодро отрапортовал Иван в тон генералу.

— Через какое время можете прибыть в Петровский райотдел?

— Минут через сорок, не раньше, — доложил Ракитин.

— Через сорок минут я вас жду, — генерал повесил трубку.

Однако время прибытия могло весьма существенно измениться, если учесть дорожную обстановку и перекопанный, как обычно, Лесной проспект, по которому должна была следовать «Волга».

— Давай в Петровский, — Ракитин махнул водителю рукой, указывая направление движения.

— Понял я вас, — и водитель прибавил скорость.

— Ну, что там намечается? — Шершнев первым начал приходить в себя после пережитого шока и уже прикидывал, что ему светит в ближайшем будущем: неполное служебное или что-нибудь покруче.

— Думаю, что без ведра вазелина не обойдется, — прокомментировал Ракитин разговор с генералом.

— Аристарх Шершнев, — представился Шершнев и протянул руку, — УБОП, Петровский район.

— Иван Ракитин, — Ракитин пожал руку майора, — служба контрразведки. А вы не пробовали, извините, мозг включать, прежде чем начинать шпионские игрища?

— Не сердись, Большой брат, — Шершнев пытался держаться простецки, но у него это не получалось, напряжение не отпускало. — Тебе не кажется, что кто-то из высокого начальства делает все, чтобы сорвать операцию по задержанию особо опасных преступников?.. Кстати, твое лицо и голос мне знакомы, мы раньше не встречались?

— Было дело, в сауне вместе парились, — буркнул Ракитин.

— То-то я смотрю, знакомые все лица! — хлопнул себя по лбу Шершнев. — Только у тебя усы с бородкой тогда были накладные, я еще заметил, что они какие-то неестественные.

— Ловко вы тогда у меня Клопина увели из-под носа, — Иван решил немного польстить майору, дабы не рушить столь приятное знакомство, ведь известно, что каждому Холмсу необходим свой Ватсон, хотя бы на время. — А насчет того, что начальство стремится сорвать операцию — это вы зря. Просто тут неувязочка вышла. Мы с вами занялись делом Клопина параллельно. Я, например, вышел на него совершенно случайно, в ходе разработки совсем другой операции, которая, кстати, к вашему ведомству никакого отношения не имеет.

— Я тоже, — ответил Шершнев, в голосе которого все больше и больше сквозило недоверие. — Зачем мы в район едем? — поинтересовался он.

— Пути начальства неисповедимы, — лаконично сообщил Ракитин и, обращаясь к водителю, попросил постараться ехать проворнее.

— Не надо меня тренировать, — пробурчал тот, продолжая лавировать в плотном потоке транспорта.

«Ничем хорошим это не закончится», — подумал про себя Шершнев, а вслух добавил, стараясь подбодрить своих натерпевшихся неприятностей сотрудников:

— Ну что, опера, где наша не пропадала?..

* * *

В Петровском райотделе чудом спасшихся работников уже ждала своеобразная «тройка». Во главе массивного стола, предназначенного для проведения совещаний, сидел надзирающий прокурор Радзиховский. Справа от него хмурил брови генерал Мягков. Было видно, что между ним и прокурором уже состоялся нелицеприятный разговор — руководитель Шершнева был явно деморализован и нервно крутил в руках серебристую паркеровскую ручку. Напротив расположился начальник ОРЧ полковник Кулаков.

— Ну что, джеймс-бонды, наломали дров, — ехидно поинтересовался надзирающий прокурор. — Теперь остается только выяснить, кто за ваш беспредел ответит.

И Ракитин, и Шершнев в совершенстве владели «этикетом», принятым на совещаниях в спецслужбах. Если тебя вызвали «на ковер», оправдываться ни в коем случае нельзя. Этим ты сразу признаешь свою вину. Лучше сразу предложить возможные пути исправления ситуации. Еще лучше дать начальству выговориться, тогда руководство может не только оценить сложившуюся ситуацию, но и подсказать наиболее приемлемые пути решения проблемы. Поэтому оба «провинившихся» оперативника остались стоять навытяжку, слегка понурив головы, и не спешили с ответом.

— Нет, вы глаза не прячьте, а лучше полюбуйтесь на свою работу! — продолжал неистовствовать прокурор.

Ракитин и Шершнев обреченно подняли глаза, и Радзиховский запустил диск DVD-проигрывателя. На экране они увидели финал кровавой бойни у Кольцевой автодороги — ту ее часть, которую они не застали, ретировавшись на «Волге» подобру-поздорову. Скрытое наблюдение зафиксировало, как фэнгуновцы сбрасывали тела перебитых карельских братков в одну из песчаных ям на стройплощадке, затем с помощью стоявшего тут же бульдозера яму тщательно заровняли. Троих уцелевших пленников китайцы усадили в свой фургон. Ракитин узнал одного из них — это был предводитель карельской братвы по кличке Хозяин.

— Сейчас там работает следственная группа с экспертами-криминалистами, — пояснил прокурор. — В сгоревших машинах и на месте захоронения, откуда извлечены тела, обнаружены останки пятнадцати погибших. Я хотел бы узнать у вас всех: как, располагая оперативной информацией, вы допустили, чтобы у самого въезда в Петербург была устроена кровавая бойня в стиле начала девяностых?.. И что, кстати, сказать, мне теперь следует говорить прессе?

— Я как раз старался предотвратить подобное развитие событий, поэтому и выехал на место со своими сотрудниками, — Шершнев попытался осторожно смягчить прокурорский гнев. — Мы не располагали информацией, что на «стрелке» будет столько вооруженных бандитов, и рассчитывали провести задержание своими силами.

— А почему ваш непосредственный начальник не мог ни с кем из вас связаться во время проведения операции? Почему не было сообщения об ее проведении дежурному по ГУВД? — продолжал «прессовать» вопросами Радзиховский.

— В целях конспирации, — хмуро ответил Шершнев.

— Ну а вы, Ракитин, как вы можете объяснить свое появление на месте бандитской разборки?

— У меня была информация о том, что запланирована бандитская «стрелка», и мы установили за местом ее проведения скрытое наблюдение, — отрапортовал Ракитин. — Потом кто-то вбросил в прессу «дезу», дескать, в этом месте будут проводиться съемки фильма «Антикиллер-3». Я сразу уточнил по своим каналам, что никаких съемок не планировалось, а заявки на беспрепятственный проезд через посты на бланках реальных кинокомпаний в управление ГИБДД подали неизвестные лица. От своего непосредственного руководителя генерала Мягкова я узнал, что разработку фигурантов встречи ведет еще и УБОП. И я хотел предупредить коллегу об опасности, которая его подстерегает, ведь бандитская «стрелка» неожиданно превысила ожидаемые масштабы. Я не смог связаться с Шершневым по телефону, поэтому принял решение выехать на место.

— Ну, по поводу того, кто сбросил «дезу» про «Антикиллера» в прессу и ГИБДД, это мы обязательно выясним, — с угрозой в голосе проговорил прокурор. — А теперь полюбуйтесь на то, что происходило в Питере, пока вы, словно каппелевцы, под пулеметным огнем геройствовали… У вас, кажется, у обоих в городе важные свидетели на конспиративных квартирах скрывались?

В сердце Ракитина кольнуло, когда Радзиховский направился к видеопроигрывателю, чтобы поменять диск с записью. То, что надзирающему прокурору известно об агентах-свидетелях, могло означать только полную дешифровку или гибель этих агентов. Иван искоса взглянул на Шершнева и заметил, что тот тоже занервничал.

— Это видеосъемка к протоколу осмотра места происшествия, — прокомментировал появившееся на экране изображение прокурор. — Надеюсь, Ракитин, вы узнаете это место…

44
{"b":"544997","o":1}