ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обрывки разговора заставляли предположить худшее: что же такое, с чем же умела обращаться Войцеховская, следовало сразу же бросать? — Дерево? — Фигушки. Речь в разговоре могла идти только об одном стволе — об оружейном. И о деньгах, притом о больших. По своему опыту Алексей знал, что за большинством заказных убийств стоят именно финансовые вопросы. Не политические противники, на козни которых всегда можно списать труп очередного братка-помощника депутата, лидера целой фракции или даже высокопоставленного чиновника, а именно денежные разборки.

Нертов вспомнил, как ловко Марина обращалась с «ремингтоном» на банкирской вилле и у него по коже пробежали мурашки. «А может прямо сейчас нанести визит этой барышне и вытрясти из нее все»? — Мелькнула шальная мысль, но Нертов тут же ее отогнал: а вдруг эта барышня сразу же не «расколется», а потом найдет способ сообщить «работодателю» о любопытствующей службе безопасности? Нет, за Войцеховской следовало для начала установить тщательное наблюдение, а уж дальше — решать по обстановке…

Но уже на следующий день эта «обстановка» круто изменилась. Нертов сидел в приемной банкира, когда мобильник заиграл полонез Огинского. Звонил Арчи, чьи люди должны были сегодня вести наружное наблюдение за Войцеховской. По голосу сыщика Алексей понял, что случилось несчастье, и не ошибся: выяснилось, что едва Марина вышла из дома, как ее сбил неизвестный мотоциклист, который тут же скрылся с места происшествия…

* * *

Нертов не стал слушать оправданий начальника сыскного бюро, лепетавшего, что наблюдение велось по всем правилам.

— Она жива?

— Да, сотрясение мозга, несколько ушибов. Сейчас находится в первом медицинском. Мои люди тоже там.

— Твои люди были и у квартиры «объекта», — зло бросил Алексей и отправился на доклад к Чеглокову, от которого, естественно получил хорошую выволочку.

Банкир что-то вещал о «хреновых спецах» из спецназов, «альф», «бэт» и «ГэБэт», кричал, что всех дармоедов давно следовало разогнать, да набрать других и прочая, прочая. Юрист молча слушал эту тираду и не стал раздражать клиента дополнительной информацией о визитере Войцеховской — Андрею Артуровичу явно хватило и доклада о ДТП — дорожно-транспортном происшествии. Но больше Нертова сейчас волновала судьба самой девушки и личность сбившего ее мотоциклиста.

Впрочем, с личностью все оказалось достаточно прозаично. Естественно, дознаватели из ГАИ никого искать не стали, но за то сработало расклеенное на всех ближайших столбах объявление: «Очевидцев просят позвонить… вознаграждение гарантируется». Уже через день в сыскную контору Николая Иванова-Арчи, которой Нертов поручил расследование, позвонила некая старушка. При визите к ней выяснилось, что для полного счастья очевидице недостает всего суммы пенсии, задерживаемой третий месяц. Когда же задержка была немедленно ликвидирована, словоохотливая бабуля поведала о некоем соседском шалопае Гришке, который заделался рокером и как сумасшедший гоняет по двору, вместо того, чтобы идти в армию.

Разыскать этого Гришку оказалось делом техники. Не многим сложнее было и расколоть его — парнишка так перепугался, что готов был хоть сейчас идти служить, только бы не сесть за наезд на пешехода.

«Ну и правильно, — юрист как можно грознее нахмурился, — если не уйдешь с ближайшим призывом этой же весной — будешь в клетке. А сразу не посадим только из сострадания к твоей матери». Гришка слезно поклялся, что сегодня же пойдет в военкомат, а Нертов, отправляясь к заведующему клиники, где лежала Марина, несколько успокоился: ДТП не было заказным, как предполагал банкир. Просто трагическая случайность, помноженная на разгильдяйство…

* * *

…Ну что, недельки три вам придется полежать, — лечащий врач был достаточно приветлив, — с головой шутить не стоит, в нее еще и есть придется (ха-ха!). А пока набирайтесь сил, отдыхайте…

«Легко сказать «отдыхайте», — Марина разглядывала длинные трещины на белом больничном потолке, — впрочем, может все и к лучшему».

Лечение позволяло хотя бы оттянуть выполнение приказа вчерашнего гостя. Визитер, оказавшийся не таким уж незнакомым, требовал лишь одного. Одного выстрела. Этакой «маленькой платы за большую услугу».

— Почему я?.. Отпустите меня, пожалуйста, — лепетала тогда Марина, — вы же сами можете сделать, что хотите. У вас профессионалы есть…

— Не нуди, — оборвал гость. Для начала не «выкай». Не люблю. Можешь звать меня Шварцем…

«Какой ты Шварц? Ты самый настоящий змееныш», — пролетело в голове Марины, а визитер продолжал.

— …А что касается, как ты говоришь, профессионалов, так с ними хлопот много. Поэтому лучше просто слушай и запоминай. Не ищи виноватых — ты сама пошла на это. Деньги чужие взяла? — Взяла. Теперь будем расплачиваться… Да не суй ты мне эти бумажки. Поздно уже. Лучше купи братику игрушек.

У Марины задрожали губы: «Чей братик? При чем тут Петенька»? Но Шварц-Змееныш оборвал хозяйку, заявив, что ее брат будет той гарантией, из-за которой Марина не вызовет милицию, ни наделает других глупостей.

— У нас руки длинные, везде достанем, — зло прошипел он…

«У нас, — снова пронеслось в голове Марины, лежащей на больничной койке. Он говорил «у нас». А сегодня меня сбил мотоциклист. А если это человек Змееныша? Нет-нет, не может быть. Я нужна ему живой. Пока живой»…

У Марины болела голова, накатывала какая-то слабость, слегка подташнивало, но воспоминания были четкими.

— Да ты не дури, — по-хозяйски развалившись на стуле и тыкая в сторону Марины пальцем, вещал визитер, — тебе же было сказано: один выстрел. Сегодня — завтра отоспись, отдохни, а послезавтра поедешь… (он назвал улицу и дом). Там поднимешься на чердак. Винтовку найдешь у ближайшего слухового окна между трубами отопления. Через окно увидишь внизу вход в контору. Рядом — «БМВ». Смотри фото. Внимательно…

Со снимка на Марину глянуло лицо пожилого мужчины, которому на вид можно было дать и сорок пять и все шестьдесят — мешки под глазами и сильная седина мешали точно угадать возраст.

— …Один выстрел. Бросаешь винтовку, а затем через соседний выход чердака быстро вниз, на другую улицу. И все. В почтовом ящике тебя уже будет ждать конверт с премией.

— Я не буду этого делать! — Неожиданно для себя отрезала Марина. — Деньги верну. А убивать никого не стану.

— Станешь, — зло процедил Шварц, — иначе сама в ящик сыграешь.

— Не надо держать меня за дуру. Или ты, или твои подонки (Шварц при этих словах поморщился, но промолчал) все равно меня убьют. Хоть на том же черном выходе…

— Ну, зачем же так, «убьют»? Может ты еще на что сгодишься, — и визитер засмеялся-закхекал, — Да и братика своего куда ты денешь, если бежать захочешь?..

«А если этот Шварц просто нагло врет и действует в одиночку? Тогда»…

Что будет «тогда» додумать не удалось, так как начало действовать лекарство и Марина забылась тревожным сном.

…Ее, как и обещал лечащий врач, выписали через три недели. Все время, пока девушка лежала в больнице, она удивлялась, насколько внимателен к ней персонал. Еще больше удивлялась она, что на тумбочке всегда стояли цветы, а дежурная санитарка передавала пакеты с фруктами и соками. Что касалось персонала, тут сомнений не было — в медицинской карте было записано место работы, а коллега коллеге всегда рад помочь. Но с цветами и продуктами — неясно. На недоуменные вопросы Марине объяснили, что якобы все это из некоего фонда помощи медработникам. О таком фонде Марина ничего не слышала. Впрочем, мало ли есть всяких благотворительных организаций…

— Да, и поблагодарите, пожалуйста, своего поклонника от нашего имени, — доктор улыбнулся, — он все отделение лекарствами на целый месяц обеспечил…

— Какого поклонника? — Марина вздрогнула. — У меня нет поклонников.

— Ну-ну, так уж и нет, — врач заговорщицки подмигнул, — молодой такой, высокий. Алексей Юрьевич. В общем, увидите — скажите спасибо. А мне пора. Больные ждут.

23
{"b":"544998","o":1}