ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Лу! — воскликнула Джинни, обнимая его со счастливой улыбкой. — Какая радость снова видеть тебя!

— Я тоже рад видеть тебя, Джинни. Я уже стал было думать, что они заковали тебя в цепи и бросили в темницу, — заговорил Лу. — Я хотел бы приехать раньше, да не мог вырваться — дела в суде. С того дня, как объявилась эта девушка, Синтия Бэрк, у меня душа была не на месте.

— Ты позаботился о ней? Все нормально? Было бы ужасно, если бы бедная девочка не получила обещанных денег. Да и представь, в каком бы я оказалась положении...

Лу отвел ее в уголок холла, где их никто не мог услышать.

— С мисс Бэрк все в порядке. Кстати, собираясь к тебе, я специально навел справки. Так вот, операцию ее матери сделали успешно, и теперь она быстро поправляется. Все благодаря тебе!

— Я очень рада, — искренне сказала Джинни.

Они сидели на маленьком кожаном диванчике. Лу с лукавством и улыбкой, которая, однако, не могла скрыть легкой тревоги, спросил:

— А как твоя операция? Джинни покачала головой.

— Не совсем успешно, — призналась она. Потом добавила: — Но и не полный провал...

Джинни вкратце рассказала Лу Беннеру обо всем, что случилось и что удалось узнать с тех пор, как она приехала к Лэнгдонам на Пэрлью. По возможности, Джинни старалась поменьше рассказывать о том, что касалось смерти Сьюзан. Ей не хотелось беспокоить Лу своими эмоциональными проблемами.

Чем больше рассказывала Джинни, тем мрачнее становился Лу. Он все время сидел нахмурившись и внимательно, ни разу не прервав, слушал. Наконец Джинни дошла до событий последних дней.

— Итак, — в заключение сказала она, — похоже, я на пороге разгадки большой тайны... Если, конечно, смогу продержаться еще немного.

Лу Беннер с сомнением посмотрел на Джинни.

— Ты знаешь, мне совсем не нравится эта история, — сказал он. — Я сразу же связался бы с тобой, как только узнал, что ты живешь у них. Единственное, что меня удерживало, так это нежелание вызвать подозрение Лэнгдонов.

Джинни сидела молча, словно школьница, которую отчитывает директор. Ей было неловко от того, что она поневоле втравила в это дело Лу.

— Я знаю, Лу. На тебя можно положиться, — сказала она совсем по-мужски, хлопнув его по колену. — Но пока я контролирую собственные действия, ничего опасного со мной не может случиться.

— На твоем месте я не был бы так уверен, — сказал Лу. В его голосе чувствовалась неподдельная тревога. — Если хочешь, я расскажу тебе, что мне удалось узнать.

Джинни кивнула. Лу продолжал:

— В первую очередь скажу тебе, моя дорогая, что очень сомневаюсь в том, что Лэнгдонам все еще неизвестно, кто ты на самом деле. Во всяком случае, один из них — Рэй — точно знает, что ты сестра Сьюзан. Я кое-что вызнал в городке, и мне сообщили, что Рэй наводил о тебе справки.

Джинни кивнула.

— Я ожидала этого. Но я не думаю, что он рассказал остальным. И я не думаю, что мне стоит его бояться. Я полностью уверена, что Рэй — совершенно безобидное существо.

— Джинни, я не хотел бы, чтобы ты опять возвращалась на этот остров, — сказал Лу. — Во всяком случае, тебе не стоит возвращаться одной. Если тебе так необходимо туда ехать, возьми по крайней мере меня с собой. Мы выскажем им наши подозрения и потребуем всей правды.

— И нас с тобой тут же вышвырнут с острова, — закончила за него Джинни. Она тряхнула головой. — Нет, Лу. Я должна ехать одна. Это единственный способ узнать правду. Поверь мне.

Лу глубоко вздохнул. Казалось, он что-то мучительно взвешивал в голове. Наконец он согласился:

— О'кей, — сказал он. — Но я ставлю тебе одно условие. Я собираюсь пробыть здесь еще несколько дней. На всякий случай, если вдруг понадоблюсь... Скажи мне, ты смогла бы справиться с одной из их лодок, если возникнет такая необходимость?

Джинни неуверенно кивнула.

— Думаю, да, — сказала она.

— Ну, что ж. В таком случае, если произойдет что-нибудь ужасное, если просто что-нибудь будет угрожать тебе, обещай, что немедленно покинешь остров.

Джинни задумалась в нерешительности. Она понимала, что Лу по собственной инициативе начнет предпринимать любые меры, если что-нибудь будет ей угрожать.

— Хорошо, — кивнула она, — я обещаю.

— И еще одно, — Лу быстро оглянулся, чтобы убедиться, что за ними никто не наблюдает. — Я хочу, чтобы ты взяла с собой вот это...

Лу сунул руку во внутренний карман, вытащил оттуда маленький блестящий револьвер и быстро спрятал его в сумку Джинни.

— Вполне вероятно, что тебе не придется им воспользоваться, но, все равно, для душевного спокойствия неплохо иметь эту штуку при себе. Если ты никого не застрелишь, то во всяком случае можешь хорошенько испугать.

— В первую очередь себя, — Джинни нервно рассмеялась. — Я наверняка прострелю себе ногу.

Но, несмотря на эти слова, она чувствовала, как приятная тяжесть револьвера возвращает ей уверенность и спокойствие.

— Ну, я, наверное, пойду, — Джинни протянула руку Лу Беннеру. — Я постараюсь прислать письмо через пару дней.

Уже в дверях Джинни еще раз напоследок обернулась. Лу оставался стоять на том же самом месте. В глазах его была тревога. Джинни помахала ему на прощание и вышла на улицу.

На противоположной стороне улицы на тротуаре ее поджидал Франц.

— Что вы здесь делаете? — спросила она. Джинни почувствовала, как на нее накатывает волна страха. Она оставила Франца на причале, а он пошел за ней.

— Уже поздно, — буркнул он и пошел вниз по улице. — Мы должны отправляться назад.

Джинни быстро, еле поспевая за Францем, пошла к причалу. Сознание точила жуткая мысль, что Франц следил за ней. Видел ли он револьвер, который Лу Беннер сунул ей в сумку? Она не могла припомнить, видна ли та часть холла, где они разговаривали, через окно, а вернуться и посмотреть она не могла.

— Откуда вы узнали, что я здесь? — не удержалась и спросила Джинни.

— Город маленький, — произнес Франц, оставив Джинни самой толковать эти два слова так, как ей захочется.

Когда катер причалил к острову, было уже совсем темно.

Джинни сразу же прошла в свою комнату, чтобы привести себя в порядок и переодеться к обеду. Не успела она надеть другое платье, как в комнату с озабоченным видом вошла Мария.

— Маленькая мисс спрашивала вас, — сказала она и закусила губу. ...Она очень хочет вас видеть.

— С ней все в порядке?

— Да, но... — Мария замялась. На ее лице была явственно видна борьба между привитым годами умением молчать и любовью к ребенку. — Говорит, что видела сон... Что очень хочет вам что-то сказать.

Джинни вздохнула с облегчением.

— Ну, что ж, через минуту я приду, — сказала она. Потом, словно спохватившись, добавила: — Не стоит сообщать ее отцу, что я пойду к ней, а привести девочку в столовую комнату вы можете сами.

Варда все еще сидела в халатике. Очевидно, она только что проснулась. Джинни про себя отметила, что девочка спит в закатные часы, а это нехорошо. Лицо Варды выражало озабоченность.

— Привет, моя дорогая, — Джинни приветствовала девочку, как подружку, и хлопнула ее по плечу. — Ну-ка, признавайся, что это мне Мария рассказывает про плохие сны и дурные мысли...

Варда покачала головой.

— Это не плохой сон, — сказала она. В голосе девочки чувствовалась неуверенность. — Это просто сон про тебя. Я пока спала, мне приснился голос, и он сказал, что моя мама тебя зовет.

Джинни обернулась и посмотрела на Марию, но та только беспомощно молчала, не зная, что сделать или сказать.

— Твоя мама? — переспросила Мария. Девочка кивнула.

— Да. Голос еще тогда сказал, что ты должна подняться на чердак в западном крыле и там тебя ждет письмо.

Джинни постаралась изобразить полное спокойствие и безразличие, но так, чтобы не обидеть девочку.

— Ну, что ж, если так, письмо, наверное, очень важное, — сказала она и пожала плечами.

— Очень-очень, — подтвердила Варда. — Этот голос сказал, что письмо очень важное и что ты должна поскорее прийти.

32
{"b":"5450","o":1}