ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Посылать кого-либо на пустырь для наблюдения было нельзя. Да и за чем, собственно, наблюдать? Не войдет ли туда человек, портрет которого набросал Ильюха? Несерьезно.

Алексей посмотрел на часы — половина седьмого, рабочий день завершен. Он позвонил в контору Иванова, пообещав быть черед двадцать минут…

Отсыпав кучу комплиментов начальнику сыскного агентства, Нертов приступил к главному.

— Мне надо вычислить одного человека. Думаю, он обитает где-то там, где твои люди его нарисовали. Но здесь проблема в том, что есть посредник, нанявший киллера для убийства директора одного предприятия, клиента нашего банка. А клиент этот — Юрий Алексеевич Нертов, мой отец.

Арчи только неопределенно хмыкнул.

— Ну, так помоги, прошу. Самому мне это дело не потянуть. Это у тебя — агентура, связи, а у меня кот наплакал. Надо-то немного: вычислить этого типа. Тогда и кое-что остальное встанет на свои места.

Бывший оперативник грустно взглянул на Нертова, а потом — на лежащие на столе фотографии сыщиков, погибших во время поездки за «Нивой»: «А девушку будем продолжать искать»?

— Будем. Но мне кажется, что надо плясать от Шварца…

— Марину, — продолжил Арчи, как будто не расслышав ответа, — я думаю, мы все равно не найдем. Пока. Она не иначе, как спецкурсы в Ясенево закончила, — пошутил начальник сыскного агентства. — Тебя еще ждут большие открытия с ней. Попомни мое слово…

Только ближе к полуночи Нертов смог добраться до дома на улице Чайковского, но здесь его подстерегал очередной сюрприз…

Глава 2. Если друг оказался вдруг…

Очередной скандал в доме Лишковых вспыхнул вроде бы без особого повода. Владимир Иванович, высокопоставленный чиновник из Фонда госсобственности вернулся поздно — был на приеме в одном консульстве. В прихожей долго возился с замком. Потом, пыхтя, стаскивал одежду. Плюхнувшись на диванчик, никак не мог стянуть ботинки, врезавшиеся в распухшие к вечеру ноги.

— Нажрался, — с холодной ненавистью констатировала Светлана, до того мрачно наблюдавшая за перебравшим мужем. — Господи, когда это кончится?

Раскачиваясь, Владимир Иванович приоткрыл затекшие веки.

— Дура, — безразлично икнул он. — Помогла бы лучше разуться. Чего уставилась?

Но жена вместо ответа грохнула дверью в свою комнату и включила телевизор. Лишков что есть силы запустил ботинком в эту дверь. Светка не откликалась — она давно уже привыкла к выходкам супруга и уяснила, что связываться с ним в таком состоянии не имеет смысла. Утром все равно как миленький приползет на брюшке и будет умолять не бросать старого доброго папика. Однако на этот раз события развивались не по заведенному сценарию. Лишков ввалился в комнату, тяжело дыша и держась за стену.

— Светик! — осклабился он, еле удерживая равновесие. — Сейчас я буду тебя любить!

Светлана застонала: только этого ей не хватало — Лишков и по трезвости еле-еле управлялся со своими супружескими обязанностями.

— Так, значит, ты со мной. Отказываешь… А я здесь посплю. В ножках у любимой.

Лишков уселся прямо на пол, прислонившись к стене. На минуту задремав, он вдруг очнулся. Посмотрев на Светлану уже иным, неожиданно жестким взглядом, он с расстановкой произнес:

— Это все ты.

— Что я? Шел бы спать…

— Это ты меня в этот блудняк втравила. Шубки, брюлики, парижи, а расплачивайся дядя Лишков.

— Не заставляла.

— Твари все! — Лишков неожиданно проворно вскочил и рванул прямо к супруге. Она и опомниться не успела, как увесистая оплеуха отбросила ее с дивана. Следом на пол был сметен только что купленный телевизор. Светка взвизгнула и вылетела в спальню, где, закрывшись, попыталась дозвониться Алексею. Лишков барабанил в дверь, крича уже что-то нечленораздельное. Потом замолк.

В квартире установилась тишина. Осторожно выглянув в коридор, Светлана застала мужа спящим на полу. На этот раз женщина была решительна в своем гневе на Лишкова, обманувшего все ее надежды: ни денег больших, ни карьеры — ничего этого юная супруга от мужа-чиновника не дождалась. Вместо этого получила жизнь затворницы. Владимир Иванович панически боялся того, что Светлана одним своим видом, не таким уж плохим, надо сказать, «засветит» его доходы. Вот и на этот прием в консульство, как ни просила она, брать с собою не стал.

Еще не осознав толком, зачем она это делает, Светлана потянулась к карману мужниного пиджака и медленно вытянула из него связку ключей. «От квартиры, от машины, от кабинета, от сейфа», — перебирала она. Последний ключ ее заинтересовал. Покидать супруга — так с музыкой, злорадно решила она, еще не отдавая себе отчета в том, какие беды может накликать.

Не разбирая особо, что за бумаги лежали в сейфе, она вывалила их в чемодан. Вытащила из плотно набитого гардероба последнее приобретение — сногсшибательную шубу, накинула ее на плечи и, обогнув спящего супруга, решительно покинула квартиру, отправившись к бывшему — Алексею Нертову.

Проснувшийся поутру Владимир Иванович зябко поежился от холода. «О, черт, как же я это на полу заснул»? — Пытался припомнить он свое ночное возвращение. Но детали давались непросто.

— Светлана! — позвал он жену. Она не откликалась. Видно, придется ему замаливать вчерашние грехи. Знать бы только какие.

— Свет, что вчера было-то? — С привычным в таких случаях постаныванием он вошел в ее комнату. Супруги там не оказалось.

Лишков, еле удерживая затекшие глаза открытыми, двинулся на обход квартиры. В кабинете его и поджидало пренеприятнейшее открытие, в буквальном смысле слова подкосившее чиновника.

— Дрянь! Стерва! — Взвыл он, глянув на опустошенный сейф. — Додумалась…

Хорошо еще, если только сама, стал лихорадочно соображать он. Могла ведь и по чьей-то подсказке! Ясно — чьей…

* * *

Едва Алексей, вернувшись из сыскного агентства своего приятеля, успел переодеться, рассчитывая побыстрее принять душ и завалиться спать, как в квартиру позвонили. «Опять какой-нибудь маклер с предложением о расселении «! — Недовольный Нертов поплелся к дверям. Но это был не маклер, а бывшая жена Светлана собственной персоной.

— Ну, проходи. Ты как всегда вовремя, — буркнул Алексей, пропуская гостью. Впрочем, судя по ее явно взволнованному виду, он мог и промолчать или, во всяком случае, быть несколько любезнее. Но Светлана не обратила внимание на брюзжание экс-супруга и вошла, бухнув на пол в прихожей здоровенный «дипломат».

В последние полгода у нее начались проблемы с новым мужем, и она время от времени забегая в гости к Нетрову, повадилась изливать душу прежнему благоверному. Алексей обычно давал Светлане выговориться, благо это отнюдь не мешало разливать по фужерам какой-нибудь напиток из тех, что «детям до двадцати одного года продавать запрещается». То, что у них не сложилась совместная семейная жизнь, значения не имело — большинство приятелей у бывших однокурсников были одни и те же, лицемерить друг перед другом не имело никакого смысла — они слишком хорошо успели познакомиться за годы супружества. Так что когда то ли Светлане, то ли Алексею хотелось просто посидеть в спокойной обстановке, то они вполне находили общий язык, благо габариты нертовской квартиры позволяли.

Что же касалось нового мужа Светланы, то Владимир Иванович Лишков представал в монологах своей жены безумным деспотом и тираном, вымещавшем на юной подруге жизни все свои житейские и карьерные промахи. Как-то Нертов посоветовал экс-супруге сделать решительный выбор да выкинуть это старье в утиль, но она поняла его по-своему и принялась намекать на возобновление былых отношений. Это не входило в планы Алексея, что он и дал ей понять к огромному неудовольствию Светланы, на пару недель даже исчезнувшей со своими традиционными ночными страданиями.

Особой радости от нынешнего визита Нертов не испытал. Не до Светки сейчас было, не до ее горестных страданий. Он сегодня, как и вчера, опять мотался в область, к отцу — Алексея не оставляли подозрения, что Марина может объявиться там с его же оружием, он уже не знал, чему ему верить, а чему нет…

37
{"b":"544998","o":1}