ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После этого у американцев не осталось сомнений в том, что новое оружие действительно существует. Но добыть его с помощью своих агентов типа «Суслика» они не могли, поскольку знали, что вся их агентура находится у нас под колпаком. И тогда они обратились за помощью к преступным группировкам, членами которых были выходцы из дружественных Америке стран — Грузии и Украины…

Ракитин, набравшись смелости, поинтересовался у важного гостя, почему он считает разработку крейзанутой. На это Кондрат Тимофеевич охотно согласился, что разработка и в самом деле «шибко премудрая» — только шибко умный ученый, сторонник биологических методов борьбы с насекомыми-вредителями, может всерьез заниматься за бюджетный счет истреблением мух в «-дцатом» поколении, вместо того чтобы пропагандировать обычную мухобойку, на худой конец газету, которой сподручно уничтожать что насекомых, что политиков.

— Это ж надо додуматься: соорудить некие подобия скворечника и развесить их в городе, при этом «скворечники» обрабатываются аттрактантом — веществом, выделяемым самками мух. У самцов, чувствующих запах, срабатывает «основной инстинкт», и они летят в «скворечники» размножаться. Тут-то самое важное и происходит: они получают лучевой микроудар, что в конечном итоге приводит к ослаблению половой функции, генетическим изменениям. А в результате через несколько поколений мушиное потомство становится импотентным. Гениально, не правда ли?! Но зато как звучит: портативное оружие, способное в центре города уничтожить несколько тысяч «объектов»! Узнай наши друзья из Лэнгли о сути изобретения — они могут спокойно вешаться…

Ракитин, до которого начинал понемногу доходить смысл всей комбинации, чуть было не открыл от удивления рот. Но тут, стараясь направить беседу в нужное русло, деликатно кашлянул генерал Мягков.

— А руководить всем процессом назначили эстонского агента — твою лучшую подругу.

— Да, твоя Лада — международный шпион и диверсант экстра класса. Формально она работает на эстонскую разведку и имеет там оперативный псевдоним Хатор, но на самом деле это международная авантюристка класса Маты Хари или той же пресловутой Мадам Вонг.

«Интересно, где я уже слышал это имя? — пронеслось в голове у Ракитина. — Ах да, так называлась фирма, использовавшая для прикрытия международным тайным обществом. Я что-то читал в архивах о громком деле тридцатых годов, связанном с поисками “Черной книги Бокия”».

— Так вот, под руководством этой Хатор, которую мы знали как Ладу Курскую, начал действовать целый международный преступный синдикат. В основном были задействованы боевики грузинской и украинской ОПГ.

— А как же китайцы?

— В том-то все и дело, что китайцы были разменными пешками в игре, которую затеяла Лада. Кстати, она хоть родом из Таллинна, но училась в свое время на Восточном факультете Ленгосуниверситета и в вопросах китайской психологии неплохо разбиралась. Слушайте дальше. Агент Сэмуэль, он же Суслик, блестяще справился с задачей по «развращению» профессора Клопина, благо мы дали профессору установку поддаваться на любые соблазны. Так профессор вместе с Сусликом стал посещать интим-салон «Маргаритки», который контролировался выходцами с Кавказа. Лада устроилась работать в этот бордель, а затем вступила в секту «Фэнгун», став связующим звеном между Клопиным и сектой. О странностях и причудах Мадам Вонг у Лады было предостаточно информации от ее кураторов из американской разведки, поэтому ей не составило большого труда втереться в доверие к Мадам. Но приблизил ее Вонг вовсе не потому, что хотел завладеть ее органами, а потому, что она пообещала ему кратчайший путь к Клопину и его разработкам — через «Маргаритки».

Ракитин не понял, для чего эстонской разведке надо было помогать фэнгуновцам добраться до Клопина, если китайцы еще раньше стали охотиться за новым оружием. Об этом оперативник, благо терять ему было уже нечего, не постеснялся спросить высокое начальство.

— В этом-то и заключалась суть плана Лады, — терпеливо продолжил Кондрат Тимофеевич. — Она изначально собиралась пустить нашу контрразведку по ложному китайскому следу. Именно поэтому из игры вывели Сэмуэля-Суслика. Его захватили Микола и Абакумыч — два хохляцких бандюка, специализация которых — выдавать себя за сотрудников силовых структур. Вот они под видом сотрудников ФСБ и повязали его на выходе из «Сельхозбиопрепарата», что, кстати, установило ваше наружное наблюдение. Я правильно понимаю?

Генерал Мягков угрюмо кивнул

— И с тех пор держали Суслика в плену на этой самой мызе, где мы их только что и взяли. Кстати, мыза к фэнгуновцам никакого отношения не имела, а была тайной перевалочной базой самой Лады. Но об этом после. О дальнейших действиях твоей подруги лучше расскажет твой непосредственный начальник.

Кондрат Тимофеевич налил из графина стакан воды и кивнул генералу Мягкову, который, откашлявшись, тактично заметил, что изначально ни он, ни начальник управления не были информированы о проводимой оперативной игре. Поэтому-то Ракитин и был отправлен на теплоход, чтобы собрать доказательную базу против фэнгуновцев. Но при этом Мягкову, по его словам, не было известно, что это указание сверху — обычная директива московского руководства.

— На самом деле, Лада сама навела нас на этот теплоход, — вмешался Кондрат Тимофеевич. — Она по электронной почте направила на ящик нашей конторы анонимное сообщение о том, чем занимается «Клуб одиноких сердец», причем сделала это так, чтобы ее саму легко можно было вычислить. Сообщение послала из одного компьютерного клуба, где специально «засветилась» под камерами видеонаблюдения.

— А зачем ей это было нужно? — поинтересовался оперативник.

— Лада, вероятно, хотела, чтобы ее самостоятельно вычислили наши контрразведчики. Тогда ей проще было бы втереться в доверие и пустить их по ложному китайскому следу. Но получилось несколько иначе. Сами фэнгуновцы раньше заподозрили, что она ведет двойную игру, и Мадам Вонг решил избавиться от нее как от лишнего свидетеля. Тем более, что переговоры с Клопиным у него тогда уже были «на мази». В общем, пока ты отрабатывал задание по внедрению на теплоход, Вонг принял решение отправить Ладу «на органы» по обычной схеме. В том, что вы найдете друг друга на теплоходе, у нас не было никаких сомнений.

— Это почему, если не секрет? — удивился Ракитин.

— Да потому, что мы давно наблюдаем за деятельностью этой дамочки и знаем, как она будет вести себя в трудную минуту, — усмехнулся Кондрат Тимофеевич. — Она всегда постарается выбрать самого сильного, по ее мнению, мужчину и обратиться к нему за помощью. В этом плане ты был вне конкуренции.

— Спасибо за комплимент, товарищ генерал, — нахмурился Ракитин. — А не проще было меня проинструктировать?

— Зато все было естественно, и конспирация была на самом высоком уровне, — как ни в чем не бывало пояснил Мягков. — На тот момент даже я не был в курсе происходящего. А ты блестяще справился с задачей — благодаря тебе Лада была уверена, что это она внедрилась в нашу контрразведку, а не к ней заслали «казачка». Она считала своей большой профессиональной удачей, что тебя «закадрила», о том и докладывала, мы перехватили донесения.

«Да, с ее данными это несложно было сделать, недаром говорят, что обычных девушек надо “кадрить”, а эстонские, латышские и литовские сами “прибалтываются”», — усмехнулся про себя Ракитин.

— Ну а с того момента, как она попала в Большой дом и дала подписку, я уже был посвящен в смысл происходящего Кондратом Тимофеевичем, — пояснил Мягков. — Именно поэтому мы разрешили Ладе немного пошалить под нашим контролем. Мы не стали мешать проведению «стрелки» китайцев с кавказцами. Кстати, изначально это была именно идея Хатор. Она считала, что такое масштабное побоище надежно отвлечет нашу контрразведку и позволит ей под шумок вывезти профессора и лабораторию за рубеж.

— Правда, из-под контроля она очень скоро выскользнула, — укоризненно заметил Кондрат Тимофеевич, обращаясь к Мягкову.

59
{"b":"544997","o":1}