ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пол долго смотрел на Джинни, но в глазах его была пустота. Никаких эмоций. Наконец он спросил:

— И что же вы предлагаете?

— Я считаю, что девочку необходимо увезти с острова, — твердо проговорила Джинни. — Поблизости есть достаточно отличных школ, куда ее можно отдать, причем в некоторых школах плата сравнительно невысокая. Да и вам обойдется дешевле платить за обучение в хорошей школе, чем нанимать ей учителей для индивидуальных занятий. Я не могу научить ее большему, чем знаю сама. Очень скоро она дойдет до такого уровня, когда ей понадобятся более профессиональные преподаватели.

— Я думаю, когда она дойдет до этого уровня, — сказал Пол, складывая руки в знак окончания разговора, — мы будем приглашать более профессиональных преподавателей. Боюсь, ваша идея отдать Варду в школу не станет предметом обсуждения. Но в любом случае, позвольте мне поблагодарить вас за то, что вы сделали.

— Но почему? — упрямо переспросила Джинни, отказываясь принять его решение как окончательное. — Вам далеко не безразлична ваша дочь, я это знаю. И я не верю, что вы не видите, как вредно ей жить такой жизнью.

— Моя дочь должна остаться на Пэрлью, — снова проговорил Пол. В его голосе прозвучали железные нотки.

Он встал и, подойдя к двери, открыл ее.

— А теперь, извините, я должен заняться разбором особо важной корреспонденции.

Эта же особо важная корреспонденция стала причиной спора в тот вечер за обедом.

— Я списался с одной нью-йоркской фирмой, они занимаются капиталовложениями, — заговорил Пол, когда меняли блюда. — Так вот, они предлагают очень солидные Деньги. Как я понял, группа покупателей заинтересована в том, чтобы устроить здесь курорт.

Беатрис снисходительно улыбнулась.

— Ты можешь представить, как по нашему острову начнут расхаживать толпы приезжих? — обратилась она к Рэю. — Толстые старые мужчины с клюшками для гольфа и еще более старые дамы со скулящими собаками.

— Боюсь, дело может и до того дойти, — сказал Пол, всем своим видом показывая, что его это не смущает. — Я запросил чуть больше, чем они предлагают, и если они согласятся поднять цену, я готов продать им остров.

Беатрис Лэнгдон побелела.

— Ты не сделаешь этого, — сказала она гневно. — Я просто не позволю тебе.

Пол остался безучастен к ее словам.

— Вы не сможете избежать продажи, и это вам хорошо известно, — сказал он.

В полном молчании Беатрис Лэнгдон холодно посмотрела на сына. Когда она снова заговорила, высокомерия: в ее тоне больше не было слышно.

— Но почему, скажи мне.

— Все в действительности очень просто. Мы больше не можем позволить себе содержать остров. Собственно, уже несколько лет, как мы не можем свести концы с концами. Владение в Нова Скотиа гораздо меньше и дешевле. С ним проще управляться. Если продать все, что у нас есть кроме Нова Скотиа, мы сможем в полном комфорте жить до конца своих дней, вместо того, чтобы каждый день экономить на всем, как мы делаем сейчас.

— Но ведь дела идут гораздо лучше, чем в прошлые годы, — возразил Рэй. К удивлению Джинни, он, казалось, тоже был сильно опечален перспективой утраты острова. Никто словно не замечал ее присутствия. Джинни украдкой изучала Пола и по его лицу догадалась, что, несмотря на маску непреклонности, это решение будет самым болезненным именно для него.

— Это все благодаря деньгам Сьюзан, — с горечью в голосе сказал Пол. — Но все, равно этих денег недостаточно, чтобы поднять все хозяйство и содержать его.

— Но есть еще доля Варды, которую оставила ей твоя жена, — с азартом заговорил Рэй. — Неужели мы не можем взять часть этих денег!

Пол отрицательно покачал головой.

— Не надо говорить глупости. Мы не можем трогать эти деньги.

Беатрис так громко ударила ладонью по столу, что задрожал хрусталь и посуда.

— Ох уж эта женщина! — воскликнула она. — Богу известно, как я ее ненавидела. Даже умерев, она умудрилась спрятать от нас свои деньги.

— Матушка! — урезонил ее Пол.

Впервые за все то время, что они спорили, он обратил внимание на сидевшую за столом Джинни.

— Простите нам эту семейную сцену, — сказал он, обернувшись к ней. — Уверяю вас, все кончено.

С этими словами он сурово посмотрел на мать И брата. Беатрис Лэнгдон, однако, не унималась.

— Ты забываешь об одном. Дом в Нова Скотиа не спрятан от людских глаз так, как этот дом. А ведь это может оказаться серьезной проблемой, не так ли?

Хотя Джинни и не поняла почему, она увидела, что эта фраза очень смутила Пола. На какое-то мгновение Пол заколебался, потом с насмешливой улыбкой вдруг сказал:

— Наша учительница все равно уверяет, что Варда должна уехать с острова. Вполне возможно, Что она не так уж далека от истины.

Беатрис улыбнулась в ответ. В ее улыбке был холод и укол.

— Ты не посмеешь, — сказала она предостерегающим тоном. Рэй встал из-за стола и, подойдя к Джинни вплотную, прошептал ей на ухо:

— В Нова Скотиа только чуть-чуть холоднее. Так что я не думаю, что вам там будет неплохо.

— Меня что же, погрузят и перевезут вместе с мебелью, как вещь? — спросила Джинни.

— Ну конечно! Ведь вы — самое драгоценное, что мы имеем. С этими словами Рэй рассмеялся и посмотрел в побагровевшее лицо брата.

Глава семнадцатая

Джинни была удивлена, когда Франц, вернувшийся из очередной поездки в город, привез ей письмо. Письмо, адресованное Синтии Бэрк. Джинни с сомнением разглядывала конверт, не решаясь вскрыть его. Вдруг там что-нибудь личное... Но, повнимательней приглядевшись к почерку, узнала руку, и, поручив Марии приглядывать за Вардой, удалилась в свою комнату.

Письмо было от Лу Беннера. Он был весьма краток:

«Я в гостинице в Грэндиз Лэндинг. Не можешь ли выбраться ко мне?»

Под письмом не было подписи, имя Джинни тоже не упоминалось. Ничто в письме не могло бросить тень на Джинни, но, несмотря на это, она разорвала письмо на мелкие кусочки и выбросила их в окно. Сделав это, она вышла из своей комнаты и отправилась искать Лэнгдонов.

Она нашла Рэя и Беатрис во внутреннем дворике. Они о чем-то оживленно разговаривали, и Джинни догадалась, что разговор касался планов Пола продать остров.

Они оба сразу замолчали, как только заметили приближающуюся Джинни. По тому, как они разом смолкли и настороженно посмотрели в ее сторону, Джинни поняла, что они инстинктивно причисляют ее к союзникам Пола. В какой-то мереэто польстило Джинни, хотя ей гораздо больше понравилось бы, если бы сам Пол стал причислять ее к своим союзникам и друзьям.

— Простите, — начала она, — у меня неожиданно появилась проблема, которую я хотела бы решить с вами. Нельзя ли мне съездить в город сегодня после полудня?

— Я думаю, эту проблему можно легко решить, — сказала миссис Лэнгдон. Потом, словно о чем-то вспомнив, подняла бровь:

— Я надеюсь, ничего серьезного? Джинни невинно улыбнулась ей.

— О, нет, что вы! Это просто личный вопрос, — поспешила заверить она.

Миссис Лэнгдон так и не удалось узнать, что же за вопрос собиралась решить Джинни на континенте. Не проявив внешне никакого неудовольствия, она лишь грациозно повела плечами.

— Я распоряжусь, чтобы Франц отвез вас. Я понимаю, вы хотели бы отправиться побыстрей.

— О, да! Я только захвачу свой плащ, — крикнула Джинни уже на полпути к дому. Потом вспомнила и обернулась. — Спасибо вам!

Когда через некоторое время она вернулась, Лэнгдонов поблизости не было.

Зато был Франц, ожидавший ее у причала. Он явно не был счастлив от перспективы второй раз за день плыть на континент, но Джинни решила не обращать внимания на его угрюмый вид. Ее больше интересовало, что скажет Лу. «Зачем он приехал?» — думала она.

Джинни встретилась с Лу в холле гостиницы. Его знакомое озабоченное лицо показалось ей добрым предзнаменованием. За те дни, что она пробыла на острове, Джинни почти забыла радость сознания того, что рядом есть друг, на которого можно положиться.

31
{"b":"5450","o":1}