A
A
1
2
3
...
38
39

Джинни обернулась и посмотрела на своего преследователя. Франц, очевидно, подумал о том же, что и она. Он остановился в нерешительности, потом, увидев, что Джинни стоит, бросился к ней.

У Джинни не оставалось другого выхода, как снова броситься вперед. Если удастся добежать до конца песка, — думала Джинни, — она сможет добраться до скал, вскарабкаться вверх и, быть может, найдет там какое-нибудь местечко выше уровня прилива. Там она сможет переждать прилив. Это единственная надежда.

Джинни сильно ударила ногу об острый камень, скрытый прибывающей водой. Двигаться теперь приходилось по пояс в воде, из последних сил прокладывая путь сквозь волны прилива. Наконец рука Джинни коснулась скалы, и она стала взбираться вверх, царапая колени об острые выступы и прилипшие ракушки.

И тут Франц настиг ее. Он вытянул руку, хватая Джинни за ногу, но промахнулся и ухватился за юбку. Джинни рывком оттолкнулась от камня и, чувствуя, как на ней рвется одежда, скатилась вниз на песок с другой стороны гряды.

Казалось, ее легкие сейчас разорвутся. Она упала и замерла. Силы оставили ее. Как хорошо так лежать и не шевелиться, чтобы вода омывала ее, перекатывала через нее свои легкие прохладные струйки.

Волна окатила Джинни, залила лицо и глаза. Это вернуло ее к реальности. Она вскочила и снова бросилась бежать.

На место, где только что лежала Джинни, скатился со скалы Франц.

Джинни не пробежала и десяти метров, когда ноги ее подкосились, и она рухнула на песок. Задыхаясь, она обернулась на своего преследователя. Он выиграл гонку — поняла Джинни.

Но Франц даже не смотрел на нее. Он задрал голову и в ужасе смотрел вверх. Туда, откуда через скалы начала хлестать вода.

Первая легкая волна с пеной рухнула вниз на закрытый пляж. Мощный поток подхватил Джинни и увлек за собой. За тем, на краткий миг вода отступила, и едва Джинни успела вдохнуть побольше воздуха, как водяная стена ударила ее в лицо и потащила куда-то вперед, чтобы с неистовой силой швырнуть на камень.

Джинни попыталась плыть, но поток был слишком сильным, чтобы с ним бороться. Давление воды, прижавшей ее к камню, спало, а вслед за ним мощный водоворот, как гигантская воронка, стал оттягивать ее дальше и дальше вниз по песчаному берегу.

Волны полностью скрыли Джинни. Ей было нечем дышать, и все попытки откашляться приводили только к тому, что легкие все больше и больше наполнялись соленой водой.

Как будто сквозь сон до нее донесся голос Пола. Он звал ее.

— Джинни! — слышалось откуда-то сверху. — Джинни!

Она вынырнула, голова была на поверхности. Едва успела вздохнуть, как новая волна опять швырнула ее на камень, еще больший чем первый. Джинни схватилась за него, пытаясь удержаться.

— Джинни!

Это был не сон. Пол действительно звал ее.

— Пол... — задыхаясь, позвала Джинни. Она вложила все силы, чтобы ногами оттолкнуться вверх, к качающемуся огоньку, блестевшему, как зеркало, сквозь толщу воды. Свет мелькнул перед ее глазами и скрылся. Джинни завертело течением. И вдруг она увидела свет прямо перед собой, и это придало ей силы.

— Держись! — закричал ей Пол.

Но Джинни не могла больше держаться, руки слишком устали.

— Быстрее, — она крикнула изо всех сил и начала плакать от безысходности. Острые выступы резали руки. Вода опять всасывала ее в воронку, не желая отпускать. Джинни чувствовала, что руки разжимаются, но у нее больше не было сил, чтобы позвать Пола.

Его не пришлось звать. Сильные руки обхватили ее. Они оба были в воде. Из последних сил она прижалась к Полу, желая, чтобы он спас ее, и зная, что он обязательно сделает это.

Краешком глаза она увидела Рэя, перегнувшегося через борт катера, чтобы помочь им взобраться, и Варду, сидевшую с широко открытыми от страха глазами.

После этого был только мрак и сон, о котором Джинни так долго мечтала.

Глава двадцать вторая

Джинни чувствовала себя ужасно. На ее теле не было ни единого места, которое бы не болело. Ей не хотелось просыпаться, и она снова и снова погружалась в розовое облако сна. Но сон постепенно проходил, уступая место чьим-то голосам. Джинни то узнавала их, то они казались ей чужими.

Наконец она открыла глаза. Она была в своей комнате, в своей постели. Рядом стояли Пол и Рэй и о чем-то спокойно разговаривали.

— ...наконец смогла поспать, — говорил Рэй. — Мария будет с ней, а Варда спит в своей кроватке. Эй, смотри-ка, кто это проснулся?

Они повернулись к ней.

Джинни сумела изобразить на лице улыбку. Пол подошел к ее изголовью и взял руку Джинни в свою.

— Все нормально, — мягко проговорил он. — Я здесь, с тобой. И никто никогда не причинит тебе зла.

— ...твоя мать... — попыталась сказать Джинни, но голос почти не слушался ее.

— Я знаю, — проговорил Пол. — Когда Рэй очнулся на катере, он открыл мне глаза на то, что я наделал. Он в тот же день нашел в заброшенном доме то, что и я. Он шел тогда ночью, чтобы рассказать мне обо всем. Ему удалось раскрыть и тайну тех огней, что блуждали по чердаку под дверью.

Джинни перевела вопросительный взгляд на Рэя.

— Спальня матушки находится как раз напротив на этом же уровне, только в другом крыле, — пояснил Рэй. — Ей достаточно было взять фонарь и направить его сквозь пролом в крыше на чердак. А за дверью казалось, что кто-то ходит по чердаку.

— Мы стали возвращаться сразу же. На полном ходу, — в разговор вступил Пол. — Да и то, чуть не опоздали. Хорошо, что мы увидели, как ты бежишь вдоль обрыва, а за тобой Франц, а то мы поплыли бы прямо к причалу. Тогда — конец.

Джинни улыбнулась. Она слишком устала, чтобы что-то говорить. Но вдруг она что-то вспомнила.

— Ты назвал меня Джинни... — сказала она.

— Разве ты не помнишь, как Сьюзан боготворила тебя? — спросил в свою очередь Пол. — Она всегда носила с собой твою фотографию.

— Значит, ты с самого начала знал обо всем?

Пол кивнул и улыбнулся.

— Почему же ты притворялся, что ничего не знаешь? Почему не отослал с острова в первый же, день?

Пол горько усмехнулся.

— В том доме, где ты воспитывалась, очевидно, тоже не любили зеркал. Посмотри на себя... Я влюбился в тебя с первого же взгляда и одновременно рассердился, что ты приехала под чужим именем. Поверь, я действительно не знал, что мне делать: поцеловать тебя или сбросить в океан.

По прошествии многих дней Пол, кажется, наконец сделал выбор. Когда он оторвался от ее губ, Джинни подумала, что он с успехом наверстал упущенное.

— А когда моя очередь? — спросил Рэй.

— Никогда, если не хочешь еще раз получить в челюсть, — пошутил Пол. Он даже не обернулся, чтобы посмотреть на брата.

Рэй картинным жестом потер челюсть, которая, все еще болела.

— Благодарю, но мне вполне достаточно по одному удару за ночь.

Через некоторое время, поскольку все темы, по-видимому, были исчерпаны, Рэй потихоньку вышел.

Пол и Джинни даже не заметили, как за ним закрылась дверь.

39
{"b":"5450","o":1}