ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ой, — запоздало всполошилась Женька, — там же мой чемодан!..

Арчи с ненавистью посмотрел на нее, решив, что все неприятности, видно, только начинаются и не ошибся.

После ухода посрамленного сыщика Женевьева достаточно вразумительно рассказала Николаю, что удалось раскопать французским коллегам и подала ему тоненькую папку с собранной информацией.

— И еще, — она скромно потупила глаза, — вы не обижайтесь, но я должна была это сделать с вашим товарищем — иначе бы меня тут считали мамзелью с Монмартра.

Арчи хотел возразить, но девушка, не дав ему на это времени, попросила, чтобы ей дали посмотреть «живьем» акционеров «Транскросса».

— Понимаете, я наблюдала тогда с напарником за вашими бандитами, лица были видны плохо (слишком далеко), но я хорошо запомнила их фигуры и походку…

У Арчи не было ни сил, ни желания спорить и он, решив, что утро вечера мудренее, спросил, где остановилась гостья.

Она недоуменно посмотрела на Николая.

— Я думаю, что лучше всего было бы где-нибудь у вас. Отель — это слишком неудобно.

— «У вас», — повторил про себя Арчи, — ей-то легко сказать. Живут там на своих виллах, каждая из которых — дворец. Знала бы эта Женька, что «у нас» только эта обшарпанная контора, да «корабли-хрущовки», в лучшем случае. Не к себе же ее тащить…

Впрочем, Арчи холостяковал в отдельной двухкомнатной квартире и при случае мог бы разместить гостью у себя. Но, желая хоть как-то отыграться за ее вторжение, заявил, что сейчас единственное место для отдыха — его личная квартира и что любому гостю, который туда попадает хоть из Африки, хоть с Северного полюса, приходится готовить завтраки, по крайней мере, для хозяина. Поэтому, мол, самое лучшее все же — гостиница.

Но Женевьева заявила, что она никогда не была феминисткой. И утренняя готовка в добавок к неприятной необходимости ежедневно лицезреть одного холостяка, но соотечественника и коллегу — меньшее зло, чем надоевшие рожи немецких, а тем более — английских туристов.

Последним аргументом, который привел Арчи, надеясь, что Женька откажется от планов вторжения в квартиру, было наличие в этом жилище собаки.

— Она — очень симпатичный ротвейлер, — как можно убедительнее постарался напугать гостью сыщик, — но она органически не переносит посторонних.

— А как ее зовут? — Хлопая длиннющими ресницами, переспросила девушка.

— Мэй Квин Лаки Стар О'Кэнэл. — Зло буркнул Арчи.

— Ой, это очень официально. Я ее буду звать Машей. А что касается посторонних… — девушка за секунду задумалась и вдруг радостно захлопала в ладоши. — Маша будет спать в моей комнате и я буду в полной безопасности!..

Николаю ничего не оставалось, как смириться со своей участью.

* * *

На следующее утро Арчи сидел в небольшом кабинете своей фирмы и внимательно перечитывал бумаги, привезенные Женевьевой.

Зарубежные коллеги каким-то образом умудрились составить список русских туристов, находившихся на Лазурном берегу в то время, когда там исчез Нертов и разбилась машина с падчерицей Даутова. Всех этих людей следовало тщательно проверить на причастность к преступлению. К сожалению, список мог быть не полным, не исключалась возможность, что кто-то из туристов заезжал во Францию во время круиза из других шенгенских стран и «позабыл» оставить свои координаты для пронырливых сыщиков. Но лучше хоть какая-то информация, чем отсутствие таковой.

Используя старые связи, Николаю удалось «прокинуть» по ГУВДэшному информационному центру весь список. Это только в прежние времена данные ИЦ и адресного бюро были для простых смертных за семью печатями. С развитием рынка не то что бандит, а любой школьник, имеющий сто — двести баксов, запросто может купить все адреса петербуржцев на текущий год. Более того, забравшись в Интернет, можно совершенно бесплатно поинтересоваться адресами двух-трех годичной давности. А чего стоило хищение из Телефонной станции «Закрытого» списка адресов всевозможных питерских «шишек» и сотрудников правоохранительных органов? Поэтому установить личности туристов не составило большого труда. Cложнее оказалось с «компроматом», но тут выручили старые связи, и вот уже сегодня на столе у Арчи красовались весьма интересные документы.

Выяснилось, что восемь наших сограждан, одновременно гревшихся минувшим летом на Лазурном берегу, были замечены питерскими руоповцами в весьма неформальных связях с одной из преступных группировок. Правда, оперативники могли себе позволить прямо утверждать это только за закрытыми дверями, рискуя быть привлеченными к суду за клевету. Николай не забыл, как один некогда влиятельный бандит подал иск на газеты, назвавшие его именно так. «Я, дескать, просто несчастный инвалид, а не преступник, — утверждал истец, — если что и совершал грешного, так ни более чем безобидное самоуправство. Даже приговор суда на эту тему имеется. А потому в мою пользу, дорогие писатели, следует выплатить миллионов по сто рублей в качестве компенсации морального вреда, причиненного вашими пасквилями моей тонкой натуре». Конкретно. Газеты, естественно, поспешили поскорее «замирится» со строптивым гражданином и обещали более не поминать его имя всуе, что собственно и требовалось доказать. Но оперативники располагали совершенно иными сведениями как об обиженном истце, так и о некоторых других гражданах, чьи имена широкой прессе известны до поры, до времени не были. Теперь Николаю предстояло проверить этих граждан. Но, чтобы не попасть между жерновами закона и бандитских понятий, действовать следовало крайне осторожно.

Знакомый, «сливший» информацию, предупредил, что одного из «клиентов» он разрабатывал лично. Но не удачно.

— Ты только нас не подведи и мокруху не вешай, — напутствовал сыщика опер. — А Слон этот, смотри фотографию, скотина порядочная, но уж больно хитер. Знаю, что на нем трупа три висит, но доказательств мало. Так и ходит, гад, посмеивается. Тебе, может, будет любопытно послушать про его последнее дело? — Видит Бог, найду способ раскрутить его. Только, жаль времени мало, а тебе — и флаг в руки.

— Последнее время Слон начал прикидываться добропорядочным бизнесменом, держит какой-то магазинчик, по нашим сведениям, «подаренный» предыдущим хозяином за прощение «счетчика». В общем, Слон, кажется, сколотил небольшой капиталец и подумывает заняться более серьезным бизнесом, но тут выясняет, что запросы жены превышают те суммы, которые он собирался ей давать на пропитание. Все бы хорошо, внемли жена его рассказам о трудной жизни, но она начала грозить разводом с вытекающим разделом недавно купленной квартиры и машины. Супруга у Слона была не в курсе всех дел, и он придумал слезную историю, что, якобы, «наехали» рэкетиры, вымогая деньги. Даже синяк под глазом себе умудрился поставить для убедительности.

Женское сердце дрогнуло при виде страданий мужа, не обратившегося в милицию из-за боязни за жизнь супруги. Она обзвонила всех подруг, пожаловалась на жизнь, собрала кое-какие деньги и, наконец, поехала за остатками суммы к своей маме, за город.

Через трое суток обеспокоенный Слон, предварительно тоже обзвонив всех подруг жены и наведавшись к теще, обратился к нам с заявой о пропаже жены. Правда, он лопухнулся и похвастался братве, как все обстояло в действительности. Оказывается, Слон следом за благоверной поехал за город, а когда жена возвращалась на поезд, задушил ее в леске, забрав только что полученные деньги. Он считает, что имеет неплохое алиби: все знакомые знают о мнимых рэкетирах, причем, со слов жены. Не учел Слон только того, что мой человек успеет прошептать мне всю эту историю. Но, к сожалению, реализовать информацию пока не могу — «барабана» можно засветить. А ты действуй, только аккуратно.

— Все будет в порядке — не первый день замужем, — посмеялся на прощание Арчи, отправляясь с напарником по названному адресу…

Но Слона он нашел не в городской квартире, а на даче в Лисьем Носу, где тот развлекался вместе с парой таких же отморозков в сауне. Впрочем, развлечением назвать действия «слонят» было сложно: они, отправляясь за город попарится, затащили в свой БМВ девчушку, неосмотрительно ожидавшую автобуса у края тротуара, а теперь, избив ее, изощренно насиловали. У девчушки не оставалось сил даже на то, чтобы плакать и она в полуобморочном состоянии выполняла все, что требовали бандиты, пока от боли и унижения не потеряла сознание.

33
{"b":"544999","o":1}