ЛитМир - Электронная Библиотека

Порезы и синяки на лице едва ли не узаконенные, во всяком случае привычные, травмы, ждущие любого хоккеиста. Их зачастую наносят товарищи по команде. В ходе силового единоборства – в игре или на тренировке – клюшки иногда подымаются, а выставленное наподобие наконечника копья лезвие крюка не разбирает, кто перед ним, и ранит любого.

Много лет назад художник одной из монреальских газет создал «синтетический» портрет Горди Хоу со всеми 300 шрамами и рубцами на лице, которые он получил за долгие годы. Они покрывали сплошняком его подбородок, щеки, нос, лоб, надбровья. Получилась кошмарная маска. Когда-то профессиональные хоккеисты страховались на случай травм и могли получать со страховых компаний по пять долларов за стежок на зашитой ране.

Это долго не просуществовало: страховые компании сочли этот вид услуг потерей денег.

«Я действительно получил за свою жизнь несколько тычков и тумаков в спину, в живот и в лицо, – говорит Горди. – Иногда противник норовит задержать тебя, обхватив одной рукой, а кто-то из твоих же товарищей подбивает его клюшку. Иной раз ты можешь и сам подбить клюшку соперника неудачно, и она ткнется тебе в живот. Однажды я сам зацепил свой конек клюшкой, подлетел в воздух и грохнулся прямо на крюк собственной клюшки. И случилось это со мной на тренировке».

Подобно большинству профессиональных хоккеистов, Хоу потерял почти все зубы и пользуется искусственными челюстями. Однажды он забыл вынуть протезы перед матчем. Против него кто-то применил эффектный силовой прием, и он упал. Однако, чего никто не ожидал, он поднялся, а затем встал на колени и начал шарить по льду вокруг. Партнеры по звену подкатили к нему, опасаясь, что он получил серьезное повреждение:

– Горди, что с тобой? Что случилось?

– Ничего особенного. Я просто пытаюсь найти свои зубы.

Обычно, когда у игрока порез или рваная рана, он прямо на коньках топает в помещение перзой помощи и просит дежурящего там врача поскорее наложить швы, чтобы можно было вернуться на лед. Хоу хранит воспоминания о многих эпизодах такого рода. Как-то вечером в «Мэдисон скзер-гарден» он заработал в ходе матча рваную рану на лице. «Пожалуйста, док, заштопайте меня поживее, в этом периоде еще есть время», – умолял Хоу, вытянувшись на столе.

Горди Хоу рассказывает: «Свою самую страшную рану на лице я получил, от клюшки Тони Лесуика, когда он был в нашей команде. Его кто-то пихнул, и он, падая, налетел на меня, а я, в свою очередь, нарвался на его клюшку. От нее у меня остался самый большой шрам. Врачи испытывали на мне все виды техники штопки, пытаясь делать то длинные стежки, то короткие, то какое-то плетение, чтобы стянуть кожу. Это походило на урок вышивания. Я думаю, в тот день я у них был чем-то вроде подопытной морской свинки.

И все-таки, слава богу, на мне все быстро заживает».

Тренеры

Когда Хоу прибыл в сентябре 1968 года на тренировочный сбор перед своим 23-м сезоном в «Детройт ред уингз», его подвели к новому тренеру. Собственно говоря, особых церемоний представления не понадобилось, ибо новым тренером был его старый партнер в игре и бизнесе Билл Гэдсби.

Как-то сложится их новый альянс? Как пойдет совместная работа? Ведь они выступали вместе много лет, побеждали как игроки в чемпионатах… Они дружили семьями и проводили вместе отпуска. Однажды вместе они создали серию учебных фильмов о хоккее, образовав для этого компанию под названием «Хоккейная школа Гэдсби – Хоу» с отделениями в Детройте и Торонто.

Карьеры Гэдсби-защитника и Хоу-форварда развивались параллельно, и в один год, 1966-й, они вошли вместе в своеобразный закрытый клуб игроков, проведших в НХЛ 20 сезонов. С ними в этом клубе стало три. члена, так как за 19 лет перед этим его основал Дит Клэппер из «Бостон брюинз». Но он, впрочем, тогда же, 19 лет назад, оставил спорт. Для вступления в этот клуб 20-летний стаж набрал в следующем, 1967 году Ред Келли, а год спустя членом стал Аллан Стзнли.

На этом похожесть карьер Гэдсби и Хоу, пожалуй, заканчивается. В то время как Горди провел все эти годы в «Детройт ред уингз» и четырежды помог команде выиграть Кубок Стэнли, Билл Гэдсби кочевал между Чикаго, Нью-Йорком и Детройтом и ни разу в жизни не отхлебнул шампанского из старой заветной чаши. Гэдсби бросил играть по окончании своего 20-го сезона, а выступления Хоу продолжались, и конца им не предвиделось. И вот они вновь в одной раздевалке, но в разных качествах. Что это принесет?

Само по себе присутствие в команде опытного правого крайнего, который был бы в хоккее такой заметной фигурой, как Горди Хоу, не сулило новому тренеру ничего, кроме добра. У Хоу, к примеру, сложились отличные отношения с тренером в аналогичных обстоятельствах, когда этот пост занял его старый партнер по звену Сид Эйбл. Он лишь проявлял дополнительное усердие на тренировках, помогая своему бывшему партнеру.

Пятеро людей, которые до того тренировали Хоу, при всем различии характеров и темпераментов были, каждый на свой лад, опытными и искусными профессионалами. Румяный Джек Эдамс, бесконечно преданный хоккею человек, создал «Детройт ред уингз» и добился того, что команда Национальной хоккейной лиги стала привлекать на свои матчи толпы болельщиков в городе, где до этого безраздельно царил бейсбол, Томми Айвэн, маленький щеголь из Брантфорда (Онтарио), не мог подняться как игрок выше любительской команды, однако его успехи в качестве тренера профессиональных клубов-чемпионов расцениваются весьма высоко.

Джимми Скиннер, который как хоккеист-любитель стал первым носить шлем на матчах лиги Западного Онтарио, затем перебрался на Восток, где стал тренером. Его неустанный поиск хоккейных талантов принес ему впоследствии пост тренера ведущего профессионального клуба. К сожалению, болезнь не дала ему возможности развернуться на тренерском посту, требующем огромных нервных затрат.

Сид Эйбл вернулся в «Ред уингз» из-за океана, где воевал в составе королевских военно-воздушных сил Канады во второй мировой войне. Он провел на льду еще шесть лет, прежде чем оставил хоккей. Эйбл был эффективным ветераном-центровым в первоначальном составе «конвейера», где направлял действия Хоу и Линдсея.

Во время 22-го сезона Горди тренером команды стал маленький Баз Бастьен, потерявший глаз вратарь-профессионал. Он тоже получил известность как настойчивый искатель талантов среди любителей сначала для «Торонто мэйпл лифс», а затем для «Детройт ред уингз». Отличительной чертой Бастьена было чувство юмора. Он согласился стать временным тренером команды в середине сезона 1967/68 года, чтобы дать возможность разгрузиться менеджеру клуба Сиду Эйблу и выкроить время для проведения в жизнь задуманной реорганизации.

Ни один из этих пятерых не встречал трудностей с Хоу, мотором команды и ее главной силой. Томми Айвэн, который вступил в организацию «Ред уингз» в 1938 году, впервые встретил Хоу на тренировочном сборе 1945 года в Виндзоре. Он присматривал игроков для Детройта в финансируемых этим клубом командах младших лиг. Его задачей в ту осень было готовить списки четырех смен хоккеистов, а затем проводить с ними тренировочные занятия. «Ред уингз», имевшие филиалы в лице команд городов Омаха и Индианаполис, пригласили на тот сбор более ста игроков.

«Я был бы болтуном, – говорит Томми Айвэн, – если бы заявил, что сразу разглядел будущую сверхзвезду в том долговязом, крепком и нескладном 15-летнем парне с Запада. Но он проделывал с шайбой вещи, которые не могли делать более старшие и опытные игроки.

Товарищество всегда было важным для Горди. Я помню, как Джек Эдамс и я вызвали его и сообщили, что направляем его в Голт, В своей обычной лаконичной манере, к которой мы скоро привыкли, он сказал спокойно, что это прекрасно, но он бы хотел сначала выяснить, поедет ли туда и Терри. Мы заверили Горди, что в нашей организации найдется место и для Кавано.

Перед самым уходом Хоу спросил, нельзя ли ему получить один из форменных пиджаков «Ред уингз», что ему немедленно было обещано. К сожалению, из-за нехватки времени и общей неразберихи обещание не было выполнено».

18
{"b":"545","o":1}