ЛитМир - Электронная Библиотека

В 1933 году командой заинтересовался покойный Джеймс Норрис. Он сам играл в хоккей в юности и даже выступал за монреальский клуб «Уингд уилерс», сохранив и в зрелые годы любовь к этому спорту. Норрис, и тому времени создавший целую империю в области торговли зерном, купил на корню детройтский клуб. В память о своих юношеских подвигах на хоккейной площадке он решил изменить название команды «Кугэрз» на «Ред уингз» («Красные крылья»). Официальной эмблемой стало заимствованное из монреальского прошлого красное крылатое колесо, что было как нельзя более подходящим символом для команды Города моторов.

В день, когда Норрис приобрел профессиональную хоккейную команду, он вызвал Эдамса и сказал, что дает ему испытательный срок в один год. Менеджер вызов принял, и в результате испытательный период перешел в более чем двадцатилетний срок, в течение которого между двумя этими людьми установились отношения подлинного взаимопонимания и сотрудничества.

Эдамса часто сравнивали с Бранчем Рикки, которого называли «магараджей бейсбола». Эти двое никогда не были знакомы, но были поразительно схожи в манере вести дела. Оба необычайно точно чувствовали и понимали, когда игрок подходит к концу периода максимальной отдачи или, если использовать трафаретное выражение спортивных журналистов, переходит вершину холма. «Если игрок становится слишком велик для клуба, он перестает быть его частью», – говаривал меняла Эдамс, и это было его кредо преуспевающего администратора.

Рикки и Эдамс имели еще одну общую черту – заботу о постоянном притоке новой крови в команду с помощью разветвленной системы клубов-филиалов – «ферм», как их называют в Северной Америке. Оба менеджера весьма преуспели в этих начинаниях.

Эдамс создавал целые команды вокруг талантливых молодых игроков. Он сколотил такую молодежную команду вокруг Хоу, когда тому было всего 16 лет, а в 17 сделал его игроком большого профессионального клуба. И не ошибся. Двенадцать раз команда, руководимая Эдамсом, была чемпионом НХЛ и семь раз получала Кубок Стэнли.

В течение 21 года, начиная с сезона 1938/39 года, клуб Эдамса ни разу не пропустил кубковых финалов. Да и перед этим он трижды был первым в чемпионатах и дважды завоевал Кубок Стэнли.

До конца дней своих Эдамса раздражала манера Хоу играть расчетливо и внешне неторопливо, как бы прогуливаясь по льду. Его кровяное давление часто достигало опасного предела, когда он следил за действиями своего воспитанника на площадке. Однажды в самом начале своей карьеры Горди в матче с «Чикаго блэк хоукс» получил пас в средней зоне и ворвался в зону противника. «Бросай, бросай, бросай!!» – орал Эдамс. Но Хоу методично продолжал свое. Он свернул в сторону и был уже явно не в позиции, удобной для броска. Шайба была по-прежнему у него, и он обводил соперников одного за другим, пробираясь на точку, откуда бросить было бы удобно. Эдамс в оцепенении глядел одним глазом на шайбу, которую контролировал Хоу, а другим на секундную стрелку часов, Матч заканчивался, и «Ред уингз» проигрывали одну шайбу. Им нужен был гол, чтобы свести игру к ничьей. Вдруг Хоу тормознул, защитник попался на финт, а форвард Детройта сделал полшага вбок и без подготовки пустил шайбу низом со страшной силой. Она оказалась а сетке, и немедленно зазвучала сирена, возвещая окончание встречи.

Для Эдамса это было выше его сил, Отдышавшись и все еще отирая лоб, он ворвался в раздевалку «Ред уингз».

– Горди, у тебя было два верных шанса для прицельного броска! Почему ты их не использовал? Чего ты ждал? – волновался он.

Сидя на скамье в пропитанной потом форме и опустив г изнеможении голову между коленями, Хоу сосал дольку апельсина. Он поднял наконец голову, посмотрел на менеджера и сказал спокойно:

– Мне просто хотелось быть полностью уверенным в броске.

В 1950 году, на пятом году своей работы в высшей лиге, Хоу был признан звездой. Весной следующего года ему был вручен его первый приз – Приз Харта, а незадолго до этого Эдамс произнес свою знаменитую тираду о Горди, ставшую памятником его хоккейной проницательности и подтвержденную двумя десятилетиями игры выдающегося хоккеиста.

«Просто и безоговорочно, – заявил Эдамс, – Горди Хоу – лучшее, что знает хоккей за последние двадцать пять лет. Он столь же хорош, как Хауи Моренц, а я, как вы знаете, не пытаюсь принизить современное, взывая к старым добрым временам. На мой взгляд, Хоу еще не достиг вершины».

Этот комментарий часто повторяли и много лет спустя, когда пути Эдамса и «Детройт ред уингз» разошлись, В том, 1950 году Хоу забросил 43 шайбы, а через 17 лет он забил 39 голов за сезон.

В 1955 году Эдамс потряс мир профессионального хоккея, выменяв восьмерых своих игроков, которые помогли клубу семь раз подряд победить в первенстве лиги. Но принцип Эдамса никогда не сохранять чемпионский состав команды был важнейшей частью его успешной политики как администратора. Он совершал сделки, особенно часто с Чикаго, что навлекало на него огонь со стороны критиков, но именно массовые обмены летом 1955 года, которые меняла Эдамс совершил с клубами Чикаго, Бостона и Нью-Йорка, дают полное представление о неугомонном характере неистового хоккейного дельца. Он всегда говорил, что необходимо давать место в команде молодым игрокам, и никогда не колебался подтвердить свою правоту действиями.

Неизбежно как с командой, так и с отдельными игроками случаются спады в течение сезона, в котором более 70 календарных матчей. Опытный тренер должен быть более или менее подготовлен к этому. Но темпераментный Эдамс давал волю своему гневу в минуты спада в игре, швыряя в хоккеистов в раздевалке кусками апельсинов. И Горди на собственной шкуре убедился, что с такой рукой Эдамс должен был стать подающим в бейсболе – настолько сильными и точными были его броски. На долю Хоу пришлось немало апельсинового сока, который ок вытирал со своей головы после «подач» раздосадованного Эдамса. Ореол величия не был защитой Хоу от этой формы выражения неудовольствия.

Тем не менее Джек Эдамс по-отцовски относился к Горди, и между ними существовали очень тесные дружеские отношения.

Весной 1959 года «Ред уингз» скатились в первенстве лиги на последнее место, называемое на хоккейном жаргоне «погребом». И хотя в следующие два сезона они все-таки попадали в розыгрыш Кубка Стэнли, владелец клуба решил, что пора привлечь к оперативному руководству клубом человека помоложе. Эдамс провел в лиге уже больше 30 лет игроком, тренером и администратором, ему было 63 года, и он постепенно терял свои знаменитые напор и хватку. Ветерану было сохранено почетное место в иерархии профессионального хоккея, а именно: он был назначен первым президентом только что созданной Центральной хоккейной лиги.

Сразу после своего ухода из клуба Эдамс написал Хоу такое письмо:

«Дорогой Горди! Тебе, вероятно, известно, что я покидаю „Ред уингз“ после 35 лет работы в этой организации, но я не могу просто собрать вещи и удалиться, не послав тебе этого письма. Я хочу, чтобы ты знал, как ты мне дорог. Однажды наш доктор Грин сказал, что даже если бы ты никогда не брал в руки клюшки, ты все равно был бы лучшим в мире спутником на рыбалке. Я же хочу поблагодарить тебя не только за твой вклад в славу „Ред уингз“, но и за вклад в развитие всего Хоккея. Ты делал честь нашему спорту как на льду, так и вне его. Когда сегодня меня спрашивают газетчики или ребята с радио или телевидения, какое самое большое потрясение в жизни я испытал, я без колебаний отвечаю, что это было открытие величайшего хоккеиста, которого когда-либо видел свет. Я хочу воспользоваться возможностью пожелать тебе всех удач в этом мире – в хоккее, да и везде, где ты сам пожелаешь. Я убежден в том, что ты побьешь все рекорды результативности, перед тем как уйдешь из хоккея сам».

И впоследствии Эдамс не уставал восторженно говорить о своем любимом воспитаннике. В мае 1968 года, за шесть месяцев до смерти и спустя несколько недель после того, как Горди закончил свой 22-й сезон в НХЛ, он сказал в интервью Майку Сэрри из детройтского журнала «Мичиган спортсин» («Спортивная панорама»): «Хоу велик как хоккеист, поскольку одарен от природы силой и скоростью. Во-вторых, ему нет равных во владении клюшкой, ибо он одинаково хорошо бросает с обеих сторон. Далее, он агрессивен и бесстрашен, поэтому никто не может выключить его из игры. Он один из лучших в умении держаться на коньках – как на бегу, так и в статичной борьбе, – и, наконец, ему никогда, даже в самые напряженные и острые моменты, не изменяет хладнокровие.

21
{"b":"545","o":1}