ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Профессор тем временем привел в боевое состояние «пчелиный чемоданчик». Затем прибором, похожим на нос птицы колибри, Клопин взял образцы запаха с костюмов «хищников» и занес их в электронную картотеку.

Чупакабрас недобрым взглядом смотрел на до боли знакомый ему прибор, с помощью которого его пытали долгие годы.

— Ну вот и настал час, товарищ Че, когда империалисты ответят за все твои муки, — уловил ход мысли чупакабраса Иван. — И бить их мы будем их же оружием.

— Вы уверены, профессор, что пчелки найдут, куда ужалить врага, а не будут тыкаться в защитные костюмы? — обратился он к Клопину.

— Как в том, что «сникерс» с лесным орехом существует, — пошутил в ответ профессор. — Главное, чтобы они были без шлемов, а так пчела мясо найдет. И укусит как надо — паралич как минимум на полчаса обеспечен.

— Ну а если кто будет в шлемах, то мы подстрахуем, верно, товарищ Че? — Иван подмигнул чупакабрасу.

— Так точно, товарищ Рауль!

— Сколько спецназовцев в пещере? — обратился Ракитин к Шершневу.

— Точно не знаю, человек двадцать, не больше.

Шершнева трясла мелкая нервная дрожь.

* * *

После того как костюмы «хищников» были спрятаны в саркофаг, чтобы не сбить боевых пчел со следа, настало время действовать. Вооруженный акустическим ружьем Клопин остался в арьергарде, стеречь пленного Шершнева. Ракитин взял второе ружье и вместе с чупакабрасом приготовился к запуску боевых пчел. По команде Ивана товарищ Че открыл дверь бокса и столкнулся лицом к лицу с очкастым «хищником».

— Что здесь происхо… — только и успел произнести тот.

— Buenos dias, amigo, — ответил чупакабрас, втащил переводчика в бокс, резко дернул на себя и перекусил ему шею.

— Давай этого тоже в «морозилку», — скомандовал Ракитин. — Чтобы пчел не путал!

Его приказ был выполнен. Профессор запустил чемоданчик. Поверхность «улья» раскрылась «цветочным бутоном», и пчелы стали покидать его, образовывая в воздухе магическую спираль. Затем они уловили источник нужного запаха и, перестроившись, жужжащим потоком понеслись на выход из бокса.

Спустя минуту снаружи раздались душераздирающие крики и американская ругань. Ракитин скомандовал: «За мной!» — и осторожно высунулся из бокса, а потом быстро пересек полоску освещенного пространства и укрылся за темным выступом скалы. Через секунду к нему присоединился товарищ Че.

Произошло именно то, чего больше всего боялся Иван. Пчелы накинулись на спецназовцев, которые находились ближе всего к лаборатории, и тех, кто прибежал к ним на помощь. Он облепили около десятка «хищников», которые уже корчились в судорогах, лежа на каменном «полу» пещеры. Но уцелевшие спецназовцы уже сообразили, откуда исходит источник угрозы, и бросились надевать спасительные шлемы. На то, чтобы нейтрализовать их, оставались считанные секунды.

— Разрешите, товарищ Рауль? — чупакабрас был готов к бою.

— Действуй! — дал отмашку Ракитин, — только не убивай их, сорви маски и все!

Че буквально вылетел из укрытия, и стал приближаться к уцелевшим «хищникам» гигантскими прыжками, которые можно было принять за короткий полет.

Те в панике бросились бежать к выходу из пещеры. Двое спецназовцев, успевших напялить шлемы, попытались было «подбить» чупакабраса из ружей инфразвуком, но он обрушился на них в прыжке, обезоружил и методично свернул обоим головы вместе со шлемами. Затем обернулся в сторону скального выступа, за которым остался «товарищ Рауль», словно собираясь извиниться за неточно выполненный приказ. В этот момент из одного из боксов выскочил высокорослый спецназовец со стволами в обеих руках.

— Берегись, Че! — успел выкрикнуть Ракитин.

Он выскочил из укрытия и начал стрелять в «хищника» из акустического ружья. Тот в ответ открыл беглый огонь с двух рук «по-македонски». Иван ощутил, как одна пуля прошила ему ногу, другая просвистела совсем у виска, успев обжечь ухо. В падении он заметил, как раненый Че, издав истошный крик, налетел на «хищника» и впился ему в голову.

* * *

Клопин подоспел вовремя. Кровь из раны на ноге струилась «бодрячком», поэтому жгут, повязка и обезболивающее оказались очень кстати. Ракитин едва успел подняться, опираясь на плечо профессора, как появился Че. Чупакабрас с ног до головы был измазан своей и чужой кровью, но пребывал в отличном настроении. За ним следом плелись семеро освобожденных абхазских резервистов и бодро вышагивал ругавшийся на чем свет стоит капитан Синцов.

Резервисты выглядели сильно напуганными, но других последствий пребывания в плену заметно не было. Было видно, что с ними хорошо обращались, ведь их трупы готовили на роль «абхазского спецназа». Че уже вошел в образ командира отделения резервистов. В руках он вертел два пистолета «Хеклер-Кох», а его голову украшал позаимствованный у одного из абхазов берет, благодаря чему чупакабрас действительно отдаленно напоминал Эрнесто Че Гевару.

— Нужно его тоже перевязать, — обратился Иван к Клопину, заметив, что из правого бока чупакабраса сочится кровь.

— Не беспокойтесь, батенька, — возразил профессор, — я этого субчика еще в Питере успел изучить как следует. Ему кровопускание только на пользу, да и заживает на нем лучше, чем на собаке. Да, а за предателя вашего не волнуйтесь, я ему такой укол снотворного сделал, что он и мяукнуть не сможет…

— Товарищ Че! — обратился Иван к чупакабрасу. — Покусанных пчелами связать и занести в бокс, где держали твоих бойцов. Профессор им потом введет сыворотку, чтобы, чего доброго, не «окочурились». Убитых вынесите наружу. И поторапливайтесь.

— Есть! — бойко ответил Че и отдал соответствующие команды резервистам, которые сразу ринулись исполнять приказания.

Затем Ракитин велел Синцову последить за пленными американцами и присмотреть за Че — «он как-никак мутант малоизученный», а сам решил найти какие-нибудь средства связи. Опершись на акустическое ружье как на палку, он похромал по направлению к боксу, откуда еще недавно выскочил командир американского спецназа.

Внутри бокса, действительно, оказалось некое подобие командного пункта. Здесь были установлены несколько включенных ноутбуков, на столе разложена карта ущелья. Но из средств связи Ивану удалось обнаружить только портативную рацию, которая сейчас активно работала на прием. Ракитин немного повозился с ней и убедился, что в пещере связь не берет. Прихватив с собой рацию, он вышел из бокса. Здесь кипела бурная деятельность под руководством «команданте Че». Резервисты стаскивали парализованных «хищников» в бокс, где сами они еще совсем недавно томились в плену. Иван заглянул туда и убедился, что профессор уже приступил к «вакцинации» жертв пчелиной атаки, а Синцов надежно связывает пленных. Чупакабрас руководил действиями резервистов и одновременно забавлялся своими новыми игрушками. С видом заправского оружейного знатока он изучал устройство акустического ружья и трофейных пистолетов. Иван первым делом решил проверить, все ли в порядке с Шершневым. До лаборатории было рукой подать, но ранение давало о себе знать. Поэтому Иван решил прибегнуть к помощи товарища Че. Опираясь на его плечо, Ракитин доковылял до двери лаборатории, которая оказалась закрытой.

— Позови Клопина, — распорядился Иван.

Че моментально кинулся выполнить его приказание и через пару минут вернулся вместе с профессором. Магнитный ключ отомкнул дверь. Все трое вошли внутрь и замерли на пороге. Лаборатория была пуста. Было ясно, что спящего лаборанта и труп Элайджи вынесли старательные резервисты. Но куда девался Шершнев?

— Надеюсь, Аристарха отнесли к вам в бокс вместе с остальными? — обреченно спросил Иван.

— Нет, его там не было, — развел руками профессор. — Ума не приложу, куда он мог деться…

Клопин подошел к «саркофагу», открыл его с помощью своей карты и заглянул внутрь.

— Идите сюда!

Когда Ракитин с помощью Че подошел ближе, он увидел в «саркофаге» труп переводчика без маскировочного костюма. «Шершнев, наверное, только притворился спящим, а потом использовал вот это», — Клопин достал из саркофага какую-то ампулу.

73
{"b":"544997","o":1}