A
A
1
2
3
...
15
16
17
...
39

Они остановились, когда утро было в самом разгаре. До сих пор не встретился ни один кабан, но от этого, казалось, никто не был разочарован, и Джинни подумала, что они, наверное, все еще идут по следу.

Пол снял с седла кожаную флягу с вином, высоко поднял ее над головой и, стоя против ветра, стал пить вино, сжимая мех на испанский манер. Вино лилось тонкой струей прямо ему в рот. Рэй пил точно так же.

Джинни последовала примеру Беатрис, которая выпила вино из серебряного кубка, который подал Пол. Вино было молодым, но крепким. Оно прогоняло холод, согревало тело, и, когда они снова сели на лошадей, Джинни почувствовала, как ее наполняет веселье.

Наконец они выследили кабана. Он выскочил из высокой травы недалеко от них. Джинни придержала свою лошадь и позвала Варду негромким, но повелительным голосом.

Пол, все еще скакавший впереди, махнул Рэю рукой, и тот, пришпорив коня, оторвался от остальных и поскакал на кабана.

Кабан оказался крупнее, чем казался на картинках. Он был высокий и черный, с головой, казавшейся непропорционально большой по отношению к телу. Глаза его сверкали, клыки были угрожающе подняты вверх. В отличие от того, что повествовали охотничьи рассказы, он не обратился в бегство.

Зверь кинулся на всадника. Рэй отвел коня чуть вправо и, низко наклонившись с седла, вонзил пику в кабана, туша которого пронеслась в нескольких сантиметрах от его руки. Древко сломалось пополам, а наконечник глубоко засел в хребте животного. У Беатрис вырвался возглас — удар был очень удачным.

Зверь споткнулся, но тут же снова вскочил на ноги. Но и Рэй так же быстро соскочил с коня и кинулся вправо. Неожиданно его нога зацепилась за что-то в густой траве, он потерял равновесие и упал.

Кабан атаковал немедленно. Джинни зажала рот ладонью, чтобы не закричать. У нее мелькнула одна мысль: почему Пол даже не пошевелился, чтобы помочь брату. Но конечно же, подумала она, правила охоты не позволяли сделать этого.

Рэй откатился в сторону, а рука его с зажатым в ней ножом описала в воздухе замысловатую петлю, подбросив вверх клыки, чуть наверх и тут же под горло кабану.

Джинни увидела, как на траву хлестнуло что-то красное. Зверь пробежал еще несколько ярдов, потом споткнулся, ткнулся мордой в густой кустарник и упал. Копыта отчаянно рыли землю, он хрипел, но Джинни уже поняла, что с ним все кончено. Рэй поднялся на ноги, подошел к тому месту, где еще бился кабан и последним ударом докончил дело.

— Браво, — вскричала Беатрис, захлопав в ладоши. Почуяв запах крови, лошадь Джинни захрапела и нервно прянула. Франц двинулся к кабану, чтобы обработать тушу. Рэй снова вскочил в седло. Он глянул на Джинни, ища одобрения в ее взгляде. Джинни рассмеялась и одарила его лучезарной улыбкой.

— Вот это здорово, правда? — закричала Варда. Ее лицо все пылало.

— Здорово! — крикнула ей в ответ Джинни.

Кабана для Пола — теперь была его очередь — они увидели, когда тот был на большем расстоянии от всадников, чем первый.

Почти сразу зверь смог определить, кто из всадников направляется к нему, чтобы атаковать. Пика Пола была поднята, он ждал, что кабан сам побежит на него, и приготовился нанести Удар.

Кабан внезапно развернулся, нацелившись на женщин, бывших в стороне и чуть дальше. Он шел по прямой точно на Варду.

Джинни, несмотря на свои клятвы, только и смогла, что закричать, а пони под девочкой начал пятиться.

У Пола не было времени догонять. Он изо всех сил бросил пику. Она прошлась по боку кабана, слегка оцарапав шкуру, и упала в траву, но этого было достаточно, чтобы зверь снова изменил направление. Он повернулся и побежал в густой подлесок, с громким треском ломая кусты.

В одно мгновение Пол соскочил с коня и побежал к зарослям.

— Он не может пойти на это, — в ужасе проговорила Джинни.

— Кабан только чуть ранен.

— Да, но он должен, — ответила с побелевшим лицом Беатрис.

— Это дело чести. Оставайтесь здесь с Вардой.

Беатрис, а за ней Рэй верхом поскакали за Полом. Через минуту они скрылись в чащобе, хотя Джинни могла все еще различать их голоса.

Она решила, что подобные игры для нее слишком азартны, соскочила с лошади и с удовольствием размяла ноги.

— Папа сказал, что мы не должны без него слезать с лошадей, — сказала Варда, подъехавшая к ней.

— Думаю, ты права...

Не успела Джинни произнести эти слова, как вдруг услышала гул, напоминающий отдаленную грозу. Высокая трава разошлась в стороны, будто ее подкосили, и взору Джинни предстал кабан с обезумевшими глазами и задранными вверх клыками.

Он остановился и смотрел на Джинни не дальше, чем метров с восьми. Она отпустила повод, и ее пегая испуганно шарахнулась в сторону. Почти в ту же секунду кабан захрапел и бросился на Джинни.

Глава девятая

Все, должно быть, было кончено за несколько секунд, хотя для Джинни они показались вечностью. Происходящее плыло перед ней как в замедленной съемке.

Она была беззащитна перед нападавшим зверем. И все же ей хватило времени осознать это, как и то, что ей ни за что не убежать от кабана, если он кинется второй раз.

Краем глаза она заметила, как из зарослей выбежал Пол. Лицо его было перекошено от ужаса.

Джинни успела заметить и Рэя, на всем скаку мчавшегося к ней наперерез кабану.

Все это время она слышала, как до предела напрягая свои детские силы, кричит Варда.

Джинни отпрыгнула в сторону в самый последний момент, пытаясь, как могла, повторить прыжок Рэя. И, скорее услышала, чем почувствовала, как что-то рвет ей кожу на ботинках и на ноге. Джинни поняла, что острые, как бритва, клыки кабана все-таки достали ее.

Небо и трава по очереди сменяли друг друга, пока она катилась по земле.

Джинни лежала, уткнувшись лицом в траву, и тихо плакала, зная, что через секунду кабан настигнет ее, и она не сможет уйти от его клыков.

Что-то вдруг коснулось ее ладони. Но не жесткими клыками. Это был подоспевший к ней Рэй. Он перевернул Джинни и заглянул в ее посеревшее лицо. Через несколько мгновений над ней склонилась Беатрис.

— Пол, — слабым голосом позвала Джинни, высвобождаясь из объятий Рэя.

Он уже спешил к ней, а за ним на траве виднелась черная туша кабана.

Рука Пола сильно кровоточила, и кровь капала прямо на траву. Очевидно, он убил зверя наповал, вложив все силы в единственный решающий удар. Когда Джинни увидела глаза Пола, она поняла, почему он пошел на такой риск.

Он склонился над ней и поднял, прижимая к себе здоровой рукой. Джинни приникла к нему и заплакала, уткнувшись в его плечо. Они оба молчали, да им и не было необходимости говорить.

Джинни наконец вспомнила, что у Пола ранена рука, что они на охоте, и что все остальные смотрят на них. Она всхлипнула и, вытерев слезы, отстранилась от него.

Только когда Пол посмотрел на ногу Джинни, она вспомнила, что и сама ранена. Один из ботинков был распорот от щиколотки до колена и весь залит кровью.

Джинни слабо улыбнулась Рэю.

— Боюсь, мне придется еще немного поучиться у вас, пока не смогу так же уворачиваться от удара, — сказала она.

Рэй с облегчением рассмеялся и сказал:

— Вы были просто великолепны!

— Прирожденная охотница! — поддержала Беатрис Лэнгдон, внимательно осматривая рану. В ее голосе чувствовалось волнение и неподдельное уважение.

— Я бы не смог ничего сделать, если в вы испугались и не прыгнули, — сказал Пол. — Я бы попросту не успел добежать.

— Я думаю, мы можем считать этого кабана наполовину моим, — сказала Джинни.

Все рассмеялись, чувствуя, как напряжение дня постепенно спадает. Однако, боль в ноге давала о себе знать все настойчивей.

Беатрис отошла к Варде, которая все еще не оправилась от страха и плакала, сидя на пони и натягивая поводья.

Скоро появился Франц и привел за собой убежавшую лошадь Джинни. Рэй с волнением в голосе пересказал ему все, что произошло.

Пришла пора перевязать раны. Пола и Джинни. Франц каждый раз брал на охоту бинты как обязательную часть снаряжения. Рана Пола была глубже и серьезней.

16
{"b":"5450","o":1}